image

А что если насчёт Сирии Путин говорит правду? Чисто гипотетически. Все-таки день рождения у человека (или у богочеловека?.. надо б уточнить у мальчика с бородой…) – хочется думать только о хорошем.

Итак, никакой умеренной оппозиции в Сирии нет. Путин всех переиграл. И то, и другое — правда.

«Это не шахматный турнир сверхдержав. Любой, кто так считает, просто не видит реальную расстановку фигур на доске,» — хитрит Обама.

Доска есть. Фигуры на ней стоят… Рассказывай кому-нибудь другому про то, что «не шахматный турнир»! Иди Бжезинского почитай! И профессора Дугина! У них всё черным по белому… Путин, понятное дело, играет белыми. Начинает и выигрывает.

Расставим фигуры по-путински. Есть верный друг России Башар Асад – почти такой же хороший, как Бабрак Кармаль. Ему противостоят «силы международного терроризма». Плюс курды, которые сами по себе. Всё просто. Америка эту простую картину усложняет — выделяет в стане врагов Асада своих «сукиных сынов» («умеренная оппозиция»), и носится с ними, как дурень с писанной торбой.

Если мы договорились, что сегодня мы верим Путину, значит, американцы врут. Или как минимум выдают желаемое за действительное. Почему нет? В конце концов, пресловутый ИГИЛ – чисто медийный феномен. Мы часто слышим эту зловещую аббревиатуру видим в ютубе каких-то мрачных ниндзя с пиратскими флагами… Но мы и женщину с бородой видим, а она, на самом деле – переодетый мужик.

В Москве принято одной рукой обвинять американские спецслужбы в создании ИГИЛ, а другой – озабоченно чесать репу: мол, что-то многовато «наших» там проходят срочную службу. Собственно ожидание взрывоопасного дембеля земляков-ИГИЛовцев и позвало в дорогу российских лётчиков. По официальной версии.

А что там на самом деле с этим ИГИЛ?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо на время забыть о том, что говорят и делают американцы, и сосредоточиться на том, чего они НЕ делают. Во-первых, они почему-то упорно не свергают Башара Асада. Ни силами своего спецназа, ни руками так называемой «умеренной оппозиции». Они ей даже оружием не особенно помогают.

И кто эти «умеренные» лидеры-оппозиционеры, которым Башар Асад якобы должен передать власть? Впрочем, американцы теперь считают, что делать это следует постепенно, опираясь на дружескую поддержку Ирана и России…

Разобраться во всем этом без поллитры трудно. Но если распить ее с друзьями за здоровье Путина, многое прояснится. Например, то, что «ИГИЛ» и «умеренная оппозиция» — это этикетки, которые каждый лепит, как ему вздумается. Между тем вооруженные представители суннитского большинства, как их ни назови – не альтернатива диктатору Асаду, а еще одна проблема. И еще неизвестно, что хуже. Пока у диктатора отбирали химическое оружие, всё было более-менее понятно. А дальше – ясность куда-то улетучилась. Перед глазами у американцев — пример постсаддамовского Ирака (тяжкое наследие времен Буша-младшего). Нетрудно догадаться, что удаление Асада лишь удвоит головную боль. Но и оставлять его – как-то не «по понятиям». «Казнить нельзя помиловать». Куда не кинь – всюду клин… Вы всё еще считаете «слабаком» и «неудачником» человека, который нашел этой проблеме решение?

Не знаю, чем вдохновлялся Барака Обама, когда добивался снятия санкций с Ирана и махал у Путина перед носом «сирийской морковкой», но первое, что приходит на ум – Ирано-иракская война 1980-1988 гг.

Боевые потери — почти полтора миллиона человек, суммарный материальный ущерб – под триллион долларов (в тех еще ценах). Эта изматывающая война остановила распространение идей исламской революции, поглотила огромные ресурсы арабского мира и тем самым изменила ход истории. После 11 сентября в этом нет никаких сомнений. Восемь лет два основных поставщика нестабильности тратили свою агрессивность, деньги и боеприпасы друг на друга, давая возможность всему остальному миру развиваться. В 1988-м году, когда Иран и Ирак подписали перемирие, а из Афганистана были выведены советские войска, казалось, что это к лучшему. И вот почти тридцать лет спустя можно констатировать: лучше не стало, стало хуже.

И вот забрезжил свет надежды… Когда Обама говорит, что не играет с Путиным в шахматы, он не лукавит. Путин для него — не соперник, а тяжелая фигура. Обама играет не «с ним», а «им». И когда Путин утверждает, что «однополярному миру пришел конец» и что Россия в мировых раскладах теперь заменяет СССР, он абсолютно прав. Да, всё повторяется. На этот раз, как и положено, виде фарса.

В чудесном новом мире, который хочет оставить после себя Барак Обама, все будет как в детстве. Ограниченный контингент будет оказывать помощь братскому народу, собирая себе на голову все шишки, а на задницу — все приключения. Иран и нефтяные монархии Персидского залива займутся перетягиванием каната, утилизируя наилучшим способом (на ветер, в трубу, к чёртовой бабушке) избыточную пассионарность и деньги. А избавленная от лишних хлопот Америка подарит миру что-нибудь покруче РС и всемирной паутины. Красота!

У этой игры есть только один минус – она не щадит самолюбие игрока. Для непосвященного лучшие ходы мастера игры – «косяки» и «зевки». «Лошадью ходи!» — орёт пляжный шахматист в ухо гроссмейстера. А тому остаётся только загадочно улыбаться и пожимать плечами.

У Гая Ричи в фильме «Револьвер» есть чудесный диалог за шахматной доской.

— Как ты выигрываешь?

— Все очень просто. Ты делаешь основную работу, а я тебе лишь помогаю. Я должен скармливать тебе маленькие кусочки, заставляя поверить, что ты сам их выиграл. Потому что ты умен, а я, стало быть, глуп. В каждой игре всегда есть тот, кто ведёт партию, и тот, кого разводят. Чем больше жертве кажется, что она ведёт игру, тем меньше она её в действительности контролирует. Так жертва затягивает на своей шее петлю, а я, как ведущий игру, ей помогаю.

«Найди слабое место жертвы! Дай ей немного того, чего ей так хочется!» Именно эту кинозаповедь выполнил Барак Обама, когда пустил козла в огород. Теперь на него можно списать всю капусту. И тяпки огородников пройдутся по его спине.

Впрочем, формула «Путин всех переиграл» тоже не лишена смысла. Надо лишь правильно понимать: о какой игре идёт речь и о каком «Путине». Физическому лицу, которому сегодня исполнилось 63 года, возможно, уже ничего не нужно, кроме покоя. Но есть «Путин коллективный» — та часть политической элиты, которая без Путина-физического-лица будет безжалостно выброшена на помойку. Этот «коллективный Путин» нуждается только в одном – в незыблемости статус-кво. На экранах телевизоров и на стенах учреждений должно оставаться то же лицо. Любой ценой! А там – трава не расти.

Народ в России – фаталист: добра не ждёт, в беде – спокоен. «Сакральная земля», ради которой надо давить самосвалами гусей и жечь напалмом пармезан, может оказаться в любой точке земного шара — наш человек бровью не поведёт. То дела господские, а у нас людские: дотянуть до получки, откосить от армии, запастись солью. Спасибо, что живой!