Триумф Скабеевой и Попова

@Russia_calls специально для Кашина

Как «Первый канал» проиграл битву за лучшее политическое ток-шоу одной молодой и амбициозной семье.

Во второй половине январе на «Первом канале» произошло неожиданное событие, о котором уже знают даже те, кто редко включает телевизор. Уже ставшую классикой отечественного телевидения передачу «Давай поженимся!» в эфире заменило очередное политическое ток-шоу с кричащими участниками, унижением украинцев, называющих себя политологами, Майклом Бомом и темами, вертящимися вокруг триады Трамп-Украина-Сирия. И не просто так. Это ответ конкурентам. Раньше два самых популярных телеканала страны бодались, у кого звёзднее фигуристы-любители и толще грим в шоу перевоплощений. Теперь – кто переговорит и унизит врагов Родины. Как это неудивительно, но на этот раз «Россия 1» одерживает победу над «Первым». И на это есть несколько немаловажных причин.

Первым в этом сражении на арену вышло ток-шоу «60 минут». В эфире телеканала ВГТРК оно появилось в сентябре прошлого года. К зиме передача основательно закрепилась в топе рейтингов, по цифрам соседствуя с «вечерами» Владимира Соловьёва. Недавно у передачи появилась малая копия на калининградской версии «Россия 1» под названием «30 минут». В мире же известна передача «60 минут», почти  50 лет выходящая на американском телевидении. Но там это не ток-шоу, а итоговая еженедельная информационная передача с репортажами и интервью.

С одной стороны, никакой революции «60 минут» не произвело – всё те же темы, лица и далеко не нейтральная позиция ведущих. Но с другой, оно как-то выгодно отличалось от других политических ток-шоу каналов «большой тройки». Оно цепляло.

Удачно был выбран темп и тон передачи. В ней нет множество гостей, которые постоянно перекрикивают и перебивают друг друга. Это и не медленная очередность реплик (как где-нибудь на ОТР) и не безумный базар (как у Андрея Норкина на НТВ или в «Время покажет» на «Первом») – что-то среднее. Для тех, кто устал от крика, но от спокойных голосов может уснуть.

«60 минут» дополняет обсуждения графикой на полу

К гостям в студии добавились постоянные включения экспертов и корреспондентов по видеосвязи. Разнообразие, которое бывает полезно для донесения позиций до аудитории. Например, обсуждается в студии ложь западных СМИ о бомбардировке Алеппо, и тут же из Сирии включается Евгений Поддубный и дополняет, что западные журналисты на самом деле в зоны бомбардировок не ездят, а пользуется непроверенной информацией из соцсетей. Как тут не поверишь корреспонденту с места событий.

Неожиданностью стал прямой эфир, который для европейского часового пояса действительно стал прямым. Из-за часовых поясов российские ток-шоу обычно выходят в прямую только на Дальний Восток, тут же – отдельный эфир именно на московское время. Параллельно идёт трансляция на YouTube – вроде мелочь, но тоже новизна. Там есть адовый по содержанию чат, чтобы анонимы могли походу оскорблять участников передачи и друг друга. Россияне так раньше смотрели ныне закрытое «Шустер. Live». Украинцы так теперь могут смотреть «запрещёнку» из России.

К тому же «60 минут» очень удачно встало в сетке, потеснив «Вести» и перенеся ток-шоу «Прямой эфир» с Борисом Корчевниковым. В прямых конкурентах особо никого не было: на «Первом» в это время «Давай поженимся!» для женщин, а мужчины ещё не начинали смотреть сериал по НТВ. Перемена сетки оказалась более чем оправдана, что пока не скажешь о перевороте на «Первом канале».

«Первая студия» – так называется новое ток-шоу «Первого канала», чья премьера состоялась 23 января нынешнего года. Родилось оно из передачи «Время покажет», которая стала по-своему значимой. В разгар интереса к украинскому кризису в 2014 году, и всему, что с ним связано, «Время покажет» очутилось в дневном эфире, который более привычен для дешёвых сериалов и передач о семейных проблемах. Вёл ток-шоу будущий депутат Госдумы Пётр Толстой (соведущая  Екатерина Стриженова). Домохозяйкам, пенсионерам и просыпающимся после ночной смены был предложен коктейль из пинания оппозиционных мнений и возмущений в адрес Обамы. Коктейль разбавляли разговорами о внутренних делах – времени хватало, почти два часа. «Время покажет» как откровенно пропагандистская программа выглядит страшновато именно из-за аудитории. Когда-то в Третьем рейхе хотели сделать телепередачи для домохозяек, которые бы потом по вечерам передавали политинформацию своим мужьям. Вот это что-то подобное.

Горячий выпуск «Первой ситудии»

Появление «Первой студии» сломало вечернюю сетку «Первого канала». Начало шоу «Давай поженимся!» переместили с 18:50 на 17:00. Множество работающих женщин потеряли возможность его смотреть. Страницы передачи в соцсетях завалены комментариями недовольных. По пятницам на то же время съехала «Человек и закон». У рейтинговой святыни «Пусть говорят» отрезали 10 минут эфира. «Наедине со всеми», где актриса Юлия Меньшова берёт интервью, и вовсе с вечера перенесли на 12 дня. Но и «Время покажет» не закрыли. Плюс после полуночи идёт повтор «Первой студии». Таким образом, на канале в будние дни политические ток-шоу стали занимать примерно 4,5 часа исключая новостные паузы. Но ненадолго.

В декабре прошлого года «Первый канал» отменил показ хоккейного матча «Кубка Первого канала», ссылаясь на его низкие рейтинги в сравнении с «Давай поженимся!». Затем «Россия 1» отпраздновал победу – за весь год по версии «Mediascope» (бывший TNS) по рейтингам он с минимальным отрывом обошёл «Первый канал». Премьерная неделя «Первой студии» показала, что от перемен «Первый канал» скорее пока проиграл, чем выиграл.

По цифрам самый популярный выпуск «60 минут» смотрели больше (понедельник, доля включённых телевизоров 14,2%, рейтинг по общему числу зрителей 4,6%), чем «Первую студию» (понедельник, доля 11,5%, рейтинг 3,5%). Причём именно понедельник был для зрителей «Первого канала» полной неожиданностью – люди включили посмотреть «Давай поженимся!», а увидели на месте Ларисы Гузеевой Артёма Шейнина. Остальные выпуски они решили включать реже, а рейтинг «Давай поженимся!» понизился.

И всё это выглядит логично: раньше женщины в 19 часов шли смотреть шоу о женихах и невестах, а мужчины – новости и политику. Теперь женщинам в 19 часов на каналах «большой тройки» смотреть просто нечего, а мужскую аудиторию раздирают на части. На второй неделе показа догнать «60 минут» тоже не удалось. Даже хуже – ночной повтор «Первой студии» неожиданно заменили показом известного сериала «Диверсант». Рейтинги «Давай поженимся!» не вернулись на прежние высоты.

Любопытны и, возможно, в первую очередь, ведущие. Здесь зрителям предложили выбрать между семейной парой и одиночкой со щетиной. Путь к большим ток-шоу у них был разный.

«60 минут» отдали звёздам общественно-политического вещания канала «Россия 1» – Ольге Скабеевой и Евгению Попову. Людям, не смотрящим телевизор, они могут быть известны по предыдущим громким работам. К примеру, Скабеева железной леди четыре года назад прошлась по митингам оппозиции, а в 2016-м довела до «истерики» немецкого автора фильмов о российском допинге. 32-летняя уроженка Волжского до «60 минут» вела полуночное ток-шоу «Вести.doc».

Ольга Скабеева

Почти там же трудился и 38-летний уроженец Владивостока Евгений Попов – политический обозреватель ВГТРК, ранее делавший репортажи из США, Украины и Новороссии. Он тоже вёл полуночное ток-шок – обсуждение репортажей в «Специальном корреспонденте». До Скабеевой был женат на дочери Виталия Чуркина из ООН. В 2016 году в его передаче вышло расследование о Алексее Навальном, где политик был представлен «агентом Фридомом». Очень удачная карьера талантливых журналистов из регионов, ушедших на политический фронт государственного телевидения.

Скабеева против публикаций хакеров о российских политиках

У ведущего «Первой студии» 51-летнего Артёма Шейнина судьба более драматичная. В молодости он воевал в Афганистане. Отсюда причина его прошлогоднего громкого заявления в передаче о гибели Моторолы «Я убивал, дальше что?» Сделано оно было в «Время покажет», в котором он заменил ушедшего в Госдуму Толстого. До этого он появлялся в ток-шоу в качестве говорящего гостя, но широкой аудитории известен не был. Те, кто его увидят впервые, вполне могут подумать, что это какой-то ополченец из Новороссии. Слишком непривычен его типаж и манера поведения для телевидения. Большой период профессиональной жизни Шейнин пробыл (и вроде как остаётся) в качестве сотрудника проектов Владимира Познера.

Это интересный факт – Познер обладает во многом излишним авторитетом главного публичного либерала «Первого канала». Просто других там нет. Оценить его роль на российском телевидении правильнее будет, когда он с него уйдёт. Но его сотрудника Шейнина при оценивании забывать не стоит. В плане политических высказываний и позиций Познера можно сравнить если не флюгером, то с круглой антенной. Круглой, потому что без углов и острот. Сухо и отвлечённо Познер высказался и о Шейнине («он взрослый человек, он сам принимает решения, что ему сказать и сделать»), который весь состоит как раз из острых позиций, уходящих в откровенную пропаганду, и готовности дать в любой момент в морду собеседнику. Потом Познер появился в его передаче с комментариями о выборах в США. Тем самым признал, что готов принять этот базарный пропагандистский формат. Хотя вполне мог бы громко высказать протест – в отличие от Шейнина, Попова или Норкина, Познер уже в том возрасте, когда не надо кормить детей или платить за ипотеку.

В этом смысле путь Скабеевой и Попова к, возможно, уже главному политическому ток-шоу страны выглядит яснее. Они не выпрыгивали в качестве сюрприза из проектов псевдооппозиционеров, а давно публично давали понять – мы за власть, мы готовы мочить пятую колонну и те колонны, что стоят за границей. При этом мы можем быть стильными, технологичными и профессиональными – нет проблем. Такие и должны получать место в эфире центрального телевидения в 2017 году. Это будет понятнее и честнее.

 

Также на «Кашине»:

Почему Россия Андрея Малахова лучше 57-й школы