Журналист 2016 года — Илья Варламов

— Почему вы нигде не работали?
— Я писал стихи.

На аллее славы «Кашина» закладывается третья звезда журналиста года. Рядом с Дмитрием Стешиным и Александром Коцем (в 2014 году они победили как авторский дуэт) и Павлом Каныгиным (победитель 2015 года) теперь оказался Илья Варламов, и снова наши поздравления тонут в возмущенном гуле недовольных голосов. Все модные, все умные, все современные, и все равно у всех включается вот эта совчина — А ты журналист? А в каком СМИ работаешь? А корочка союза журналистов у тебя есть?

Это когда Артем Лоскутов сидел в тюрьме, его тоже спрашивали — Ты художник? Ну нарисуй тогда что-нибудь. Ну или можно вспомнить сценку про Панаева и Скабичевского из финальных глав популярного романа, или классическую стенограмму Фриды Вигдоровой — право же, неловко в 2017 году доказывать, что человек может считаться журналистом просто по факту того, что он делает, а не потому, что какой-то уполномоченный орган выдал ему соответствующую лицензию.

Читатель ждет уж рифмы «малые медиа», но ее здесь не будет — наш сюжет не имеет вообще никакого отношения к научно-техническому прогрессу и мировой истории эволюции медиа. Варламовский блог, и то, что это именно блог, а не листовка и не самодеятельный журнал — это эпизод не мировой, а российской истории. Это глава не из учебника про медиа, а из книги про Россию десятых, в которой все умерло или деградировало, и на месте институтов вырос лопух. Пресса тоже институт. На месте прессы тоже лопух (возможно, здесь и нужен каламбур про одуванчик, но вы его придумайте сами).

Люди, занявшие в нашем голосовании места от второго и ниже, действительно преимущественно работают в традиционных редакциях, и среди этих людей есть объективно более выдающиеся журналисты, чем блогер Варламов. Эти люди ездят на войну, или находят ад в мирной российской реальности, рискуют жизнью и, наоборот, меняют к лучшему жизнь своих героев — победа Варламова может показаться несправедливостью по отношению к этим людям. Но тут у меня есть уже другая метафора про одуванчик — представьте себе вот этот цветок с седыми невесомыми парашютиками, торчащими в разные стороны. Пока нет ветра, или пока мы с вами не подошли и не подули, перед нами — симпатичный серенький шарик, но минимальный порыв ветра, и эти парашютики разлетятся в разные стороны. Вжух — и Азар безработный. Вжух — и Фельдмана нет в «Новой». Вжух — и РБК ограничено двойной сплошной. Вжух — и даже Арам Ашотович уже не вполне Арам Ашотович. Кого-то унесет ветром черт знает куда, и мы больше его не увидим. Кто-то упадет в землю и прорастет новой журналистикой.

Как говорится — всему живущему идти путем зерна.

И правильнее признать победителем именно того, кто уже пророс, а не того, кого только что сдуло, как Азара, или сдует завтра, как многих в нашем списке.

Все существующие редакции — это уходящая натура и неустойчивое равновесие. И цензура, и рынок, и общественная атмосфера и много чего еще — вся окружающая среда состоит из неблагоприятных факторов. Пресса как институт уничтожается который год подряд. Те семечки одуванчика, которых пока не сдуло, могут позволить себе не обращать на это внимания и делать вид, что жизнь идет как шла. Но когда-нибудь сдует и их. «Азар стоящий журналист, и конечно, он очень скоро найдет для себя достойную работу», — почему это звучит как злая шутка? А вот поэтому.

Блог лохматого тысячника превращается в важное медиа не только потому, что лохматый тысячник так хорош, но и потому, что все вокруг разрушено или испорчено. Одуванчик прорастает на руинах. В отсутствие институтов он сам становится институтом. Цикл про плохие/хорошие города становится политическим событием в этих городах, и об этом событии (вовсе не потому, что им заплатили), захлебываясь, пишут местные газеты, а местные чиновники дают по поводу варламовских постов возмущенные или примирительные комментарии. В России здорового человека эту роль играла бы национальная газета или телеканал, у нас — блогер-одиночка. Жизнь на руинах выстраивается в новые формы сама собой просто потому, что она, жизнь, так устроена.

Извините за привычную отсылку к любимой эпохе — в перестроечные годы советское телевидение полюбило жанр публицистики, то есть такие длинные сюжеты о том, что так жить нельзя, с обязательным авторским комментарием типа «доколе» и долгими планами, на которых за горизонт на своем маленьком тракторе уезжает советский фермер-арендатор. По мере превращения телевидения в бизнес этот жанр как самый неоправданный с точки зрения цена/качество умер самым первым, и я помню интервью одного телевизионного Лопахина, которому условная Ирина Петровская пыталась предъявлять, что он вырубает наш телевизионный вишневый сад. Лопахин (как его звали, уж не Эрнст ли?) отвечал, что вы знаете, можно снять часовое кино о проблемах педагогов, которое никто не будет смотреть, а вот у нас в «Поле чудес» Якубович спрашивает очередного игрока — Простите, вы педагог? — и уже, обращаясь ко всей студии — Низкий поклон педагогу! Студия встает и аплодирует, и вот это и есть настоящая публицистика.

То, что тысячи поклонников Варламова (голосуя, может быть, по два-три раза — техническая дырка в нашем голосовании, к сожалению, позволяла это делать) выбрали именно его — это вообще-то да, такое стихийное оформление складывающихся институтов, как те самые легендарные дорожки, которые сначала люди протаптывают, а потом начальство их асфальтирует. Так фиксируется уже сложившийся статус-кво, реальное положение дел, в котором Варламов действительно конкурирует и с «Медузой», и с «Медиазоной», и с Первым каналом.

И да, это Варламов. Человек, согласовывавший с Кристиной Потупчик тексты своих постов об оппозиционных мероприятиях. Человек, совершенно случайно оказывавшийся с камерой рядом с неонашистами прошлых лет типа забытого уже «Монолог-ТВ». Лидер поколения платных блогеров, человек, которого и я сам в свое время гвоздил как великого мурзилку (и был совершенно прав).

Это тоже нужно иметь в виду. Мурзилочность в самом нехорошем смысле этого слова победила в нашем медиапространстве последних лет. Наш любимый герой — источник «Росбалта», всегда более информированный и оперативный, чем любой криминальный репортер. Модель «Ридуса», когда новое популярное медиа скрывает своего инвестора, и им потом ко всеобщему ужасу оказывается черт знает кто — эта модель восторжествовала, и уже никого не смущают тщательно скрываемые инвесторы самых приличных СМИ от той же «Медузы» до нового спецприемника для всеобщих друзей RTVI — теперь уже идиотом станет выглядеть человек, который будет бегать за ними и кричать, показывая пальцем, что Аарон Френкель — это израильский кошелек Чемезова. Уже сложился консенсус, что скрывать инвестора — это нормально, и в этом смысле расчехлившийся раньше всех Варламов тоже находится в самом выигрышном положении. Свою репутацию он теперь оберегает, и уже никто не вспомнит, когда в его блоге был пост, который можно было бы счесть заказухой — рекламные посты помечаются соответствующей плашкой, а все остальное производит впечатление вполне непредвзятых материалов. Впрочем, и в этом смысле меняется не только Варламов, но и времена — на днях я читал в фейсбуке (поправка: не главного редактора, я ошибся) журналиста питерской «Новой газеты» пост о том, как прекрасен Игорь Албин, строящий этот прекрасный стадион вопреки лаю всех шавок, которые мешают его строить. Какие-то знакомые спрашивали в комментах — это что же, заказуха? А автор поста туманно отвечала, что ребята, я же вас знаю, и у вас тоже много скелетов в шкафу, так что не лезьте ко мне. Лет десять назад такая переписка была невозможна, сейчас она — в порядке вещей, и дело, видимо, в том, что институт репутации обнулился полностью, и теперь новые репутации возникают и будут возникать самым неожиданным образом и в самых неожиданных местах. Новая пресса не в значении «новые медиа», а в значении «’Коммерсантъ’ вместо ’Правды’» вырастает именно так — когда ее не замечают, когда ее не воспринимают всерьез, когда в нее не верят. Победа Варламова в нашем голосовании — повод не возмущаться, а присмотреться к нему. Нам еще с ним жить.

Ну а с кем еще? С Ольгой Скабеевой, что ли?

Выборы журналиста 2016 года

Журналисты 2016 года

В третий раз прошли выборы журналиста года по версии читателей «Кашина». Как и ранее в списке претендентов были люди разных политических взглядов, которые работают в разных форматах и освещают разные темы.

На этот раз голосование проходило в один тур и по советской системе — нужно было просмотреть весь список кандидатов, «вычеркивая» их или голосуя «за». Но можно было выбрать любое количество кандидатов. В голосовании за пять дней приняли участие 47 тысяч пользователей. 74% из них до конца заполнили «бюллетень» со списком имён в случайном порядке. Страница была просмотрела 81 тысячу раз.

По итогам голосования с небольшим отрывом победу одержал Илья Варламов. На втором месте Илья Азар. Тройку замкнул Никита Сологуб.

Полные результаты всех кандидатов:

журналист тысяч голосов «за» тысяч голосов «против» % от голосов «за»
1 Илья Варламов

(Varlamov.ru)

“Ревизорро” для мэров и губернаторов, автор лучшего россиеведеческого цикла о хороших плохих городах. Торговец елками. Урбанист. Владелец малого медиа. 14 15,8 47,0
2 Илья Азар

(“Meduza”)

Человек, ставший поводом для уничтожения Ленты.ру в 2014 году, теперь был вынужден покинуть “Медузу”, но остается классиком жанра интервью с неприятным человеком и спорного репортажа о непонятном явлении. 13,5 16 45,8
3 Никита Сологуб

(“Медиазона”)

Мастер репортажа о полицейском насилии, журналист года по версии журнала GQ. 9,6 19,7 32,8
4 Павел Лобков

(“Дождь”)

Автор и ведущий “Бремени новостей” и идеолог “открытого фейсбука”, объединяющего коллектив “Дождя”. 9,5 19,8 32,4
5 Павел Каныгин 

(“Новая газета”)

Вернувшись с войны, которая в прошлом году обеспечила его званием журналиста года по версии Кашина, взял серию интервью у самых отвратительных людей России. 9,4 19,9 32,1
6 Евгений Фельдман

(“Новая газета”)

Человек, глазами которого русские соцсети наблюдали за президентской гонкой в США, автор книги об этой кампании, которая скоро выйдет. 9,2 20,2 31,3
7 Сергей Канев,

Евгения Альбац

(“The New Times”)

В альянсе с легендарным редактором-демократом знаменитый криминальный репортер “Новой газеты” выяснил много нового о семье Владимира Путина и не только о ней. 8,9 20,4 30,4
8 Елена Костюченко

(“Новая газета”)

Начала год с репортажа о наложнице из Исламского государства, закончила пронзительной историей о судьбе пострадавшей в Беслане Фатимы Дзгоевой. 8,8 20,5 30,0
9 Аркадий Бабченко Человек, который остаётся бескомпромиссным, когда остальные уже уехали на Украину. 8,7 20,7 29,6
10 Илья Жегулев

(“Meduza”)

Человек, воспитанный в традициях деловой прессы нулевых и научившийся обижать героев своих расследований-профайлов так изящно, что, обижаясь на него публично, они выглядят идиотами. 8,4 20,9 28,7
11 Егор Сковорода

(“Медиазона”)

Репортёр Медиазоны, сумевший в красках описать, что происходит с человеком, когда через него пускают электрический ток (репортаж с суда над Клыхом и Карпюком). 8,2 21,1 28,0
12 Екатерина Винокурова

(Znak.com)

Последний романтик классической политической журналистики, летописец кремлёвских тайн. 8,1 21,2 27,6
13 Зоя Светова

(“Открытая Россия”)

Главный гуманист судебной журналистики, человек, готовый спасти от тюрьмы всех — от Светланы Давыдовой до Варвары Карауловой. 7,7 21,7 26,2
14 Екатерина Фомина

(“Новая газета”)

Репортёр, который всегда добирается до места тех событий, за которыми другие следят через социальные сети. 7 22,3 23,9
15 Юрий Дудь

(Sports.ru, “Матч ТВ”)

Смог превратить политическую рекламу “Яблока” в медиасобытие, зажигательно берёт интервью и на спортивные темы. 6,8 22,5 23,2
16 Михаил Рубин

(РБК, “Дождь”)

Политический журналист и один из главных авторов РБК времен до двойной сплошной. 6,6 22,7 22,5
17 Александр Черных

(“Коммерсантъ”)

Человек, умеющий находить ад в самых унылых проявлениях государственной и общественной жизни. 6 23,3 20,5
18 Сергей Простаков

(“Открытая Россия”)

Человек, превративший сайт “Открытой России” в маленькую “Русскую планету”, энтузиаст малых медиа. 6 23,3 20,5
19 Александрина Елагина

(“Moloko plus”)

Автор лучшего репортажа о нынешнем состоянии кавказского подполья, доступного онлайн на “Кашине”. 5,4 24 18,4
20 Евгений Поддубный

(ВГТРК)

Главный военный репортер ВГТРК, глазами которого мы смотрели на взятие Пальмиры. 5,4 24 18,4
21 Галина Мурсалиева

(“Новая газета”)

Автор текста года о китах и детских самоубийствах обогатила российскую культуру множеством мемов вплоть до знаменитого “Смерть едет на единороге в ад” с сайта иркутского СК. 5,4 24 18,4
22 Александр Сотник Легенда демократического олдскула в прогрессивном ютюберском формате продолжает не сдаваться. 5,3 24,1 18,0
23 Олег Ролдугин

(“Собеседник”)

Неизвестный герой-расследователь (возможно, под псевдонимом), вернувший подзабытому таблоиду былую славу — именно он выяснил, что стало с Людмилой Путиной и при чем здесь Артур Очеретный. 5 24,4 17,0
24 Евгений Савин

(“Матч ТВ”)

(“Матч ТВ”) 4,8 24,5 16,4
25 Божена Рынска

(SNС)

Практически отойдя от активного светского хроникёрства, в последние дни года совершила решающий рывок и снова стала самым спорным российским журналистом. 4,8 24,6 16,3
26 Максим Кононенко

(ВГТРК, “Известия”, “Russia Today”)

Самый одиозный патриотический колумнист остаётся самым здравомыслящим автором из всех, кого печатают пропагандистские издания. 4,6 24,7 15,7
27 Денис Романцов

(Sports.ru)

Автор биографических очерков о спортсменах, которые заставляют читателей предаться воспоминаниям. 4,5 24,7 15,4
28 Егор Погром

(“Спутник и Погром”)

Новый главный автор знаменитого сайта Егора Просвирнина сохраняет свое инкогнито и не боится спецслужб. 4,5 24,8 15,4
29 Ева Маркачева

(МК)

Журналист, сумевший конвертировать своё членство в ОНК в серию захватывающих тюремных эксклюзивов. 4,4 24,9 15,0
30 Юлиана Лизер

(“Moloko plus”)

Шеф-редактор первого в России журнала об ультранасилии, издаваемого на народные деньги. 4,1 25,2 14,0
31 Даша Саркисян, Марианна Мирзоян, Карина Назаретян

(“Намочи манту”)

Легендарный телеграм-канал, меняющий наше представление о мире. 4,1 25,3 13,9
32 Захар Прилепин

(“Царьград”, “РЕН ТВ”)

Ларри Кинг русского мира, главный интервьюер “Царьграда”, советник Захарченко, также бывшего гостем его программы. Первооткрыватель Юрия Лозы-комментатора в своём музыкальном шоу о русских рокерах. 4,1 25,2 14,0
33 Майкл Бом Американское происхождение и паспорт позволили ему стать главным американцем российского телевидения, лично ответственным за все поступки администрации Обамы, которая, впрочем, вряд ли знает о существовании американца, заброшенного судьбой в студию российских ток-шоу. 3,7 25,6 12,6
34 Дмитрий Киселёв

(ВГТРК, “Россия Сегодня”)

Самый популярный ведущий итоговой новостной передачи зажигал настолько, что сюжеты “Вестей-Недели” не выдерживали Хиллари Клинтон и тросы на авианосце “Адмирал Кузнецов”. 3 26,3 10,2
35 Андрей Норкин

(НТВ, “Царьград”)

Звезда “уникального журналистского коллектива” НТВ сумел найти себя в новом времени и стал самым ярким патриотическим журналистом, способным, если понадобится, даже подраться с проукраинским гостем в студии. 2,5 26,8 8,5
36 Юрий Пронько

(“Царьград”)

Человек, в эфире которого Навальный когда-то впервые произнес “партия жуликов и воров”, сумел искупить свой грех перед родиной и стал главным патриотическим журналистом с экономической специализацией — в эфире Царьграда он борется с либералами из “экономического блока” правительства. 2,4 26,9 8,2
37 Ольга Скабеева, Евгений Попов

(ВГТРК)

Самое злое семейное ток-шоу российского телевидения — в программе “60 минут” на канале “Россия-1” супружеская пара ведущих нагнетает и усугубляет в прямом эфире каждый день. У героев шоу есть и собственные достижения — Скабеева превратила расследование допингового скандала в собственное расследование о нравах западных журналистов, а Попов выяснил, что Навальный — это не просто Навальный, а агент ЦРУ. 2,4 26,9 8,2

 

*Журналисты иностранного издания «Meduza» попали в список как граждане РФ, чья большая часть аудитории находится в России.

**Евгений Фельдман по состоянию на конец года уже не работает в «Новой газете», Михаил Рубин ушёл из РБК на «Дождь».

Эссе Олега Кашина о Илье Варламове читайте здесь.

В дополнение можно было проголосовать за — СМИ 2016 года. Им стала «Meduza».

Напомним, что в 2014 году журналистами года стали Александр Коц и Дмитрий Стешин. В 2015 году голосование выиграл Павел Каныгин.

Выборы СМИ 2016 года

Фото — Образовательный медиа форум 3D Журналистика

Итоги голосования за СМИ 2016 года по версии читателей «Кашина». Победителем с небольшим отрывом стало издание «Meduza». Второе место за «Медиазоной», третье — за РБК.

Всего в голосовании за пять дней приняли участие 6,2 тысячи пользователей, но не все закончили голосовать до конца списка, который каждый раз был составлен в случайном порядке.

СМИ тысяч голосов «за» тысяч голосов «против» % голосов «за»
Meduza 4 1,8 69
Медиазона 3,7 2,1 64
РБК 3,3 2,5 57
Батенька, да вы трансформер 2 3,8 34
Горький 1,3 4,5 22
Wonderzine 1,2 4,6 21
Матч ТВ 0,78 5 13
Р-Спорт 0,66 5,2 11
Life 0,54 5,3 9
Царьград 0,45 5,4 8
Россия 1 0,43 5,4 7
НТВ 0,28 5,5 5

*Иностранное издание «Meduza» попало в список, так как в нём работают граждане РФ, а большая часть его аудитории находится в России.

Выборы журналиста 2016 года — здесь.

Журналист года — Павел Каныгин

Портрет: Семен Горбунков, специально для "Кашина"
Портрет: Семен Горбунков, специально для «Кашина»

Итоги голосования по журналисту года давно подведены, новый год вот-вот наступит, а я так и не написал свое эссе о победителе (у нас такие правила, что о журналисте года я пишу специальное эссе).

Почему не написал — да понятно. О Каныгине писать неинтересно. Интересно писать, когда есть интрига и конфликт, а тут ничего такого нет, Каныгин хороший, и для нашего эссе это скорее минус.

Второй минус состоит в том, что Каныгин — бесспорный журналист года, то есть нет такого, что ты скажешь «Каныгин», а тебе тысяча голосов в ответ — да какой Каныгин, что ты несешь. В этом году кого ни спросишь, все говорят, что он журналист года. Вон «Медуза» тоже Каныгина назвала журналистом года безо всякого голосования. Наше голосование в отличие от прошлогоднего прошло тихо и без скандалов, не было напряженной борьбы, и с какого-то момента стало ясно, что лидерство Каныгина никто не оспаривает.

Стоит, кстати, вспомнить, что в прошлом году именно Каныгин был тем журналистом, которого мы, составляя лонг-лист, случайно забыли в него включить. Если в следующем году журналистом года станет кто-то из забытых нами в этом, можно будет говорить о тенденции и о том, что это такая примета — кого мы забыли, тот и победил.

Но вообще есть ощущение, что забыв Каныгина в прошлом году, мы теперь суммировали его заслуги за эти два года — это несложно, потому что Каныгин-2014 и Каныгин-2015 — это один и тот же Каныгин, донбасский военный корреспондент «Новой газеты».

Когда я стану президентом России, я в числе первых своих указов ликвидирую федеральное государственное учреждение «Редакция ‘Российской газеты’», а все ее имущество и инфраструктуру передам безо всяких условий «Новой» — вот именно этой, с Муратовым, со странными сливами про сбитый самолет, со сложной репутацией и всем прочим. Наверное, я посвящу этому своему решению специальное обращение к нации, в котором скажу, что еще три-четыре года назад мне бы и в голову не пришла такая идея, а теперь она мне кажется бесспорной и очевидной. Национальная бумажная газета — важнейший общественный институт, а кроме «Новой» таких институтов у России не осталось.

Я прекрасно помню «Новую» в девяностые, отколовшуюся от «Комсомольской правды» бестолковую интеллигентскую, одну из многих, газету с какими-то рейтингами скандалов, многостраничной политологией какого-то (не знаю, кто это) Владимира Лепехина и приложением «Латинский квартал» под редакцией известного многим в нулевые по ЖЖ и газете «Реакция» «Степы» Степанова. Я помню, как после выборов 96 года с «Новой» что-то произошло, она стала еще более интеллигентской, но менее бестолковой — с колонками Минкина, литературными мемуарами Станислава Рассадина и музыкальной рубрикой Олега Пшеничного. Тогда она становилась партийной газетой — Муратов вступил в «Яблоко», это, как тогда казалось, влияло на всю интонацию газеты, а переломным эпизодом была вторая чеченская война — «Новая» оказалась единственной из газет девяностых, которая ко второй войне отнеслась точно так же, как к первой, но, в отличие от девяносто четвертого года, в девяносто девятом такое отношение к войне казалось, скажем так, неоправданным — да прямо скажем, общество не возражало, чтобы всю Чечню разбомбить к чертовой матери, и антивоенная позиция «Новой» ставила ее в какой-то вполне одиозный по тем временам ряд где-то между Сергеем Ковалевым и сайтом «Кавказ-центр», который в России тогда еще не блокировали.

Понятно, что никаким «Кавказ-центром» она на самом деле не была, она просто оставалась такой же интеллигентской газетой, как раньше, просто время пришло новое, пелевинское, и такая пресса такому времени не подходила. Я помню, как это отношение к «Новой» постепенно-постепенно расползалось по московским редакциям начала нулевых — ну да, вот такие они блаженные, но ведь безобидные, то есть над ними можно посмеиваться, но лучше просто не замечать — вот, наверное, буквально так же, как в девяностые принято было не замечать «Правду», «Завтра» и «Советскую Россию» — пишут там чего-то, читают их какие-то отморозки, не наше дело.

О покупке «Новой» Лебедевым я спрашивал и Муратова, и самого Лебедева, они отвечали что-то расплывчатое, но я им скорее не верю, а думаю, что это был именно такой политический жест, инициированный кем-то в Кремле, может, и самим Путиным, и целью этого жеста было — на их языке «сохранить», а на самом деле законсервировать эту газету, ставшую к середине нулевых понятным символом, символом для кого-то демшизы, а для кого-то (в том числе на Западе) свободы слова. У них убивали журналистов, именами убитых они называли отделы, со стороны это выглядело и пронзительно, и пошло, но вот да, такая газета-мемориал, памятник самой себе. То свое нашумевшее интервью, когда он сказал про «никому не лизали», Медведев давал именно газете-мемориалу, учреждению, стоявшему где-то в стороне от того мира, в котором жили «Коммерсантъ», «Ведомости» и «Комсомольская правда». Это был, кажется, 2009 год.

И вот я, честно сказать, не отследил, в какой именно момент оказалось, что в мемориале жизни больше, чем в обыкновенных газетах. Возможно, как и в большинстве таких случаев, никакой конкретной точки перехода не было (но если ее прямо надо найти, то пускай ею будет приход в «Новую» Быкова — он, поэт, такие вещи чувствует очень тонко, и в 2003 году ему, конечно, не пришло бы в голову становиться обозревателем «Новой»), просто та жизнь, которую мы считали реальной, тихо скатывалась в сраное говно, и интеллигентское существование «Новой» вне этой жизни в какой-то момент стало ее исключительным преимуществом. Донецкую войну «Новая» встретила уже именно в этом состоянии — бывший мемориал, в который вернулась жизнь.

Каныгин был там давно, я помню, как он еще в ЖЖ троллил Кононенко, зачем-то заявляя, что его фамилия не Каныгин, а Конаген (имелось в виду, что он ненавидит все русское), но именами первого ряда в довоенной «Новой» были все же другие люди — та же Елена Костюченко, или Елена Милашина, Каныгин шел после них. Всерьез состоялся он именно на этой войне, и вот важно понять, как именно он состоялся.

Я это где-то уже писал и как раз применительно к Донбассу, но повторю — в свое время я пережил череду удивительных открытий, когда оказывалось, что среди знакомых журналистов за сорок буквально каждый в 94 году несколько раз бывал в начинавшей воевать Чечне — брал интервью у Дудаева, попадал под обстрелы на площади Минутка, видел пленных федералов и все такое прочее. То есть смотришь на человека — божий одуванчик, пишет о каких-то сугубо мирных вещах и вообще крайне тих и чужд любых острых тем. А потом говорит — помню первую бомбежку Грозного. Как, откуда? Только после Донбасса я смог это понять — просто до какого-то момента Грозный до войны и в первые недели войны воспринимался именно как обычное место журналистской работы. У тебя командировка — не на войну, а просто в нестабильный регион, типа как Татарстан, только с горами, — ты летишь туда на два дня, берешь интервью у Дудаева, возвращаешься и как ни в чем не бывало идешь на пресс-конференцию Жириновского. И только через месяц, после новогоднего штурма, ты понимаешь, куда ездил, и больше ни сам не захочешь, ни редактор тебя не пошлет, и через два месяца от вашего большого пула, встретившего войну в «бывшем здании рескома», останется буквально три с половиной человека — Политковская, Масюк, Бабицкий и еще Невзоров, который отдельно от первых троих ездит на специальном танке, потому что депутат.

В предвоенном Донецке тоже были все, а когда стало ясно, что происходит, осталось тоже какое-то совсем малое количество журналистов. Двадцать лет назад я это не застал, а тут прямо самое интересное было угадывать, кто из твоих совершенно мирных знакомых превратится в военкора, а кто нет. Из моих открытий выделю Илью Васюнина, Илью Барабанова и как раз Каныгина — они не были военными журналистами до 2014 года, они стали военными журналистами в 2014 году (а, скажем, Азар не стал, хотя можно было ожидать).

И вот тоже важный момент — все ведь взрослые люди, у всех есть своя картина мира, и уж ситуация типа «Россия напала на маленькую свободолюбивую страну» не Бог весть какая сложная, мы ведь все примерно одинаково воспитаны, и все заранее про себя знаем, кто имперец и агрессор, а кто Лариса Богораз с плакатом «За нашу и вашу свободу» — только новые географические названия вписывай и имена. И здесь, конечно, сразу же понятным образом распределились симпатии — Коц и Стешин за Новороссию, а, допустим, Аркадий Бабченко за Украину, все вполне ожидаемо, и среди москвичей, конечно, нашлись люди, которые и об СБУ говорят «наши», и о Бородае —«террорист», и, даже сами оказавшись в плену у каких-нибудь совсем людоедов из добровольческих батальонов, не держат на них зла и могут войти в их положение — люди же против агрессора воюют, поэтому правильно они мне мешок на голову надели, как же иначе.

В этой схеме военный корреспондент «Новой» — не менее понятный человек, чем корреспондент «Комсомолки». Ты по определению весь из этих ценностей состоишь, у тебя плакат «За нашу и вашу свободу» под рубашкой вытатуирован, сейчас ты вылезешь из окопа и напишешь что-нибудь о героических украинцах — я не готов приписывать себе такой взгляд на Каныгина, но знаю и понимаю людей, которые до сих пор на него именно такими глазами смотрят. А это неправильный взгляд, потому что «Новая» — она давно совсем не то, чем могла казаться пятнадцать лет назад, она не притворялась интеллигентской газетой, она реально была и остается ею, и она всегда будет на стороне тех, кого убивают, а на стороне тех, кто проводит «АТО», она не будет никогда.

И это было самое захватывающее именно в истории Каныгина, который был как компас, успокаивающийся после того, как его долго трясли в магнитном поле — от прошлогодних перебранок с Бородаем до нынешней, уже вошедшей в историю, эпопеи Александрова и Ерофеева, у которых, брошенных Россией и используемых Украиной, оказался только один настоящий защитник — собственно, Каныгин, одинаково честно ведущий себя и с запуганными их родителями в российском тылу, и с украинскими чекистами в Киеве, не желающий подыгрывать ни тем, ни другим.

Когда они все сфотографировались с Бородаем, я писал по этому поводу: «Российские военные журналисты – их и вообще немного, а если вычесть тех, кто на этой войне соучаствует в боевых действиях в роли как минимум информационных спонсоров пророссийской стороны, то, пожалуй, только и останется тот неполный десяток молодых людей, которые сфотографированы с Бородаем у бара «Редакция». Каныгин, Авдеев, Барабанов, Васюнин – эти герои. Рискуя собственными жизнями, они на протяжении последнего года делали правду о донецкой войне доступной нам, русскому обществу. Мы их, кстати, об этом не просили, мы бы не обиделись на них, если бы они перестали туда ездить, как перестали ездить в Донецк украинские журналисты (фотографию Каныгина с синяками они расшаривают в социальных сетях и пишут: теперь-то вы понимаете, почему мы туда не ездим?). В течение этого года не было ни одного случая, позволяющего упрекнуть этих людей в предвзятости, пропаганде и прочем, что портило бы репутацию журналиста. Героям позволено чуть больше, чем обычным людям. Если они считают допустимым сфотографироваться с Бородаем, осуждать их за это могут только другие герои, или даже нет, другие герои тоже не могут, только Бог».

Этот год сделал Павла Каныгина лидером той группы, которую может судить только Бог. Редакция «Кашина» рада, что именно этот человек стал журналистом 2015 года по версии наших читателей. Когда война придет в Москву, мы знаем, кто напишет о ней всю правду, и пусть в него не попадет ни одна пуля, пусть никто не возьмет его в плен и не причинит ему вреда, пусть он доживет до старости и напишет самые увлекательные мемуары.

Храни его Господь.

Смотрите также на «Кашине» — Выборы журналиста 2015 года

Журналист 2015 года. Финал

akuala_klika
Фото — Образовательный медиа форум 3D Журналистика

Издание «Кашин» провело выборы журналиста 2015 года. Первая десятка финалистов была выбрана в полуфинале голосованием читателей. В финале наибольшее число голосов набрал корреспондент «Новой газеты» Павел Каныгин.

Журналист года — Павел Каныгин

Павел Каныгин — второй справа
Павел Каныгин — второй справа

Специальное эссе главного редактора «Кашина» Олега Кашина о герое читайте здесь

кол-во голосов доля голосов
Павел Каныгин («Новая газета») ►►► человек, благодаря которому дело Александрова и Ерофеева не осталось одной строчкой в лентах информагентств. 20797 33,3%
Ксения Собчак («Дождь») ►►► продолжает оставаться главным интервьюером «Дождя» и, возможно, страны. В издательском доме Александра Федотова она — главный редактор и главный медиаактив наряду со свежекупленным «Форбсом». 15549 24,9%
Леся Рябцева («Эхо Москвы») ►►► превратила «Эхо» в собственную медиаимперию и ушла непобежденной. 11396 18,3%
Аркадий Бабченко ►►► достиг вершин в жанре ироничного блоггинга, продолжает оставаться флагманом «Журналистики без посредников», существуя на деньги собственных читателей, присылаемые ему на Яндекс-кошелёк. 6312 10,1%
Сергей Смирнов («Медиазона») ►►► незаметно и не спеша сделал самое актуальное и остросюжетное СМИ на самом трагическом материале. Суды и полиция — чтобы знать о России все, достаточно следить только за ними. 2910 4,7%
Александр Невзоров ►►► вернулся в большое медиапространство, став постоянным гостем «Эха Москвы», колумнистом «Сноба», соведущим Белковского на «Дожде» и героем собственных творческих вечеров на концертных площадках. Цинизм и остроумие заслуженного ветерана превратили его в одного из главных медиагероев года. 2737 4,4%
Александр Коц и Дмитрий Стешин («Комсомольская правда») ►►► легендарный дуэт переехал из Донбасса в Сирию, окончательно превратившись в русских киплингов XXI века — с ними на юг идет империя. 1212 1,9%
Павел Лобков («Дождь») ►►► вошел в историю борьбы со СПИДом, оставаясь при этом одним из самых узнаваемых лиц «Дождя» и ведущим нового шоу с Ксенией Собчак. 534 0,9%
Илья Азар («Meduza») ►►► этот год для «Медузы» начался с разосланного подписчикам поздравления Азара, и ничего удивительного — он остается главной звездой рижского издания. 530 0,8%
Михаил Зыгарь («Дождь») ►►► уходящий главный редактор телеканала не попал на ежегодное интервью Дмитрия Медведева, зато написал лучшую книгу о российской политике, которую обязаны прочитать просто все. 447 0,7%

Динамика голосования (% голосов на начало ночи):

Голосование читателей проходило уже второй год подряд.

Журналист 2015 года. Полуфинал

akuala_klika
Фото — Образовательный медиа форум 3D Журналистика

Издание «Кашин» проводит выборы журналиста 2015 года. Голосование читателей проходит уже второй год подряд. Издание «Кашин» выступает за свободу слова, поэтому в нашем списке журналисты из изданий разных политических направлений современной России. Голосование продлится до 23:59 (мск) 13 декабря. Из полуфинала в финал пройдут 10 человек, которые наберут наибольший процент голосов.

Голосование за финалистов — здесь!

Итоги голосования в полуфинале:

кол-во голосов доля от проголосовавших (%) доля от всех голосов (%)
Павел Каныгин («Новая газета») ►►► человек, благодаря которому дело Александрова и Ерофеева не осталось одной строчкой в лентах информагентств. 1965 16,7 4,93
Павел Лобков («Дождь») ►►► вошел в историю борьбы со СПИДом, оставаясь при этом одним из самых узнаваемых лиц «Дождя» и ведущим нового шоу с Ксенией Собчак. 1826 15,5 4,58
Михаил Зыгарь («Дождь») ►►► уходящий главный редактор телеканала не попал на ежегодное интервью Дмитрия Медведева, зато написал лучшую книгу о российской политике, которую обязаны прочитать просто все. 1746 14,8 4,38
Аркадий Бабченко ►►► достиг вершин в жанре ироничного блоггинга, продолжает оставаться флагманом «Журналистики без посредников», существуя на деньги собственных читателей, присылаемые ему на Яндекс-кошелёк. 1736 14,7 4,36
Ксения Собчак («Дождь») ►►► продолжает оставаться главным интервьюером «Дождя» и, возможно, страны. В издательском доме Александра Федотова она — главный редактор и главный медиаактив наряду со свежекупленным «Форбсом». 1662 14,1 4,17
Леся Рябцева («Эхо Москвы») ►►► превратила «Эхо» в собственную медиаимперию и ушла непобежденной. 1661 14,1 4,17
Илья Азар («Meduza») ►►► этот год для «Медузы» начался с разосланного подписчикам поздравления Азара, и ничего удивительного — он остается главной звездой рижского издания. 1649 14 4,14
Александр Коц и Дмитрий Стешин («Комсомольская правда») ►►► легендарный дуэт переехал из Донбасса в Сирию, окончательно превратившись в русских киплингов XXI века — с ними на юг идет империя. 1594 13,5 4,00
Александр Невзоров ►►► вернулся в большое медиапространство, став постоянным гостем «Эха Москвы», колумнистом «Сноба», соведущим Белковского на «Дожде» и героем собственных творческих вечеров на концертных площадках. Цинизм и остроумие заслуженного ветерана превратили его в одного из главных медиагероев года. 1582 13,3 3,97
Сергей Смирнов («Медиазона») ►►► незаметно и не спеша сделал самое актуальное и остросюжетное СМИ на самом трагическом материале. Суды и полиция — чтобы знать о России все, достаточно следить только за ними. 1564 13,3 3,92
Юния Пугачева («Super.ru») ►►► главный редактор таблоида нового поколения, более гламурного и веселого по сравнению с материнским «Лайфньюсом». 1449 12,3 3,64
Даниил Туровский («Meduza») ►►► главный репортер «Медузы» сосредоточился на теме ИГИЛ и всех победил, а к концу года дважды обидел русских израильтян, что тоже безусловный успех. 1342 11,4 3,37
Екатерина Винокурова («Знак.ком») ►►► продолжает хранить традиции классической политической журналистики, всегда в курсе кремлевской повестки, объективная и информированная, добрая и честная. 1325 11,2 3,32
Тимур Олевский («Настоящее время») ►►► победив в войне в Донбассе, уехал в Прагу, задав тренд перехода московских журналистов на старые добрые западные голоса (НВ — проект радио «Свобода»). 1040 8,8 2,61
Алексей Венедиктов («Эхо Москвы») ►►► сохранил радиостанцию. 991 8,4 2,49
Елена Костюченко («Новая газета») ►►► взяла интервью у сгоревшего танкиста Доржи Батомункуева, навсегда превратив его в главный образ войны в Донбассе. 965 8,2 2,42
Юлия Латынина («Эхо Москвы») ►►► человек, который всегда знает, кто виноват, что делать и что сказал бы по этому поводу Ли Куан Ю. Самый громкий либертарианский голос в российских медиа. 949 8 2,38
Алексей Ковалёв (экс-РИА Новости, «Йод», «The Guardian») ►►► личная неприязнь к Маргарите Симоньян и могильщикам старого РИА переросла в крайне симпатичный проект «Лапшеснималочная», призванный научить людей противостоянию пропаганде. 943 8 2,37
Илья Варламов («Мослента») ►►► на наших глазах проводит эксперимент по превращению скучного городского СМИ в веселый блог в лучших традициях Варламова. 938 8 2,35
Семён Пегов («LifeNews») ►►► лучший военный корреспондент LifeNews вместе с центром приложения российских интересов переместился из Донбасса в Сирию и остается живым символом лайфньюсовского репортерского стандарта. 869 7,4 2,18
Евгений Поддубный («Вести») ►►► главный военный репортёр ВГТРК ведёт теперь собственную программу «Война» и продолжает снимать докфильмы. 867 7,4 2,18
Елена Милашина («Новая газета») ►►► пересказала стране чеченские слухи о принуждении 17-летней к браку с начальников РОВД и смело попыталась удостовериться в них лично. Их свадьба стала одной из самых главных за год. 828 7 2,08
Александр Соколов (РБК) ►►► выдающийся расследователь, разоблачивший коррупцию на космодроме «Восточный» и севший в тюрьму по политическому обвинению. 818 6,9 2,05
Григорий Туманов («Коммерсантъ») ►►► лучший расследователь «Коммерсанта», лучший друг умеренных российских исламистов и автор главного текста о деле Кашина — интервью Елены Веселовой, в котором она рассказала о встрече Турчака с исполнителями покушения. 788 6,7 1,98
Роман Супер (Радио «Свобода») ►►► появился на «Свободе» и берет там теперь задушевные интервью у самых интересных людей Москвы. 786 6,7 1,97
Владимир Соловьёв («Россия 1», «Вести.FM») ►►► живое воплощение всей государственной тележурналистики, взял у Путина интервью для фильма «Президент». Вёл главное политическое ток-шоу страны. 719 6,1 1,80
Дмитрий Киселёв («Россия 1», «Россия Сегодня») ►►► ведущий лучшего шоу на государственном телевидении. 671 5,7 1,68
Юрий Дудь («Sports.ru», «Матч-ТВ») ►►► главный редактор, телеведущий, живая легенда интервью о спорте и околоспорте. 558 4,7 1,40
Фарида Рустамова (РБК) ►►► автор эпического расследования о расширении МГУ, после которого стало нельзя молчать о возглавляющей его Катерине Тихоновой. 553 4,7 1,39
Ольга Журавлёва («Эхо Москвы») ►►► одно из воплощений старого доброго духа «Эха Москвы», подвергшегося в этом году серьезным угрозам. 524 4,4 1,31
Илья Васюнин («Открытая Россия») ►►► один из тех, кого Донбасс сделал военным репортером, инициатор знаменитой фотосессии московских журналистов с Бородаем, человек, остающийся верным своим убеждениям и в космистской «Русской планете», и в либеральной «Открытой России». 493 4,2 1,24
Юлия Таратута («Forbes») ►►► перезапустила «Форбс вумен» и «Форбс стайл», превратив их из скучных приложений почти в настоящий русский Vanity Fair. Ждать приложения стало интереснее, чем собственно журнала. 441 3,7 1,11
Мария Борзунова («Дождь») ►►► лицо нового поколения журналистов «Дождя», судебный репортер, глазами которого Россия следит за самыми скандальными процессами в судах страны. 426 3,6 1,07
Ольга Скабеева (ВГТРК) ►►► самый одиозный репортер «Вестей» теперь ведет собственную авторскую программу. 408 3,5 1,02
Юрий Таманцев (РБК) ►►► остаётся ведущим одного из островков плюрализма позиций на российском информационном ТВ. Подкрепляет это оригинальным стилем ведения прямого эфира в прайм-тайм. 384 3,3 0,96
Нобель Арустамян («НТВ Плюс», «Матч ТВ», «Радио Спорт») ►►► получил от болельщиков титул главного эксперта по инсайдам российского футбола. 374 3,2 0,94
Герман Александров, Юрий Вершов («Росбалт») ►►► публиковали инсайды расследования убийства Немцова. Во многом именно их заметки пролили свет на чеченский след. 352 3 0,88
Сергей Карпов, Сергей Простаков («Последние 30») ►►► редакторы самого концептуального проекта года. 267 2,3 0,67
Ульяна Скойбеда («Комсомольская правда») ►►► живая легенда «ватной» журналистики начала что-то подозревать, написала несколько критических по отношению к власти колонок, одна из которых была удалена с сайта КП. Ездила искать правду в истории вокруг семьи Натальи Водянововй. 264 2,2 0,66
Дмитрий Смирнов («Комсомольская правда») ►►► кремлевский корреспондент нового поколения, готовый делиться своим восторгом от Путина со всеми читателями своего Твиттера. 219 1,9 0,55
Роман Попков («Открытая Россия») ►►► нацбол старой школы превратился в политического комментатора новой школы. 212 1,8 0,53
Елена Нусинова, Татьяна Шишкова, Андрей Борзенко («Коммерсантъ-Weekend») ►►► доказали, что можно делать самый острополитический журнал, в котором нет ни слова о политике. Хроника репрессий против русских писателей, публикующаяся на протяжении всего года — лучший газетный сериал из всех возможных. 209 1,8 0,52
Алексей Шевченко («Бизнес Online») ►►► стал самым известным хоккейным поставщиком информации источников, за что был выгнан могущественным клубом СКА прямо с арены во время финального матча Кубка Гагарина. 198 1,7 0,50
Андрей Сухотин («Новая газета») ►►► обозреватель спорта, опубликовавший главный документ российского футбола 2015 года — контракт Фабио Капелло. 147 1,2 0,37
Алексей Сочнев («Лента.ру») ►►► сохранил лучшие традиции старой «Русской планеты», перенеся их на полуживую площадку новой «Ленты». 131 1,1 0,33
Александр Гамов (-Рублевский) («Комсомольская правда») ►►► отвлекся от Путина, которого сопровождал в поездках много лет, и зачастил в Донецк и Луганск с Кобзоном, добившись от него исповедального интервью о браке с Людмилой Гурченко. 118 1 0,30
Станислав Гридасов («PROспорт») ►►► главный редактор лучшего спортивного глянца страны, не пережившего этот год. Делал исторические проекты о хоккее и баскетболе. 92 0,8 0,23
Бэлла Куркова («Россия К», сериал «Нефронтовые заметки») ►►► легенда перестроечного ТВ придумала, как рассказать новому поколению о тыле Первой мировой войны почти в режиме онлайн — неделя за неделей, год за годом. 86 0,7 0,22
Никита Поповнин («Москва 24») ►►► обозреватель погоды, еще на «Дожде» доказавший, что это искусство. Запустил свою передачу и оригинально рассказывал москвичам о градусах Цельсия. 70 0,6 0,18
Вячеслав Духин («360 Подмосковье») ►►► генеральный директор телеканала, на котором выходит передача «В движении 360». Привёз «медленное телевидение» в российские электрички, трамваи, парки с бегуньями и вольеры зоопарка. 59 0,5 0,15

 

*Журналисты иностранного издания «Meduza» попали в список как граждане РФ, чья большая часть аудитории находится в России.
**Журналист может выдвигаться на выборы несколько лет подряд.

Журналист 2014 года: Финал

jurnalistika_kurs

Журналистами 2014 года стали корреспонденты «Комсомольской правды» Александр Коц и Дмитрий Стешин.

Поздравляем!

  • Официальная страница издания «Кашин» — в «Вконтакте»
  • Голосование закончено. Всем спасибо!

Эссе про победителей Александра Коца и Дмитрия Стешина от главреда издания «Кашин» Олега Кашина читайте здесь!

Издание «Кашин» выступает за свободу слова, поэтому в нашем списке есть журналисты разных направлений, жанров, политических течений современной России, которых ранее отобрали читатели сайта из почти 50 претендентов.

Результаты голосования в финале:

  • Дмитрий Стешин и Александр Коц («КП»)— главные военные репортеры «Комсомольской правды» почти весь год провели в Донбассе, сняли о нем фильм и написали множество статей. Именно их глазами украинскую войну видели миллионы россиян.  66.7%
  • Тимур Олевский («Эхо Москвы», «Дождь») — герой знаменитого эфира «Эха Москвы» о боях за донецкий аэропорт, запрещенного решением Роскомнадзора. Человек, который доказал, что лучшие фронтовые репортеры получаются из московских интеллигентов. • 11.1%
  • Илья Азар («Meduza», «Лента.ру», «Эхо Москвы»)— журналист года по версии GQ, автор легендарного цикла репортажей из революционной Украины. Синоним слова «журналист» для значительной части интересующейся молодежи. • 8.1%
  • Лев Шлосберг («Псковская губерния»)— пострадал от нападения неизвестных титушек, но все равно доказал, что настоящая журналистика в провинции возможна, только журналисту стоит быть еще депутатом местного парламента, чтобы власти было сложнее ему мешать. • 5%
  • Дмитрий Киселёв («Россия-1», МИА «Россия Сегодня»)— его программы становятся моментальной классикой, его высказывания превращаются в мемы, только ему удается так балансировать на грани еженедельной аналитической программы и брутального злого ночного шоу. Попал в санкционный список Запада и возглавил переформатированное РИА «Новости». • 3.8%
  • Сергей Доренко («Говорит Москва»)— построил новую радиостанцию с командой, ушедшей за главным редактором с РСН, «Говорит Москва» — «Эхо» для тех, кто сочувствует ДНР и не любит либералов. • 1.4%
  • Екатерина Винокурова («Знак.ком») — последний энтузиаст жанра «как сообщил нам высокопоставленный источник в Кремле» фактически осталась последним в России политическим журналистом классического типа. • 1.2%
  • Андрей Коняев («Образовач», «Лента.ру»)— после ухода с командой «старой Ленты.ру» занялся тем, чем эта команда была славна. Рассказывать школьной аудитории о науке дело непростое, но пользователи «Вконтакте» старания «Мохнатого сыра» оценили. • 0.8%
  • КермлинРаша (Kermlinrussia.com, «Афиша»)— после распада творческого дуэта начал в одиночку брать умные интервью для «Афиши» и на собственном сайте публикует яркие образцы публицистики с безумными заголовками типа «Мифть». • 0.7%
  • Андрей Козенко («Meduza», «Знак.ком»)— самый опытный репортер «Медузы» до запуска проекта работал московским корреспондентом уральского сайта «Знак», совершенствуя жанр судебного и любого другого репортажа. • 0.7%
  • Илья Барабанов («Коммерсантъ») — специальный корреспондент «Коммерсанта» видел, как люди Безлера в Славянске уводят убивать депутата Рыбака, и как под Новоазовском идут в наступление «вежливые люди» без опознавательных знаков. • 0.4%

Голосование за журналиста 2015 года можно посмотреть здесь

[td_ad_box spot_id=»sidebar»][td_block7 tag_slug=»best2014″ limit=»10″ custom_title=»Лучшее на «Кашине» в 2014м» sort=»random_posts»]

*Кандидат Андрей Коняев занял 11-ое место в полуфинальном голосовании, но добавлен в список финалистов в связи с особыми обстоятельствами.

Журналист 2014 года, первый тур!

Good-Night-And-Good-Luck-3

Ответ на этот вопрос Вы можете дать прямо на этой странице. Издание «Кашин» выступает за свободу слова, поэтому в нашем списке есть журналисты разных направлений, жанров, политических течений современной России. Есть как приверженцы нейтральной журналистики, так и «партийной». Есть и корреспонденты, и комментаторы, и главные редакторы.

Условия голосования

Достойных претендентов, по нашему мнению, много. Поэтому мы проводим голосование в два тура.

  • В полуфинале Вы можете выбрать любое количество кандидатов.
  • 10 набравших наибольшее количество голосов отправятся в финал, который состоится на следующей неделе (не пропустите!).
  • Голосование закончено.

Результаты голосования в полуфинале:

  • Дмитрий Стешин и Александр Коц («КП»)— главные военные репортеры «Комсомольской правды» почти весь год провели в Донбассе, сняли о нем фильм и написали множество статей. Именно их глазами украинскую войну видели миллионы россиян. • 15.5%
  • Илья Азар («Meduza», «Лента.ру», «Эхо Москвы»)— журналист года по версии GQ, автор легендарного цикла репортажей из революционной Украины. Синоним слова «журналист» для значительной части интересующейся молодежи. • 8.9%
  • Тимур Олевский («Эхо Москвы», «Дождь») — герой знаменитого эфира «Эха Москвы» о боях за донецкий аэропорт, запрещенного решением Роскомнадзора. Человек, который доказал, что лучшие фронтовые репортеры получаются из московских интеллигентов. • 7.9%
  • Лев Шлосберг («Псковская губерния»)— пострадал от нападения неизвестных титушек, но все равно доказал, что настоящая журналистика в провинции возможна, только журналисту стоит быть еще депутатом местного парламента, чтобы власти было сложнее ему мешать. • 6.4%
  • Дмитрий Киселёв («Россия-1», МИА «Россия Сегодня»)— его программы становятся моментальной классикой, его высказывания превращаются в мемы, только ему удается так балансировать на грани еженедельной аналитической программы и брутального злого ночного шоу. Попал в санкционный список Запада и возглавил переформатированное РИА «Новости». • 4%
  • Андрей Козенко («Meduza», «Знак.ком»)— самый опытный репортер «Медузы» до запуска проекта работал московским корреспондентом уральского сайта «Знак», совершенствуя жанр судебного и любого другого репортажа. • 3.3%
  • Екатерина Винокурова («Знак.ком») — последний энтузиаст жанра «как сообщил нам высокопоставленный источник в Кремле» фактически осталась последним в России политическим журналистом классического типа. • 3.2%
  • КермлинРаша (Kermlinrussia.com, «Афиша»)— после распада творческого дуэта начал в одиночку брать умные интервью для «Афиши» и на собственном сайте публикует яркие образцы публицистики с безумными заголовками типа «Мифть». • 3%
  • Илья Барабанов («Коммерсантъ») — специальный корреспондент «Коммерсанта» видел, как люди Безлера в Славянске уводят убивать депутата Рыбака, и как под Новоазовском идут в наступление «вежливые люди» без опознавательных знаков. • 2.8%
  • Сергей Доренко («Говорит Москва»)— построил новую радиостанцию с командой, ушедшей с главным редактором с РСН, «Говорит Москва» — «Эхо» для тех, кто сочувствует ДНР и не любит либералов. • 2.6%
  • Андрей Коняев («Образовач», «Лента.ру»)— после ухода с командой «старой Ленты.ру» занялся тем, чем эта команда была славна. Рассказывать школьной аудитории о науке дело непростое, но пользователи «Вконтакте» старания «Мохнатого сыра» оценили. • 2.5%
  • Илья Васюнин («Руская планета», «Дождь»)— смог доказать, что и, уволившись с Дождя, можно остаться одним из лучших московских репортеров. Когда он на машине с пробитыми колесами смог уйти от титушек на псковском кладбище, за его приключениями следила вся журналистская Москва. • 2.4%
  • Павел Пряников («Русская планета») — почти до конца года руководил «Русской планетой», продемонстрировав умение сначала красиво делать интересный сайт, потом так же красиво уходить при наступлении русских космистов • 2.3%
  • Никита Лихачев («Tjournal»)— переформатировал Tjournal, доказав, что «журналистика скриншота» может быть интересной и захватывающей. Фактически возродил жанр интернет-обзоров времен раннего Носика, доказав, что любой user generated content делается еще интереснее, если с ним работает профессионал. • 2.3%
  • Светлана Рейтер (РБК, «Лента.ру») — после разгрома Ленты.ру, где она была одним из спецкоров, ушла в РБК, и стала ключевым журналистом обновленного медиахолдинга. Ее очерк о Яндексе можно издавать отдельной книгой. • 2.1%
  • Александр Баунов («Слон.ру») — самый высокохудожественный политический колумнист российских онлайн-СМИ в этом году окончательно стал суперзвездой Слона. • 1.9%
  • Сергей Смирнов («Медиазона», «Русская планета»)— доказал, что в России в 2014 году еще не все изобретено, и что можно создать новый уникальный сайт о тюрьме, суде и правах человека, который интересно читать («Медиазона»). • 1.9%
  • Григорий Ревзин («Лента.ру», «Коммерсантъ»)— великий архитектурный критик, за несколько дней до разгрома «Ленты.ру» успевший в цикле статей на ней объяснить реальный смысл и философию сочинской Олимпиады на архитектурном языке. • 1.8%
  • Антон Красовский («Сноб»)— купался в проруби со знаменитым Геннадием Кернесом в разгар событий на майдане, совместно с Ксенией Собчак сделал цикл лихих репортажей с Украины и из Москвы. • 1.8%
  • Николай Долгачев (ВГТРК) — шеф кубанского бюро «Вестей» прямо в олимпийской свитере, не успев переодеться, перебрался сначала в Крым, потом в Донецкую область, работал под обстрелом, рассказывал телезрителям про ополченцев и бандеровцев, не срываясь в самый откровенный ад типа распятого мальчика. • 1.5%
  • Роман Супер («РЕН», «Сноб»)— после разгрома «Недели» Марианны Максимовской окончательно превратился в пишущего журналиста, в лучших своих проявлениях похоже на Трумана Капоте лучших времен. • 1.5%
  • Роман Доброхотов («Инсайдер») — запустил свой сайт «Инсайдер», с помощью которого анонимная группа «Болтай» сводит свои счеты с самыми любимыми героями интернета — от Кристины Потупчик до Игоря Стрелкова. • 1.4%
  • Антон Долин («Афиша», «Первый канал»)— с созданием сайта «Афиша-Воздух» и с появлением в качестве постоянного эксперта в шоу «Вечерний Ургант» превратился в российского кинокритика номер один. • 1.2%
  • Андрей Норкин (НТВ, «Коммерсантъ FM»)— после многих лет отлучения от федерального эфира смог реабилитироваться, поддержал атаку на «Дождь», выступил на прямой линии с Владимиром Путиным, и новый год встречает хедлайнером канала НТВ и ведущим сразу двух основных информационных программ канала. • 1.2%
  • Алексей Попов (ВГТРК)— подтвердил звание «русского голоса Формулы-1». Вышел на международный уровень взяв интервью у гонщиков в прямом эфире на глазах нескольких сотен миллионов телезрителей. Комментировал 5 гоночных серий и Олимпиаду. • 1.2%
  • Максим Солопов (РБК, «Русская планета»)— репортер Русской планеты, а потом РБК, автор самого подробного расследования о российских военных в Донбассе. • 1.1%
  • Юрий Розанов (НТВ+, ВГТРК, КХЛ-ТВ, ТК «Санкт-Петербург», ТРК «Украина») — весной из-за политической ситуации на Украине вернулся в Россию и не затерялся: комментировал матчи ЧМ по футболу на ВГТРК, работает на «НТВ Плюс». Получил множество положительных отзывов от зрителей. • 1%
  • Кирилл Харатьян («Ведомости»)— в соответствии с решением суда извинился перед Игорем Сечиным за публикацию, в которой ранее обвинил Сечина в неподконтрольности акционерам и государству. Опровержение было написано так, как если бы Харатьян положил Сечина на пол и вытер об него свои ноги. • 1%
  • Дмитрий Навоша («Sports.ru»)— под его руководством Спортс.ру оказался первым частным онлайн-изданием, купившим эксклюзивные права на трансляции престижнейшего чемпионата — Уимблдона. • 1%
  • Ирада Зейналова («Первый канал») — ведущая «Воскресного времени» на Первом канале, одинаково невозмутимая и когда читала текст Егора Просвирнина об Олимпиаде, и когда брала интервью у пранкера Вована — нового любимого героя российских государственных СМИ. • 1%
  • Арина Холина («Лента.ру», «Сноб»)— реализовала мечту всех секс-журналисток нулевых о русской Керри Брэдшоу и стала самым популярным автором «об отношениях» в российских неспециализированных СМИ. • 0.9%
  • Егор Мостовщиков («Батенька», Esquire)— выдающийся очеркист жанра «про жизнь», автор портретов Стаса Михайлова и Григория Лепса, запустил собственный сайт «Батенька, да вы трансформер», ставший главным открытием года в жанре абсурдистской журналистики на грани литературы • 0.9%
  • Леся Рябцева («Эхо Москвы»)— заставила говорить о себе журналистское сообщество. Стала правой рукой Алексея Венедиктова и скандально-популярным автором сайта радиостанции. • 0.8%
  • Николай Кононов («The Village») — биограф Павла Дурова написал на его отставку из ВК самую пронзительную колонку, из первых букв абзацев которой получалось, что Дурова убрал Путин. Сумел влить свой проект Hopes&Fears в The Village, избавившись от названия, но сохранив дух самого авангардного издания о бизнесе. • 0.8%
  • Ульяна Скойбеда («КП»)— весь год придумывала антикризисное меню для российских хозяек, сомневалась в эффективности капитализма и превращалась в Ассоль в отвоеванном Крыму. Самый одиозный российский журналист, за творчеством которого, затаив дыхание, следят все креаклы. • 0.8%
  • Ксения Соколова («Сноб») — главная звезда проекта «Сноб», единственный интервьюер, фотографий которого в каждом интервью больше, чем фотографий интервьюируемого; эталон жанра • 0.7%
  • Марина Ахмедова («Русский репортёр») — золотое перо «Русского репортера» смогла в полной мере раскрыть свой талант на донецкой войне, с которой она привезла много занимательной литературы своего сочинения. • 0.7%
  • Дмитрий Бутрин («Коммерсантъ»)— заместитель главного редактора газеты «Коммерсантъ» в цикле фундаментальных статей на сайте «Инлиберти» в 2014 году объяснил, как устроено все — от по-прежнему советской Украины до национального напитка русских кефира. • 0.6%
  • Дарья Черкудинова («The Village»)— проехала с киргизской гастарбайтершей от ее кишлака до Москвы, реабилитировала жанр репортажа-путешествия, а потом записала нашумевший монолог рублевской женщины, заставивший фейсбук спорить на тему «богатые тоже плачут». • 0.6%
  • Станислав Мудрый («Йод»)— провел самый экстравагантный медиаребрендинг в этом году, превратив информационный отдел Йополиса в Йод, первым из неподпольных СМИ стал сотрудничать с «Кашиным», опубликовал несколько выдающихся расследований о тайнах современной России, слегка реабилитировав понятия «гражданская журналистика» и «урбанизм». • 0.6%
  • Сергей Курдюков («Первый канал», «Eurosport»)— комментировал лыжные виды Олимпиады в Сочи на «Первом канале». Комментировал лыжи, биатлон и велоспорт на телеканале «Eurosport». В последнем остаётся лучшим комментатором-экспертом, способным увлекательно рассказывать про пелотон в течение 200 километров гонки. • 0.6%
  • Андрей Малахов («Первый канал», «StarHit») — главное лицо неполитического вещания Первого канала в программах «Пусть говорят» и «Сегодня вечером» брал новые высоты задушевного разговора со звездами спорта и шоу-бизнеса об аде в их жизни. Именно в его программе Марат Башаров извинился перед избитой им женой. • 0.5%
  • Петр Силаев («Афиша»)— легендарный герой анархистской улицы, автор культовой повести «Исход» и политэмигрант в «Афише» превратился в самого оригинального российского книжного критика. • 0.5%
  • Ксения Соловьёва («Tatler»)— опубликовала интервью и фотосессии с женами богатых высокопоставленных российских чиновников. Скандальная колонка про батлеров несколько дней волновала общественность. Актуализировала глянец и светскую жизнь до уровня заседаний правительства. • 0.4%
  • Анастасия Кашеварова («Известия»)— чуть не лишилась работы в связи со своим главным творческим достижением — именно она создала новую и пока самую совершенную форму антиоппозиционной пропаганды, запустив сериал о тайных спонсорах Навального из Кремля и московской мэрии. Благодаря ей на допросы теперь вызывают поэта Рубинштейна и писателя Акунина, а в социальных сетях наконец-то научились правильно писать слово «Маркво». • 0.4%
  • Александр Хабаров («360° Подмосковье»)— запустил одну из фишек обновлённого подмосковного телеканала — «Вертолёт 360». Теперь за жизнью и пейзажами Подмосковья каждый день можно следить с высоты и не вставая с дивана. • 0.3%
  • Светлана Бабаева (Валерий Волков) («Газета.ру») — доказала, что давнюю дружбу с Сергеем Ивановым можно конвертировать в безумно крутой жанр инсайдерской аналитики, похожей и на ресторанную критику, и на классическую публицистику. • 0.1%

[td_ad_box spot_id=»sidebar»][td_block7 tag_slug=»best2014″ limit=»20″ custom_title=»Лучшее на «Кашине» в 2014м» sort=»random_posts»]