7903424

От Кашина: материал в жанре сенсационного разоблачения, приходящий в редакцию самотеком от автора, с которым мы до сих пор не были знакомы — это все крайне рискованная фигня, и я призываю читателей отнестись к ней с известной осторожностью. Но, во-первых, мы же сами учим, что никому не надо верить, а во-вторых — конфликт вокруг петербургского «Эха Москвы» сам по себе производит крайне мутное впечатление, и антивенедиктовская версия — это именно то, чего нам явно не хватало. Автор, Анастасия Миронова, сотрудничала с петербургским «Эхом» как колумнист, была заместителем главного редактора сайта и шеф редактором эховской газеты. Производит впечатление человека, который в курсе, но ручаться мы ни за что не можем.

Прошла уже неделя с тех пор, как руководство радиостанции «Эхо Москвы» запретило вещание в Санкт-Петербурге. Тем не менее, сигнал транслируется и петербуржцы по-прежнему могут слушать «Эхо» на частоте 91,5 FM.

Причины конфликта ЗАО «Эхо Москвы» и петербургского партнера ООО «Музыкальная фактория», представляющей «Эхо Петербурга», известны едва ли не каждому читающему новости россиянину. В начале этого года руководство московского «Эха» объявило о выборах нового генерального директора петербургской радиостанции. Выборы были назначены в связи с плановым уходом с этой должности Юрия Федутинова, который много лет являлся гендиректором обеих радиостанций, однако в Петербурге от его имени по доверенности действовала владелица 25% акций «Музыкальной фактории» Татьяна Кагляк. Еще 24% акций компании принадлежат исполнительному директору компании Сергею Недоводину. Оставшимся 51% владеет «Эхо Москвы», которое и предложило на пост гендиректора ранее не известную питерскому «Эху» (как, впрочем, и московскому) Анну Сахарову.

Местные собственники не согласились и выдвинули на этот пост Татьяну Кагляк. Так как устав позволяет миноритариям использовать право вето и самим выбирать директора, Кагляк была избрана. Незадолго до выборов Москва прислала на радиостанцию нового главного редактора — им стала Ольга Бычкова, которая впоследствии была отстранена от работы избранным гендиректором Татьяной Кагляк.

После череды уговоров и угроз «Эхо Москвы», отчаявшись избрать Сахарову, в лице своей дочерней компании ООО «Эхо-СВ» расторгло договор с «Музыкальной факторией» и с 17 марта запретило ей транслировать «эховский» сигнал на Петербург. С 9 марта в городе работает собственное корреспондентское бюро радиостанции, которое готовит местные материалы для федерального эфира. Некоторые журналисты «Эха Петербурга» перешли на работу в бюро под руководством Бычковой: кто-то добровольно, а кого-то работодатели за сотрудничество с большим «Эхом» уволили.

Нынешнее вещание в Петербурге «Эхо Москвы» называет пиратским и угрожает миноритариям «Музфактории» судом. Кроме того, «Эхо Москвы» подало в суд на сайт «Эха Москвы в Санкт-Петербурге», требуя компенсацию в 5 млн рублей за незаконное использование логотипа. Пока скандал медленно катился к апогею, под угрозой увольнения оказался генеральный директор «Эха Москвы» Михаил Демин: о планах «Газпром-Медиа Холдинга» снять Демина с поста стало известно 19 марта.

Казалось бы, изложенная фабула проста и понятна. Но все равно, даже при поверхностном изучении конфликта у стороннего человека возникает ряд закономерных вопросов. Неужели «Эхо Москвы» пожертвовало петербургским эфиром ради некой Анны Сахаровой? Отчего не был достигнут компромисс? Как петербургские владельцы «Музыкальной фактории» собираются работать дальше и почему они, наконец, не боятся судебных исков, ареста счетов и уголовного наказания? Удивительно, но в прессе, особенно федеральной, найти ответы на эти вопросы сложно.

Почему Анна Сахарова

Наибольшее недоумение вызывает тот факт, что СМИ не проявили любопытства к фигуре, из-за которой, собственно, Петербург и лишился расположения «Эха Москвы». Кто такая Анна Сахарова и почему «эховцы» пошли ради нее на столь ощутимые жертвы? Ее кандидатура была выдвинута на пост гендиректора «Музыкальной фактории» изначально. Впоследствии, когда Москва предлагала петербургским миноритариям компромисс или ставила ультиматумы, имя кандидата в гендиректоры оставалось неизменным — большое «Эхо» непременно хотело видеть на этой должности Анну Сахарову. Так, на пике конфликта Алексей Венедиктов объявил о предложении создать в Петербурге совет директоров радиостанции, который бы возглавила Татьяна Кагляк, однако генеральным директором, по новому условию, должна была стать Анна Сахарова. Уже после избрания Кагляк Москва предложила новый вариант: она готова была свернуть работы по открытию в Петербурге собственного бюро, отозвать с «Эха Петербурга» Ольгу Бычкову и, вопреки уставу компании, предоставить миноритариям право назначить своего главреда. Но в обмен «Эхо Москвы» потребовало от Кагляк написать доверенность на имя все той же Анны Сахаровой. После этого «Эхо» обещало запустить процесс выкупа долей миноритариев. О том, почему ни одно из предложений не привело к компромиссу, напишем позже, а пока выясним, кто же такая Анна Сахарова.

Само «Эхо Москвы» сообщает, что Анна Сахарова родилась в 1973 году, окончила юридический факультет МГУ и Московский государственный лингвистический университет. Десять лет являлась главой компании «ФСА», которая занималась лицензированием фото- и видеопродукции. Одним из видов деятельности «ФСА» также называлось издание газет и журналов. Незадолго до выборов гендиректора питерского «Эха» Анна Сахарова закрыла фирму «ФСА». Предыдущие места работы Сахаровой были связаны с медиа еще меньше: она работала в компаниях «Лидер-Тур» и «Dell Systems СНГ».

Почему «Эхо Москвы» бесповоротно уверовало в управленческий талант именно неопытной в медиабизнесе Сахаровой? Ответ может крыться в биографии кандидата. Нам удалось выяснить, что Анна Сахарова, вероятно, является женой заместителя гендиректора ОАО «Морпорт Сочи» Константина Сахарова. В Сочи Сахаров занимался реализацией олимпийского проекта развития береговой зоны морпорта и возглавил проект «Сочи Гранд Марина».

Напомним, что нынешние гендиретор «Эха Москвы» Михаил Демин и глава «Газпром-Медиа Холдинг» Дмитрий Чернышенко также связаны с Сочи. Первый был PR-директором оргкомитета Олимпийских игр, а второй — президентом наблюдательного совета оргкомитета «Сочи-2014» и зампредседателя наблюдательного совета ГК «Олимпстрой». В конце 2014 года Чернышенко также являлся главой компании Volga Group, управляющей активами Геннадия Тимченко, которого вся мировая пресса называет другом Владимира Путина.

Но вернемся к Сахарову. И Демин, и Чернышенко могли плотно сотрудничать с господином Сахаровым во время работы над олимпийскими объектами. При этом, как один из топ-менеджеров «Олимпстроя», больше общих связей с Константином Сахаровым мог иметь Дмитрий Чернышенко, ведь Михаил Демин не занимался курированием олимпийских строек — он отвечал за пиар. Однако именно Михаил Демин «дружит» с Константином Сахаровым в Фейсбуке.

Кстати, сам господин Сахаров к радиобизнесу оказался несколько ближе, чем его супруга — ранее он возглавлял ИД «Советский спорт».

В «Газпром-Медиа» по всем вопросам относительно Сахаровой нам посоветовали обратиться… к «Эху Москвы», то есть, к Михаилу Демину. Комментировать отношение Анны Сахаровой к Константину Сахарову и «Олимпстрою» Михаил Демин официально отказался, однако подчеркнул, что дело не в биографии Сахаровой:

«Вопрос, к сожалению, не в персоналии. Миноритарии совершенно однозначно сформулировали свою позицию: они не поддержат никакую кандидатуру, предложенную мажоритарными акционерами», — утверждает Демин.

Миноритарии петебургского «Эха» объясняют, что пошли принципиально против кандидатуры Сахаровой, потому что она не имеет никакого опыта в медиабизнесе, не работала с радио и вообще, по словам Сергея Недоводина, является «нулевым» человеком. Известно, что миноритарии приглашали Анну Сахарову приехать в Санкт-Петербург, в том числе и на выборы гендиректора, однако кандидат не появилась. Оставаться в кризис с генеральным директором без опыта работы петербургская радиостанция ни при каких обстоятельствах не хотела.

Почему не договорились

Несмотря на заверения Михаила Демина, другой кандидатуры на пост гендиректора Москва «Музфактории» не предложила.

Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов заявлял, что «выторговал» у «Газпром-Медиа» компромисс для миноритариев. Это тот самый вариант с организацией совета директоров радиостанции. Предполагалось, что его возглавит Татьяна Кагляк, а Анна Сахарова станет-таки генеральным директором. Почему миноритарии не пошли на это предложение? Михаил Демин подтвердил нам, что компромисс в виде совета директоров был предложен миноритариям еще до выборов генерального директора.

Петербуржцы утверждают, что предложение поступило Татьяне Кагляк за неделю до выборов и уже не могло быть принято, так как «было сделано в форме, в которой предложения не делаются». Компромисс не приняли в том числе и потому, что совет директоров в ООО ничего не решает: «Музфактория» не заключала крупных сделок и не намеревалась резко менять направление деятельности. Собственно, никакие другие вопросы совет директоров в ООО решить не может и все полномочия остаются у гендиректора. Вероятно, отказ миноритариев не был принципиальным, потому что в конце января Алексей Венедиктов в письме уже сообщил им, что отзывает свое предложение из-за шантажа. Сам Венедиктов оставил нашу просьбу это прокомментировать без внимания.

Также в медиа обсуждался вопрос о выкупе мажоритариями долей петербургских собственников. Алексей Венедиктов даже сообщил, что ему, через посредника, передали предложение миноритариев выкупить их доли за 3 млн долларов. Мы спросили Сергея Недоводина, действительно ли такое предложение поступало. Ответ — нет. Недоводин утверждает, что выкупить доли предложил лично Михаилу Демину, во время встречи с ним в Москве, в кабинете Демина, и при этом не называл цену сделки. «Я утверждаю, что Алексей Алексеевич придумал посредника и 3 млн долларов», — заявил Недоводин.

С вопросом о выкупе долей мы обратились и к Михаилу Демину.

«Не знаю, что имел ввиду Недоводин, я не представляю себе предложения о выкупе без цены. Ни разу это не звучало. О готовности продать и неготовности продать в разных редакциях Недоводин сообщал многократно», — прокомментировал ситуацию гендиректор «Эха Москвы».

Еще об одном предложении выкупа долей — теперь со стороны «Эха Москвы» — мы писали выше. Его также озвучил Алексей Венедиктов. Предложение заключалось в том, что миноритарии передают на имя Анны Сахаровой доверенность на полное управление «Музыкальной факторией», а взамен Москва сворачивает корреспондентское бюро, отзывает Ольгу Бычкову и выкупает доли. Однако миноритарии этому предложению не поверили и заподозрили Москву в попытке захвата компании.

На протяжении всего конфликта московские акционеры в лице Алексея Венедиктова называли поведение петербургских партнеров неадекватным, а петербуржцы москвичей — агрессивными. Алексей Венедиктов публично жаловался, что миноритарии не хотят ничего слышать, а те утверждают, что конкретно Алексей Венедиктов ведет себя агрессивно, все предложения и заявления делает публично и с миноритариями не общается. По словам Недоводина, Алексей Венедиктов провел с ним лишь одну встречу, которая длилась всего полторы минуты. Со слов Недоводина, о прочие инициативах Алексея Венедиктова миноритарии узнавали из СМИ или Твиттера.

Почему продолжается вещание

«Эхо Москвы» назвало распространение своего сигнала в Петербурге с 17 марта пиратским. Именно с этого числа считается расторгнутым договор «эховской» дочерней компании ООО «Эхо-СВ» с «Музыкальной факторией». Договор подписан в 2008 году.

Но «Музыкальная фактория» не остановила трансляцию. Миноритарии заявляют, что действуют на основании более важного договора, заключенного в 1998 году между «Музыкальной факторией» и непосредственно ЗАО «Эхо Москвы». В пункте 13 этого договора сказано, что он имеет высшую силу по отношению к прочим документам, регулирующим деятельность «Музыкальной фактории». Также в договоре указано, что он может быть расторгнут только при письменном согласии двух сторон, а в случае невыполнения одной из сторон своих обязательств, она обязана покрывать убытки партнеров. В случае с «Музфакторией» речь идет об убытках за 9,5 лет. Весной прошлого года петербургская радиостанция на 10 лет продлила лицензию на вещание. Однако без московского сигнала лицензию, судя по всему, придется потерять, так как она выдана с учетом московского вещания.

Миноритарии заявляют, что в суде готовы отстаивать свои интересы именно на основании первоначального договора и поэтому не боятся обвинений в пиратстве.
Почему же не опасается финансовой ответственности «Эхо Москвы», ведь расторгнутый договор «Эхо-СВ» тоже предусматривает компенсацию убытка партнеров почти за 10 лет? Миноритарии считают, что раз договор заключен от лица дочерней компании, то «Эхо Москвы» в случае крупного судебного иска может попросту обанкротить ООО и создать новое. Сделать это с ЗАО «Эхо Москвы» будет затруднительно.

В Москве не понимают, о каком договоре идет речь. Алексей Венедиктов пояснил нам, что с 2008 года «Эхо» регулирует все отношения с региональными партнерами только через «Эхо-СВ» и что никакого другого договора с петербургской радиостанцией нет. То же заявил и Михаил Демин:

«В реестре договоров ЗАО «Эхо Москвы» нет договора с ООО «Музыкальная фактория».
Действующим договором является договор между ООО «Эхо-СВ» и «Музыкальной факторией». Он подписан сторонами, по нему проводились платежи. Юристы считают, что не может быть двух действующих договоров», — подчеркнул Демин.

В ответ на это миноритарии лишь разводят руками, списывая отсутствие в Москве договора на обыкновенный бардак. На него же они списывают и первоначальную реакцию «Эха Москвы» на попытку петербуржцев избрать своего директора: по словам Недоводина, Алексей Венедиктов не знал, что устав «Музфактории» позволяет это сделать. Действительно, в отличие от ЗАО, собственники ООО имеют право самостоятельно определить порядок назначения гендиректора: об этом говорится в Главе IV ФЗ-14 «Об обществах с ограниченной ответственностью». В частности, там сказано: «Уставом общества при его учреждении или путем внесения в устав общества изменений по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно, может быть установлен иной порядок определения числа голосов участников общества».

Этим же договором регулируется использование товарного знака «Эха Москвы». В Пункте 6 договора указано, что радиостанция имеет право распоряжаться товарным знаком и материалами «Эха Москвы» на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а также, в соответствии с договором, создавать свои информационные службы, студии звукозаписи и пр. структуры. Миноритарии считают, что этот пункт убережет их в суде.

Почему питерским «Эхом» занялся именно Венедиктов

В ходе освещения конфликта на «Эхе» некоторые комментаторы в СМИ высказывали недоумение по поводу роли Алексея Венедиктова. Действительно, в какой-то мере странно, что споры собственников комментирует главный редактор радиостанции. Конечно, Венедиктов сам является совладельцем «Эха Москвы»: по разным данным, ему принадлежит до 18% акций радиостанции. Фактически, Алексей Венедиктов — главный редактор и такой же миноритарий. Однако, если верить миноритариям петербургской радиостанции, то предложения от «Эха» озвучивает именно Алексей Венедиктов и, что самое странное, порой преподносит решения как единоличные. Почему именно Венедиктов стал рупором и, с его слов, медиатором конфликта, до конца неясно.

Сам главред «Эха Москвы» утверждает, что пытался наладить компромисс и сохранить радиостанцию. Венедиктов также писал, что старается выступать посредником в переговорах и выпросил у «Газпром-Медиа Холдинга» разрешение на организацию в «Музыкальной фактории» совета директоров.

Нам удалось поговорить с источником в «Газпром-Медиа», который на условиях анонимности сообщил, что Алексей Венедиктов просил руководство холдинга не вмешиваться в ситуацию вокруг петербургской радиостанции, обещая решить проблемы самостоятельно.

Поведение Алексея Венедиктова крайне странно, особенно в контексте событий последнего года, которые разворачивались на самом «Эхе Москвы». Напомним, год назад «Газпром-Медиа» поменял гендиректора радиостанции: вместо бессменного Юрия Федутинова им стала Екатерина Павлова. Тогда Алексей Венедиктов был настроен резко против этой кандидатуры и рассматривал назначение Павловой как инструмент цензуры, в том числе и финансовой, но Анну Сахарову, судя по всему, инструментом давления на петербургских коллег теперь не считает. Источник в медиахолдинге также подтвердил нам, что Алексей Венедиктов и вся редакция радиостанции были резко против Екатерины Павловой и что именно Венедиктов старался «выжить» гендиректора. В итоге Павлова не продержалась на радио и года: в декабре собрание акционеров избрало гендиректором Михаила Демина, чью кандидатуру Алексей Винедиктов поддержал всем пакетом акций миноритариев. И вот 19 марта стало известно, что «Газпром-Медиа» намерен уволить Михаила Демина, позвав на его место Екатерину Павлову. Смену директоров в условиях кризиса Венедиктов назвал чехардой: «Чувствую себя клоуном в цирке», — написал главред «Эха» в Твиттере. При этом сам он активно лоббировал назначение на петербургскую радиостанцию гендиректора без какого-либо опыта работы, без репутации в СМИ и без внятной биографии.

Почему нервничает «Эхо»

На «Эхе Москвы» нет денег. Бюджет радиостанции на 2015 год сверстан с учетом дефицита примерно в 20%. Для покрытия дефицита радиостанция просила у «Газпром-Медиа» 100 млн рублей. Еще 35 миллионов главный редактор ранее планировал получить на переезд редакции в новый офис. Денег радиостанции не дали. Если верить слухам, то Алексей Венедиктов сейчас активно ищет для радиостанции деньги. Слухмейкеры называют неслучайным совпадение, что в середине марта главный редактор «Эха» летал в Ригу, где в это же время был Михаил Ходорковский.

Впрочем, не так важно, просил Венедиктов деньги у Ходорковского или не просил. Гораздо интереснее, почему радиостанция, которую сам Венедиктов неизменно называл прибыльной, оказалась с дефицитом бюджета.

Известно, что с приходом в «Эхо Москвы» Екатерины Павловой и в «Газпром-Медиа» — Михаила Лесина, финансовая политика в отношении радиостанции изменилась. Так, одним из первых решений было выведение офиса продаж за пределы «Эха Москвы». Теперь рекламу на радиостанции продает «Вещательная корпорация «Проф-Медиа», купленная «Газпром-Медиа» у Владимира Потанина и объединяющая 10 радиостанций. Именно в ВКПМ в декабре 2014 года должна была перейти освобожденная от должности гендиректора «Эха Москвы» Екатерина Павлова. По слухам, деньги ВКПМ перечисляет радиостанции нерегулярно. Кроме того, менеджеры ВКПМ работают в условиях внутренней конкуренции, что тормозит продажи рекламы. Схема такова: если рекламодатель обращается в отдел продаж «Проф-Медиа», его встречают менеджеры разных радиостанций, которые наперебой предлагают свои услуги. На радиостанции поговаривали, будто новое руководство во главе с Михаилом Деминым в качестве антикризисной меры откажется от наследия предыдущего гендиректора и вернет на «Эхо» собственный офис продаж. Теперь это вряд ли возможно, ведь «Газпром-Медиа» вновь предлагает кандидатуру Павловой на пост гендиректора «Эха».
Оставшись без части рекламных денег, «Эхо Москвы» начало менять финансовую политику работы с регионами. В частности, петербургские миноритарии жалуются, что Москва начинает «забивать» местный эфир своей рекламой, которая идет на баланс московской радиостанции. «Эхо Петербурга», по словам Сергея Недоводина, оказалось со связанными руками — часть рекламного эфира заняла московская реклама, поэтому зарабатывать на местных роликах у станции не получается. Как итог — снижение баланса. По версии Недоводина, в 2014 году радиостанция показала убыток в 3,5 млн рублей при положительном балансе и прибыли почти в миллион рублей. Алексей Венедиктов, меж тем, настаивает, что питерская радиостанции в прошлом году принесла 6,5 млн рублей убытка.

Нам известно, что с рядом региональных редакций «Эхо Москвы» давно работает по той же системе, по какой в российском бюджете распределяются налоги и субвенции: все рекламные деньги за эфир местные радиостанции отправляют напрямую в Москву, а взамен получают от большого «Эха» финансирование. Петербургская редакция так работать не захотела. Миноритарии также не согласились на выведение офиса продажи рекламы за свои стены, хотя они принципиально не против, чтобы ВКПМ продавала рекламу на «Эхе Петербурга», но только параллельно с собственным отделом продаж радиостанции. Кстати, один из рекламодателей «Эха Петербурга» сообщил, что в марте с ним на связь вышла ВКПМ и заявила, что в условиях нестабильности и правовой сомнительности вещания «Эха» в городе, все продажи рекламы теперь рекомендуется проводить через «Проф-Медиа». По словам миноритариев, именно рекламный вопрос стал главной причиной «бунта» против назначаемого Москвой гендиректора.

«В начале конфликта мы старались вести дела цивилизованно. Но оказалось, что причина конфликта банальная, а методы криминальные. Нет ни морали, ни правил поведения в бизнесе. Такого у нас не было даже в 90-е», — комментирует Недоводин напор, с каким московское «Эхо» продавливает на пост гендиректора петербургской радиостанции Анну Сахарову — женщину, о которой лишь известно, что она владеет иностранными языками и, вероятно, замужем за чиновником, связанным с «Олимпстроем», где некогда трудился руководитель газпромовского медиахолдинга.