Печорская народная

Это Курессааре (фото Олега Кашина), то есть такой же, как Печоры, русско-эстонский уездный город, которому повезло.
Это Курессааре (фото Олега Кашина), то есть такой же, как Печоры, русско-эстонский уездный город, которому повезло.

От Кашина: Печорский район Псковской области, бывший до 1940 года частью независимой Эстонии — мы уже не впервые вспоминаем о нем, когда в каких-нибудь постсоветских краях случаются территориальные споры с участием России. Я ездил в Печоры в августе 2008 года, сразу после грузинской войны — писал про «Цхинвал на русском севере», потому что это ведь действительно зеркальная ситуация: в Южной Осетии еще задолго до войны у всех были российские паспорта, а в Печорах паспорта у всех эстонские — в общем, понятная ассоциация.

Сейчас, уже в контексте украинских событий, Печорами заинтересовался друг нашего сайта Максим ФЕДОРОВ. Специально для «Кашина» он поговорил с типичным представителем тайной эстонской диаспоры из Псковской области, с настоящим, то есть в буквальном смысле, национал-предателем, человеком, имя которого нам пока ничего не скажет (тем более что он просил его не называть), но потенциальным героем завтрашних политических новостей из, может быть, самого рискованного с точки зрения перспектив в составе России маленького района в нескольких часах езды от Москвы.

Как вы стали гражданином Эстонии? Насколько сложно было оформить второе гражданство?

У меня дедушка проживал в Печорском районе, когда это еще была заграница, как и у большинства тех, кто за последние двадцать лет получил эстонское гражданство, жили там дедушки, бабушки, прадедушки и прабабушки. Сама процедура получения простецкая – готовишь пакет доказательных документов, делаешь запрос в эстонский архив, получаешь справку, что твой предок действительно как-то числился – был где-то прописан, служил в армии, в пожарных или что-то еще. И если все это подтверждается, то никаких проблем с выдачей «корочек» нет. Я получал паспорт в самой Эстонии — оформляешь однократную визу и приходишь в любой департамент гражданства и миграции. Они много где есть, не только в Таллине – в Тарту, например, или в Выру. Сдал документы, тебе говорят – погуляйте полтора часа. Возвращаешься и получаешь свою паспортину. Знания языка при этом от меня никто не требовал – я получил гражданство по праву рождения.

Я слышал, что многие псковичи превратились в «эстонцев» вообще никуда не выезжая?

Можно всё сделать и в Пскове через консульство, но так получается дольше. Вообще когда в начала 1990-х пошла волна оформления синих паспортов, то в Печорском районе зашевелились специальные люди, которым сами же эстонцы доплачивали за просветительскую работу. Эти ребята вычисляли всех, кто имеет основания на получение гражданства, предлагали, объясняли преимущества. Реальная агентурная сеть работала, и не надо думать, что с того времени что-то изменилось.

И сколько же сейчас насчитывается «псковских эстонцев» — кто-нибудь владеет точной информацией?

Точно не скажет никто – ни ФСБ, ни эстонские спецслужбы. По оценке консульства (оно проводило какие-то исследования), в Печорском, Палкинском и Псковском районах и в самом Пскове набирается около 8-10 тысяч граждан Эстонии, большинство, конечно, печоряне. На самом деле, это очень много. Ведь в том же Печорском районе взрослого населения (избирателей) всего 18 тысяч человек, и из них 6-8 тысяч – «эстонцы». В электоральном плане огромная сила, позволяющая местной власти как угодно чмырить нынешнюю областную администрацию во главе с Турчаком. Влияние Пскова в районе намного слабее, чем было даже при прежнем губернаторе.

И если во всей остальной области политическая жизнь почти полностью заморожена, то в Печорах постоянно идет движуха под разными флагами: раньше коммунисты воевали с едросами, теперь одна группа едросов противостоит другой, но в реальности это внутренние процессы, из областного центра никак не контролируемые. Анализа ситуации нет ни у кого, эта история мало-помалу раскачивается, но что точно там происходит – одному богу известно. Причём эстонский вопрос как раз пока никак себя особо не проявляет.

Но может проявить? Какой вообще интерес Эстонии раздавать местным свои паспорта?

Для эстонцев выдача паспортов даёт внушительный демографический эффект. Что там у них есть? Миллион плюс-минус сколько-то – всё население страны, так что псковские десять тысяч – солидная добавка. Конечно, те, кто здесь плотно застал советский период, они вросли корнями. Но люди помоложе (например, мои одноклассники и еще младше ребята) уезжают учиться и работать в Европу. Они едут рожать в Эстонию, они едут получать медицинские услуги, они начинают там укрепляться и заводить бизнес.

Кстати, печорские эстонцы могут голосовать на выборах всех уровней, я тоже могу. В день голосования в консульстве вывешивается объявление, всех приглашают. А тем, кто паспорта получал в Пскове на Народной улице, им вообще на российский адрес приходит по почте извещение о выборах с приглашением проголосовать.

В Печорах работает эстонская школа (по-моему, единственная в России муниципальная школа, где есть преподавание на эстонском языке), так в неё такой конкурс, с которым не сравнится никакой псковский лицей. И всё потому, что оттуда прямая дорога на бесплатное обучение в Тартуском университете. А это не ПсковГУ, уровень образования принципиально другой.

Можно ли ожидать, что рано или поздно Эстония предъявит территориальные претензии на свой бывший уезд Петсери?

Подписан пограничный договор, формально никаких претензий нет. Но вообще это большой вопрос. Эстонцы приобрели здесь огромное количество лояльных людей. Пусть 90% пользуются эстонским паспортом только для того, чтобы не бегать в консульство за визой. Но ведь 10% (а то и больше) совершенно лояльны к эстонскому государству. Разве можно рассчитывать, что нынешняя ситуация в России продлится вечно? Да всё может обрушиться в любой момент. И если Российская Федерация посыпется на части, то здесь может произойти что угодно. В украинских событиях сама же Россия показала, что, в общем-то, плевать хотела на чью бы то ни было территориальную целостность – собираем референдум, и до свидания. Кто здесь выступит организатором? Печорская территориальная избирательная комиссия. А она контролируется областью? Да ни хрена она не контролируется!

В Печорский район закачивались и закачиваются до сих пор европейские деньги в большем объеме, чем во всю остальную область. Сделана дорога, дом культуры, очистные сооружения – все это на европейские деньги. Сложить всё это – получатся немалые инвестиции. И вся та работа, которую проводят европейские фонды – выравнивая и отстраивая, вкладываясь в Печоры – она чёрт знает к чему может привести.

Сейчас эстонцы даже новую тему вводят для нерезидентов – виртуальное гражданство. Они понимают, что главный ресурс – люди, поэтому всякую местную элиту стараются втаскивать к себе. В районе совершенно определённо сложился достаточно влиятельный слой «эстонцев», в области – тут у меня точной информации нет, но я лично знаю множество людей, которые сидят и в администрации области, и в силовых структурах, и в СМИ и так далее, при этом держат дома в укромном месте эстонский паспорт.

Совсем скоро наличие незадекларированного второго паспорта будет уголовным преступлением.

Да, когда людей загоняют в угол, многие идут и показывают свое второе гражданство. В псковском УФМС сейчас редкостный трэш происходит – очереди по сотне человек; записываются, говорят, чуть не с пяти утра. Наивные такие, не хотят головой подумать лишний раз, а потом будут волосёнки рвать. Я предполагаю, что вся эта катавасия с уведомлением затеяна только для того, чтобы в скором времени Российская Федерация в суде имела позицию. И когда ты своей рукой подпишешь, что да, у меня есть второе гражданство, то потом ты уже никуда не соскочишь. Признание – царица доказательств. Пройдет год, а то и меньше, и примут полный запрет на второе гражданство. Примитивная двухходовочка.

И я вижу, что все, кто каким-то образом связан с властью (чиновники, депутаты, полиция), они сейчас прячутся и спешат ничего декларировать. И вообще большинство наших «эстонцев» ходит с фигой в кармане, они впереди паровоза бежать не станут.

Если обладателей синих паспортов заставят отказаться от эстонского гражданства, что они потеряют?

Люди за это время привыкли не пользоваться визами. Ты едешь или идёшь пешком через границу, показываешь с нашей стороны российский паспорт, зашлёпанный только российскими штампиками. А в Эстонию входишь с эстонским и без всяких виз. Понятно, что такие бонусы, как поездки во Францию, Италию, Германию, печорянам не нужны были. В одну сторону таскали водку, сигареты, бензин, сахар, а оттуда – автозапчасти, вино, помогали валютчикам, то есть для местных при границе существовал нормальный привычный заработок. И сейчас основной вал людей, идущих в УФМС заявить о своем втором гражданстве, делают это, чтобы сохранить профит. Посмотрим, что будет с ними через год.

То есть вы «декларироваться» не собираетесь? И даже возможность уголовного дела не пугает?

Я не сомневаюсь, что все, кому надо (в первую очередь, конечно, ФСБ), знают поименно тех, кто имеет эстонские паспорта. Вопрос в доказательной базе. Ну, остановят меня где-то в Пскове на улице, вывернут карманы и найдут синие «корочки». И что с того? Купил в Питере, в подворотне у метро. Сделают запрос в эстонском консульстве. И какой ответ получат? Да их пошлют подальше! Потому что если нет открытого уголовного дела по настоящим преступлениям, и эстонцам не предъявлена весомая доказательная база, то во всех остальных ситуациях никакой информации от них не будет.

Во всяком случае, останетесь без паспорта.

Но дальше-то что? Напишу заявление в консульстве, что какие-то псковские ушлёпки у меня его отобрали. Через десять дней приду за новым. И потом ведь Эстония не в каменном веке живёт: на границу я могу заявиться вообще без паспорта, сообщить свой идентификационный код – аналог нашего ИНН, и пограничники по этому коду в электронной базе открывают все мои документы, всю историю. Паспорт как таковой вообще не нужен.

Конечно, лично у меня ситуация не очень простая. Я хочу отправить детей учиться в Европу. У нас в семье сейчас эстонский гражданин не только я, но и мои дети, и если я откажусь от своего гражданства, то эта лавочка – возможность для них получить бесплатное образование – закроется. А так – пусть они подрастут и сами для себя выберут свое будущее. Может, они решат во Францию сорваться или еще куда-то – у них с этим никаких проблем не будет. Это главная вещь, которая заставляет меня держаться за эстонское гражданство.

Но не единственная?

Плюс медицина, возможность лечиться в Эстонии. Надо понимать, что там совершенно другой уровень. Плюс правовая защита. Я одни раз столкнулся с этим за границей, в Латвии. В общем-то, недоразумение, вины за мной никакой не было, но меня задержали и доставили в участок. Дайте мне российского консула, говорю полицейскому. Тот сбегал за подмогой, собралось всё отделение. Подталкивают все вместе мне телефон: давай, говорят, звони – ты на нашей памяти тут сто двадцать какой-то, но ещё ни к кому и никогда из Риги сюда консул не приезжал. Я смотрю – они вовсе не шутят. Хорошо, не вопрос. Из другого кармана достаю второй паспорт: тогда, говорю, давайте эстонского консула. Тут у них морды сразу поскучнели, и у нас начался конструктивный разговор. Потому что они знают – эстонец приедет за мной, пусть это в 180 километрах от Риги, то есть совершенно другие расклады.

Посмотрите, как те же эстонцы попадали в неприятности где-то в африканских странах –за них впрягаются и не спрашивают, знают эти граждане эстонский язык или нет. Приезжают из консульства за тридевять земель, начинают мозг выносить, оказывать правовую помощь, деньги перечислять, и понеслось-поехало. И это очень важный момент. От России такого ждать не приходится.

  • Лучше хором

    Вот вы тут над эстонцами изгаляетесь, а тем временем старший сын Бориса Громова служит в Вооруженных силах Украины в звании полковника.

    • AnsonFirst

      Молодец, что еще сказать. Военный — вот и служит.

  • Александр Полянский

    есть еще одна тема по Печорскому району — которую нельзя обходить стороной: Псково-Печерская лавра. помимо того, что это приграничный район, это крупнейший православный паломнический центр, сие — ключевой фактор жизни района