Фото: Тимур Галимов / «Псковская губерния»
Фото: Тимур Галимов / «Псковская губерния»

Избранный

Чисто по-человечески этой истории могло и не быть, если бы не стечение нескольких забавных обстоятельств. Если бы одни с поразительным рвением не выполняли любые приказы начальства, а другой не уверился, что, выражаясь образно, «красно-синий – самый сильный».

По правде говоря, я так и не спросил у Алексея Малова, любит ли он футбол или ЦСКА, я даже почти уверен, что нет. В Пскове Малов известен как «рыбный омбудсмен»: в какой-то из публикаций я назвал его «лицом псковской рыбы», и эта общественная должность как-то к нему прилипла – не один год он работал в коммерческих и общественных структурах, занимающихся рыболовством. Сейчас он то ли депутат, то ли не депутат Гдовского муниципального собрания и, кажется, уже на добровольных началах занимается троллингом псковских властей – от мала до велика.

Теперь для меня Малов – этакий псковский Нео, который, выбирая между красной и синей таблеткой, поступил нетривиально и употребил обе. Уже почти десять лет он носит в кармашке два паспорта – «красный» гражданина России и «синий» гражданина Эстонии. Собственно, ничего особенного, тем более для Псковской области, в этом и нет, но Алексей Малов уже не первый год занимается политикой – сначала был чиновником, а с 2012 года – депутатом районного собрания муниципалитета, славного своим рыбным промыслом. Ни разу не коммунист по своей натуре, он был избран по спискам КПРФ, и коммунисты в этой истории ещё сыграют свою роль.

«Сдай второй паспорт!»

С середины 2000-х годов, когда поиски врагов в России постепенно входили в тренд, лицам со вторым гражданством запретили занимать чиновничьи и депутатские должности. И вот почти весь 2015 год районные и областные власти при помощи прокуратуры и регионального избиркома пытаются лишить Малова статуса депутата. И почти весь 2015 год получается какая-то ерунда.

Детонатором псковской «охоты на ведьм» с двумя паспортами стал принятый в августе 2014 года закон о втором гражданстве: по нему все россияне должны были уведомить ФМС о наличии паспортов других государств. Так получилось, что после сбора этой информации каждый пятый россиянин со вторым гражданством оказался жителем маленькой Псковской области.

Возможно, закон должен был сыграть роль пугала – мол, совестно станет гражданам в стране, встающей с колен, быть шпионами, установленными, так сказать, юридически, с помощью Федеральной миграционной службы. Но на Псковщине за 2014 год от эстонского гражданства отказалось лишь 29 россиян. Из более чем 12 тысяч лиц с «синим паспортом», и из 14 тысяч лиц, в принципе имеющих второе гражданство и сообщивших о нем ведомству. В итоге люди предпочли уведомить ФМС, нежели от гражданства отказаться.

Тогда, в 2014 году, никто из многочисленной армии псковских чиновников, имеющих второй паспорт, отрекаться от него тоже не стал, де-юре нарушая федеральный закон. Было тогда у владельцев второго гражданства чёткое понимание, что Эстония информацию по запросам российской стороны не выдаёт.

А вообще, нет, наверное, предтечей комичной войны со вторым гражданством на местах стала даже другая история: в 2012 году у депутата регионального парламента Михаила Гавунаса областная прокуратура «нашла» паспорт гражданина Израиля. Но, конечно, пафос борьбы с Гавунасом лежал в другой плоскости: Михаил Савельевич был тутошним демиургом, олигархом и серым кардиналом, долгое время являлся «карманом» региональной «Единой России», но нашла коса на камень, и областная прокуратура (или кто-то руками прокуратуры) Гавунаса из Пскова выдавила: теперь опальный олигарх разыскивается Интерполом и скрывается за границей, получив вдогонку несколько уголовных дел о хищении средств.

Тогда же, по-тихому, областное собрание покинула ещё один депутат Вера Печникова, которую тоже подозревали в наличии эстонского паспорта. Вскоре после изгнания Гавунаса Печникова отказалась (виданное ли дело?) от мандата по состоянию здоровья.

В том году Малов как раз только мандатом обзавёлся, хотя и до 2012-го вполне себе спокойно игнорировал запрет занимать государственных и муниципальных должностей при наличии второго гражданства. Ещё несколько лет назад он занимал пост заместителя главы администрации приграничного Печорского района и определённый период исполнял обязанности главы администрации – с правом подписи, все как полагается. Баллотировался в депутаты областного парламента – у избиркома претензий к документам Малова не было. В марте 2012-го избрался депутатом Гдовского райсобрания – и тоже никаких вопросов. Так получилось, что в небольшом муниципалитете пскович Малов навел шуму, к тому же расшатывал лодку в Гдове он не в одиночку: одним из ведущих политиков в районе является председатель областной ассоциации фермерских хозяйств, правая рука «яблочника» Льва Шлосберга Александр Конашенков.

Областные власти о втором гражданстве Малова вполне себе знали, но, собственно, нехай будет, пока не мешает. «Алексей, сдай второй паспорт!» — любил ехидничать в какой-нибудь дискуссии в соцсетях псковский вице-губернатор Максим Жаворонков.

А потом наступил 2015 год, ставший, конечно, для администрации Псковской области особенным. Правда, начало «особенного» года было еще в октябре 2014-го, когда губернатор Андрей Турчак объявил о масштабной оптимизации в социальной сфере и местном самоуправлении. По всей области пачками объединяли сельские поселения, а вот в Гдовском районе, одном из двух в регионе, губернатора и его команду не очень толерантно послали.

«»Особое отношение» я почувствовал уже в январе, — вспоминает Малов. – Чуть раньше мы районным собранием приняли два предложения: рекомендации волостям, предложенные Конашенковым, и мораторий на объединение волостей, предложенный мной, дали нам возможность практически полностью сохранить сельские поселения в неприкосновенности».

Тогда областные чиновники решили от взбалмошного депутата Малова тихонько избавиться, вспомнив про его второе гражданство. Но тихонько не получилось.

«Временно депутат»

В это время в соседнем Печорском районе депутаты уникальной Изборской волости (тут вам и Изборская крепость, и «Изборский клуб», и «прохановский» Священный холм) по распоряжению областного руководства принимали столь же уникальное решение об объединении в одно поселение с городом Печоры. Больше половины (!) жителей Изборска подписались под протестом против объединения волости с городом, но депутаты-единороссы всё равно единогласно проголосовали за объединение.

На сессии поселения чуть было не дошло до потасовки, а разъяренный изборянин Юрий Банников подскочил к районному прокурору и прорычал: «Решение неправомочно! Четыре депутата – эстонские граждане! Хоть **ы в глаза, все божья роса!» — крикнул он депутатам и удалился.

А уже через месяц четыре депутата Изборской волости, включая главу волости, неожиданно «по собственному желанию» складывают с себя полномочия. Одновременно с этим в Печорах шесть городских депутатов, включая главу городского поселения, поступают точно так же. Ещё чуть позже – забежим вперед – из 140 членов участковых избирательных комиссий в Печорском районе тихонько будут выведены из состава более 60 человек.

Через несколько дней у меня на руках оказался документ, в котором Генпрокуратура подтверждала, что у четырех депутатов Изборской волости действительно было второе гражданство – Эстонии. Как прокурорам удалось получить эту информацию, в документе не сообщалось.

Массовый исход депутатов на полгода парализовал власть в Изборской волости и Печорах, где после устранения «пятой колонны» представительные органы банально не могли собрать кворум.

В начале апреля прокуратура сообщила, что надзорные органы «неожиданно» обнаружили в администрации города Пскова двух чиновников с «синими паспортами»: обе служащие честным образом уведомили ФМС о наличии второго гражданства и спокойно продолжили работать – до того момента, пока не началась «охота на ведьм». В итоге, еще раз забежим вперед, две псковские чиновницы оказались единственными из муниципальных служащих, которые отказались от гражданства, а не от должности.

С Маловым ситуация тоже развивалась стремительно: после жалобы одного из депутатов районного собрания справедливоросса Игоря Филиппова прокуратура выяснила, что у Алексея имеется второе гражданство. По иронии судьбы, за три года до этого Малов жаловался на Филиппова в суд почти по той же причине — поскольку у эсера в то время был действующий вид на жительство в республике Беларусь. Но тогда судебная система никакой проблемы в этом не увидела. «Чтобы понять, как вся эта история со вторым гражданством работает, я в районный суд сходил до того, как стал депутатом. Это была двойная задача, — хитро улыбается Алексей. — У меня есть ещё один знакомый, бывший, с видом на жительство в Беларуси – он тоже депутат. Я подумал, что когда-нибудь пригодится».

Сначала было сложно понять, почему Эстония неожиданно, пачками стала сдавать информацию о своих гражданах российской стороне, журналисты даже связывали такую покладистость с «делом Кохвера». Однако, скорее всего, полагает Малов, данные были добыты обманным путем: «Насколько я знаю, наши службы отправляли эстонской стороне документы, что тот-то и тот-то являются фигурантами уголовного дела: то ли по коррупции, то ли по мошенничеству. И те в рамках сотрудничества по уголовным делам сообщали всю информацию. Эстонцев развели, те повелись».

А потом все дружно начали выкорчевывать порядком поднадоевшего (даже многим своим бывшим сторонникам) Малова. Для Псковской области это уже ритуал такой – лишать депутата полномочий руками депутатов. Весной и осенью – в период обострений.

Здесь, кстати, в гдовской истории появляется ещё один интересный персонаж, который безусловно заслужил «Оскара» за лучшую роль второго плана. За «дело Малова» берется новый прокурор Гдовского района Андрей Калинин. Этот самый Калинин еще не так давно возглавлял Следственное управление СК РФ по Псковской области, считался перспективным начальником, которого знатоки отправляли по карьерной лестнице в Москву. Правда, однажды, как поговаривают в псковских политических кругах, господин Калинин вздумал публично спорить с Александром Бастрыкиным, после чего, как пробка, вылетел с поста главы СУСКа.

Калинину удалось занять кресло (или, скорее, стул) заместителя прокурора Гдовского района, правда, вскоре он возглавил прокуратуру муниципалитета. Амбициозный экс-следователь и на этом месте засиживаться не собирался, так что душа требовала громких дел. «Дело Малова» было не такое уж громкое, но для портфолио вполне годилось, и взгляд Калинина устремился на владельца двух паспортов. Через пару месяцев «око Саурона» отвлечет на себя глава Гдовского района Михаил Разумнов, которого обвинят в коррупции сразу по нескольким статьям (коррупционный скандал в прессе раскрутит в большей степени как раз Малов) – пока же прокурор пытается добиться лишения мандата Малова за наличие второго гражданства.

Решать вопрос через суд по многим причинам оказывается слишком муторно, и Калинин выходит с требованием к депутатам лишить Алексея Малова статуса депутата. 21 апреля депутаты Гдовского районного собрания представление прокурора удовлетворили: 8 из 16 депутатов проголосовали за лишение Малова полномочий. Ну так-то да, не большинство, но присутствовали не все, и гдовские избранники народа убедили сами себя, что достаточно и простого большинства от числа присутствовавших. Хотя регламент и вовсе предусматривал по этому вопросу квалифицированное большинство – то бишь 11 голосов.

Прокурору тоже больше понравился вариант депутатов.

Коллеги (ну, как коллеги) коммунисты от ренегата быстро отреклись «Малов Алексей Владимирович давным-давно не является членом КПРФ. Он исключен из партии, причем, уже более года назад, притом, он все это время оставался во фракции, что тоже нехорошо его характеризовало», — пожаловался Псковской Ленте Новостей первый секретарь обкома КПРФ Александр Рогов.

Узнать мнение коммуниста об «охоте на ведьм» с двумя паспортами непросто: товарищ Рогов в течение месяца находился на учебе в Китае – как представитель президентского кадрового резерва.

Через несколько дней после корявого голосования коллега Малова по собранию Дмитрий Ашихмин обратился в суд с просьбой признать незаконным принятое решение, но его заявление не было принято, поскольку не права Ашихмина были нарушены. Тогда Алексей сам подает заявление в суд, и уже в августе судья, даже не начиная рассматривать дело по существу (то есть, плохой Малов как человек с двумя паспортами или не очень), принимает решение обязать райсобрание вернуть экс-депутату мандат – из-за нарушения регламента.

И вот Малов – вновь законно избранный: мандат ему возвращают только 1 октября, причем с пометкой «временно». Кстати, в тот же день в райсобрание инкогнито обратился какой-то банк и потребовал лишить мандата депутата и Ашихмина: мол, долгов у того накопилось немало, а настоящего депутата это не красит. Но до Ашихмина руки депутатов пока не добрались.

Ровно через две недели, 15 октября, одиозный избирком Псковской области принимает решение исключить Малова из единого списка кандидатов, выдвинутого областным отделением КПРФ: а Алексей был избран именно по единому списку. Эта информация отправляется в районное собрание, которому должно стать стыдно, оно должно вновь собраться и выдать на-гора уже полноценных 11 человек, которые проголосуют против Малова.

Других процедурных методов по изгнанию народного избранника нет, а в суд почему-то по-прежнему идти никто не хочет.

К акции «пристыди депутатов» подключился и псковский уполномоченный по правам человека Дмитрий Шахов, 17 октября написавший на имя главы райсобрания Светланы Грасс лиричное послание: в нем он рассуждал о подрыве авторитета представительного органа района, ущемлении Конституции России и прочая, прочая. В общем, просил одуматься и исключить Малова из депутатов.

Судя по нынешнему раскладу внутри Гдовского собрания депутатов, 11 голосов «за» представители власти найти не смогут. А это означает, что Малов, имеющий гражданство Эстонии и не отказавшийся от него, продолжит быть депутатом.

И те, кто заверяет, что Алексей Малов дерзко нарушает федеральный закон, упорно продолжают игнорировать судебные инстанции.

Осознанный выбор

«Большую часть жизни прожил в Литве – Таураге и Каунасе. Потом уже перебрались в Печорский район», – вспоминает Алексей. «А литовского гражданства у тебя не было?» – спрашиваю. «Почему не было? Было, — оживляется он. – Родители за меня от него отказались. В принципе, если я пишу, что не согласен с решением родителей, то могу и литовское получить. Но в Литве я буду обязан отказаться от российского гражданства».

Второе гражданство у Малова – с 2006 года, и причина, как он утверждает, проста: «Я пришел к псковскому консулу Урве Ныу, которая отказала мне в выдаче многократной визы, даже где-то у меня паспорт остался с отказом. Я рассердился, подал документы, заказал справку, сдал документы лично в Тарту, чтобы больше не выяснять отношения. Если бы мне тогда дали визу, я бы, скорее всего, второе гражданство не оформлял».

Сегодня второе гражданство – это не родимое пятно «пятой колонны», а реальное удобство для жителя пограничной территории и заметное преимущество на рынке труда, особенно для тех, кто занимается грузоперевозками, уверен Малов. Свою историю он считает хорошей возможностью решить вопрос с притеснением владельцев двух паспортов на федеральном уровне.

«Запрет на службу в государственных и муниципальных органах, а также лишение права быть избранным – это однозначное ущемление прав и нарушение международных договоров. Если говорить честно, приблизительно половина населения в Печорском районе имеют эстонское гражданство: то есть полрайона поражены в правах. Я хочу правовым способом раз и навсегда установить для себя, имею ли я право в соответствии с международным законодательством и если есть противоречия, заставить прокуратуру как организацию, которая может выйти с такой инициативой, привести все это в порядок. Я согласен, есть национальные интересы, есть структуры, службы, в которых действительно все должно быть выверено. Но убейте: глава волости, которому наши доблестные чиновники три полномочия крестом оставили…» — морщится Малов.

Он вспоминает постановление Европейского суда по правам человека «Тэнасе против Молдавии» пятилетней давности – по очень похожему делу, цитирует 17-ю статью Европейской конвенции о гражданстве: «Граждане государства-участника, имеющие другое гражданство, обладают на территории этого государства-участника, в котором они проживают, теми же правами и несут те же обязанности, что и другие граждане этого государства-участника». А ещё – ждёт результатов тяжбы Владимира Кара-Мурзы – по точно такому же вопросу.

«Есть решение ЕСПЧ, которое игнорирует Конституционный суд. Нюанс заключается в том, что Россия подписала Конвенцию о гражданстве, но не ратифицировала, на основании этого у нас принят закон, разрешающий второе гражданство. В итоге получается бред, и нам нужно привести профильные законы в соответствие с международными нормами, — резюмирует Малов, делает паузу, ухмыляется и продолжает. – Ну не прошло у них с «пятой колонной», не отказались люди от гражданства в массовом порядке. Осталась большая группа, в Печорах, например, почти половина населения муниципалитета, права которых по отношению к другим, поражены. Это конфликт. А печорские депутаты, они ведь не от гражданства отказались, они же от депутатства отказались! Они «синий паспорт» выбрали! Ты же понимаешь, почему?!»

Я-то понимаю.

Государство лиц со вторым гражданством гоняет только на муниципальном уровне, не обращая внимания на «неприкасаемых», уверен Малов: многие находятся на серьезных должностях, и никто не собирается систему менять, мол, на эти паспорта многое оформлялось. И поэтому люди предпочитает уходить из чиновников и депутатов, нежели отказываться от второго гражданства.

«Ну больше-то баллотироваться ты никуда не собираешься?» — смеюсь. «Почему?! – искренне возмущается он. – Принципиально буду. Я в этом вопросе решил идти до конца. Мне даже мама, которая в Печорах живет, говорит: «не останавливайся». К ней люди на улицах подходят и говорят: «молодец»… Ты представляешь, она мне даже когда я женился ничего не говорила, а тут… Разве тут можно остановиться?»