1389344055_0_3f694_80d65e12_orig

Олег Владимирович Кашин написал вторую (Первая тут ) свою за последние две недели колонку (что интересно, обе — для издания Свободная Пресса) про Владимира Ильича Ленина. И не то чтобы Ленин был кому-то очень сильно нужен на данном этапе жизни нашей многострадальной родины, просто то украинцы его запрещают, то очередной юбилей подходит — вот и появляется повод поговорить про Ленина и его роль в жизни страны, созданной на обломках его собственного творения.

И вот, различные авторы говорят.

Но если Олега Владимировича читать всегда интересно и, полагаю, нужно, то массу других авторов, отписавшихся сегодня по случаю годовщины со дня рождения Владимира Ильича — не факт. Но раз они пишут свою антисоветчину, то, вероятно, ответить им всё-таки надо хоть кому-то?

Не беря на себя всю полноту ответственности за условную противоположную сторону, сразу обозначу собственную точку на оси координат: я — это тот человек, который в 2010-м году, когда Ленину исполнилось 140 лет, специально поехал в Ульяновск (надо сказать, в апреле того года у меня не получилось, поэтому ездил в ноябре), обошёл почти весь город вдоль и поперёк (не успел лишь дойти до конспиративной квартиры РСДРП, за что меня Небесная КПСС, конечно, не поощрит, но ведь и исправиться пока не поздно), возложил не одну гвоздику, посмотрел на Волгу с того самого места, откуда на неё смотрел юный Володя Ульянов, и так далее. Продолжать можно долго. Вернувшись в Москву из Ульяновска, я первым делом побежал прямо с поезда — к памятнику Энгельсу, которому (Энгельсу, не памятнику) тогда исполнялось 190 лет, чтобы возложить цветы и ему.

Впоследствии, я, без тени смущения, называл (и называю) весь свой тогдашний вояж — Паломничеством.

Так вот, с позиции такого человека — тем более, что я, надо уточнить, человек живой, настоящий, осязаемый и вообще намного более реальный, чем может показаться на первый взгляд — и хочется вступить в полемику да хотя бы с тем же Олегом Владимировичем, но, на самом деле, с множеством наших публицистов, которые пишут примерно один и тот же набор мыслей.

Вкратце можно выразить его так: российское общество потеряло к Ленину уже совершенно всякий интерес, вопрос даже Мавзолея редуцировался до прямолинейного «давайте вынесем? да зачем, пускай лежит», чего говорить о просто сотнях памятников и площадей Ленина, которыми полнятся русские города. И вывод делается такой: а ведь это неправильно! Ленин был головорез и негодяй, а украинцы вон его сносят и запрещают, и правильно делают. Вот бы, мол, и у нас так — Ленина снести, захоронить, признать головорезом и убийцей, и тогда наступит долгожданное национальное согласие.

Ну и всё такое, в разных сочетаниях и вариациях.

В ответ обычно раздаётся какое-то утробное бульканье про либерастов, гомосеков, хохлов и прочие материи такого же порядка, сейчас масово расплодившиеся в нашем интеллектуальном пространстве. В сторону замечу, что на сегодняшнем шествии к Мавзолею, по традиции устроенном КПРФ, закалённые кпрфные активисты бурно обсуждали убийство Немцова в самых нелестных выражениях. Вот и контраргументы обычно такие же.

То есть, одна сторона утверждает: на Ленина всем плевать, давайте уже что-нибудь с ним сделаем, а другая, вместо того, чтобы про Ленина в целом, отвечает по, назовём это так, текущей повестке. То есть, фактически, другая сторона признаёт, что — да, плевать на Ленина, пошли к чорту, либерасты, гомосеки и хохлы.

За этой содержательной общественной дискуссией теряется, собственно, Ленин, а заодно и та, незаметная часть нашего общества, которую Олег Кашин обвёл словами, будто мелом по асфальту, в своей колонке «Пускай стоит»:

«И это, наверное, и есть самое неприятное и самое унизительное; если бы у Ленина в России действительно были миллионы убежденных сторонников, готовых умирать за то, чтобы Ленин стоял на площадях во всех городах, это было бы не так ужасно, но ведь нет — равнодушие и только равнодушие, больше ничего».

В этом месте бы воскликнуть «Есть такая партия!!!», но партии нет. Есть я. Вот автор этих самых строк. Который, не знаю, готов ли умирать или нет, кто же знает-то, да и дай бог никому не узнать, но приложить все свои возможные, в том числе и физические (которых не то чтобы мало — они отсутствуют) усилия, чтобы не допустить выноса Ленина из Мавзолея и даже крушения Ленина на Октябрьской (бывш. Калужской) площади — точно готов.

Мне не плевать. Мне не всё равно. У меня нет равнодушия. И вовсе не потому, что украинцы валят Ленина (какое счастье, что я успел-таки увидеть его на Бессарабском рынке), а потому что мне важен Ленин, я, чёрт возьми, коммунист. И Ленина я воспринимаю, как основателя той партии, той идеологии, той системы ценностей, которая мне близка, которой я придерживаюсь и которая, как бы там ни было, победила в Гражданской. Мы говорим про общественное согласие, но заведомо отсекаем сторону, в Гражданской войне, подчеркну, победившую. Такое вообще возможно? Да, за сто лет эта самая сторона деградировала и видоизменилась до полной неузнаваемости, но так почему не начать разговор про наш «русский пакт Монклоа», как говорят некоторые публицисты, с этого — мол, Красные победили, РСДРП(б), радикальная левая партия с ослепительно прогрессивной программой, победила, но их проект провалился, давайте все вместе пробовать уже что-то другое. Я даже не буду спорить — да, провалился, что поделать-то. Но, да, победили. Не на пустом месте победили. И не в 1945-м, а в 1922-м. И этой победе найдётся своё место в пантеоне русской истории. Но где хоть какие-то предложения на эту тему? Зачем Ленина хоронить? Хоть кто-нибудь, для примера, предлагал его перенести, вместе с Мавзолеем, в Горки?

Зачем начинать разговоры про поиск национального согласия с предложения мне, мне лично, засунуть свои убеждения подальше и забыть про них навсегда? Миллионы патриотов, которые сейчас «защищают» Ленина в Мавзолее от украинской революции, растают, как не бывало, но я, есть такая вероятность, никуда не денусь.

Я — никто? Наверное. Не исключаю. Но правильный ли это подход для нашего будущего Русского Демократического Государства?