Норд-Ост: прямой эфир в записи для Путина

NTV2002

Russia_calls специально для «Кашина»

В российском обществе теракты, если они не забываются, приобретают особые образы. Взрывы домов в 1999 году — самые конспирологические. Бесланская трагедия — самая кровавая. Норд-Ост — самый медийный.

«Норд-Ост» — российская версия «11 сентября». Теракт в прямом эфире. Постоянные включения журналистов с места происшествия, показ живых террористов и их трупов и наконец, как кульминация — показ штурма дома культуры спецназом в прямом эфире. Во всяком случае, в народной памяти штурм остался именно в прямом эфире. И до сих пор в качестве одного из самых популярных доводов о полезности цензуры в современных российских СМИ приводят тот эфир. Даже те люди, которые его не видели (а ведь события происходили в 5 утра по московскому времени). Удивительно, но был ли тот эфир на самом деле, остаётся загадкой.

Транслировать знаменитые кадры, на которых спецслужбы входят в здание через центральный вход и эвакуируют заложников, нтвшники, скорее всего, не могли технически, передавать сигнал в прямой эфир возможности у них не было — они снимались на любительскую камеру. Это сегодня можно вести трансляции со смартфона, а тогда на дворе был только 2002 год. Операторы нескольких телекомпаний засели в квартирах соседнего дома (который был внутри оцепления). От НТВ там было две камеры.

К сожалению, в открытом доступе нет видеоверсии прямого эфира НТВ  с 5 часов ночи до 6 утра. Можно посмотреть более поздние по времени отрывки. Была суббота, западная часть России проснулась поздно и сразу же увидела видеозапись, снятую с балкона соседнего дома во время штурма (возможно, это одна из причин закрепления образа теракта как телевизионного). Группа НТВ привезла её в телецентр и показала, когда в ДК уже всё было кончено. Другая камера канала, профессиональная, в это время продолжала снимать из квартиры соседнего дома и передавать картинку уже в прямом эфире. Запись штурма почти с той же точки утром показал и «Первый канал».

Прямой эфир НТВ тогда ретранслировало соседнее по холдингу «Эхо Москвы». Алексею Венедиктову после Норд-Оста пришлось доказывать, что угрозы операции его радиостанция не представляла. Он отправлял запись эфира Туда, а несколько лет назад она была выложена в открытый доступ. Приведём аудиофрагмент прямого эфира с 5:42 (напомним, газ в зал пустили в 5:30, то есть — штурм уже идёт):

Через несколько минут ведущий «Эха» Лев Гулько сказал, что видит на экране здание ДК, но никаких подробностей за этим не последовало (возможно, именно в это время передавали общий вид здания в темноте). На записи мы слышим телеведущего Алексея Суханова и корреспондента НТВ Александра Колпакова. Журналистов к тому времени оттеснили подальше от ДК, идёт стрельба, слышны взрывы.

Несколько фраз из прямого включения НТВ: «спецназ пошёл в сторону здания», «стрельба слышна внутри здания», «разворачивается бронетранспортёр», «подразделение спецназа ведёт себя спокойно». Затем даётся информация условно главного оперативного штаба: после стрельбы террористов за последние два часа пострадали 4 заложника (двое убиты), федеральные службы ответный мер не принимали, идут переговоры, но внятного ответа от террористов нет. О природе взрывов ничего не поясняется. Здесь стоит отметить, что в этом штабе (их было несколько) об операции спецслужб в здании и закачке газа в зал информации не имели. По словам офицера спецназа, в оперативном штабе «чеченцев, непонятных людей каких-то полно было» и «даже члены штаба из МВД (прим. — Владимир Васильев) ничего не знали». К спасательной операции милиция присоединилась, когда спецназовцы уже начали вытаскивать заложников.

По сведениям МК, «17 минут НТВ давало штурм в прямом эфире». Министр печати Михаил Лесин якобы пытался связаться с “предпринимателем Йорданом” и Савиком Шустером. Дозвониться до них не удалось.  «Лесину пришлось самому позвонить на выпуск и прекратить трансляцию». Бывший работник НТВ подтвердил нам, что Лесин звонил на канал в 5:40. В это время ответственный за телеэфир Шустер находился в душе. На звонок не ответили.

Есть воспоминания телезрителей о показе незадолго до штурма «крадущегося вдоль стены спецназа», возможно, с комментариями корреспондента НТВ Владимира Кондратьева. Картинка повторялась несколько раз подряд в видеоряде без комментариев. Но наглядных подтверждений нет. Ситуацию вокруг ДК в формате картинки без комментариев в те дни показывали часто. Туда попадало постоянное передвижение войск и автомобилей. Журналистка Ольга Романова два года назад заявила, что видела  на «Первом канале» «передвижение группы захвата».

Из аудиозаписи следует, что ничего, кроме сообщений о непонятных взрывах, стрельбе, расширении оцепления, неясного передвижения правоохранительных органов, зрители во время штурма не увидели. В эфире цитировались заявления штаба, а показанное оцепление вело себя спокойно. Именно около него  был задержан «информатор террористов», смотревший за событиями не по телевизору, а вживую. В самом здании к началу трансляции НТВ в 5:40 уже было не до просмотра телевидения. Оборонять ДК с помощью ТВ-картинки террористам было трудно, даже если бы картинка была. Спецназ проникал в здание не в одном месте, газ пускали из подвала.

Разговоры о том, что террористы, узнав о передвижении спецслужб, взорвали бы здание, разбиваются о факты: времени активировать бомбы у смертников было достаточно (об этом говорили представители спецслужб), газ подействовал не мгновенно, операция велась далеко не одну минуту. Существует довод и против: поскольку террористы не были самостоятельны в решениях, «кто-то», руководящий ими, мог привести взрывное устройство в действие или отдать приказ о взрыве на основе телетрансляции. Но опять же, время у «кого-то» узнать о ситуации по телефону от террористов и без того было. Прожектора на площади у ДК погасли ещё в пять утра.

Через месяц во время встречи с представителями СМИ президент Путин обвинил один из неназванных телеканалов  корыстном, ради рейтинга, в показе «за несколько минут до штурма передвижения спецназа», что «могло привести к огромной трагедии». Он назвал это не ошибкой, а «именно сознательным игнорированием договоренностей с Минпечати и предписаний руководителей оперативного штаба, который действовал в строгом соответствии с законом о борьбе с терроризмом». Наверное, после этих заявлений и устоялось мнение, что штурм транслировался в прямом эфире, а значок НТВ на фоне надписи «Норд-Ост» стал одним из символов теракта. Путин поверил, за ним поверила вся Россия. По данным «Коммерсантъ-Власть», Путину принесли кассету с эфиром НТВ, которая доказывала вину канала. После обвинений НТВ отправил свою кассету с записью, где ничего подобного не было. До Путина она не дошла. По другой версий, Путин и Йордан смотрели кассету совместно в автомобиле президента.

Гендиректор НТВ Борис Йордан отправился в отставку через два месяца. Последующие главы канала уже лично контролировали информационное вещание. Вскоре с четвертой кнопки ушли Леонид Парфёнов, сделавший после теракта знаменитый выпуск «Намедни» с озвучиванием совещания у Путина, и Савик Шустер. Самое широкое (он занимал почти всю сетку) и полное освещение и теракта стало поводом для врагов Йордана, среди которых были Лесин и Добродеев, убедить президента убрать американского гражданина из газпромовского медиахолдинга.

Штурм, газ, автобусы с заложниками, заявления о террористах, которые смогли скрыться (потом исчезнуть) — всё это было уже на третью ночь драмы. Ранее цензура боролась с попаданием в эфир голосов террористов и их требований. В первую ночь в эфире НТВ ведущий попросил заложницу передать трубку террористу, трубку передали, но канал звонок из прямого эфира сразу же выключил. Интервью террористов группе НТВ, пришедшей в здание ДК, пересказали без их голоса. За передачу в эфир требований террористов был отключен телеканал «Московие». Сайту «Эхо Москвы» пришлось удалить  запись получасового разговора террориста с ведущими радиостанции. Через два года в Беслане террористы слова не получили (кассета с якобы их требованиями на ТВ не попала).

В государственных СМИ с ограничениями было строго. По словам бывшего корреспондента РИА Новости, из 74 сообщений, переданных им с места событий, через цензуру прошли только 4. К тому же и власть, и террористы использовали в качестве оружия дезинформацию.

После захвата заложников представители власти и журналистского сообщества просили журналистов быть осторожней, фильтровать информация, чтобы не провоцировать террористов. Не все смогли соблюсти эту просьбу. В эфире НТВ вышла передача Савика Шустера «Свобода слова» с эмоциональными высказываниями родственников заложников (отметим, что во время теракта в Беслане ток-шоу подобного формата с ведущим Владимиром Соловьёвым отменяли дважды). В одном из первых включений с места событий продюсер мюзикла Александр Цекало рассказал лишнего про входы в здание ДК.

Эти программы шли в прямом эфире, в отличие от видеоколонки «Однако» с Михаилом Леонтьевым, в которой тот пригрозил уничтожить террористов. «Что касается политических решений, разворота политического курса России под дулом бандитских автоматов — этого не будет больше никогда,» — сказал Леонтьев в эфире «Первого канала», который террористы смотрели в заминированном здании. «От того, как сложится судьба этой банды, зависит будущая судьба России. И мы знаем, как она, эта судьба, сложится».

О санкциях в отношении автора ничего неизвестно. «Первый канал» открестился от передачи, назвав её авторской, и оставил «Однако» в сетке. Передача Михаила Леонтьева до сих пор выходит в эфир. А самый медийный теракт в истории России стал самым загадочным, без ответов на явные вопросы и суда.

Также читайте на «Кашине» — что писали о Норд-Осте в 2002 году.

  • Сергей Иванов

    При штурме Норд Оста погибло много людей, ФСБшникам плевать на людей, чтобы самим не лезть под пули пустили газ и отравили людей.