Есть только суд

tumblr_inline_n5kykdCLDw1r5zd6q

Сергей СМИРНОВ, специально для «Кашина»

Пустой зал Одинцовского городского суда, на столе адвокатов 6 игрушечных машинок и соответствующая по размерам фигура человека с непропорционально большими руками, поднятыми вверх.

– Покажите как все было, где вы стояли, – призывает судья «потерпевшего» гаишника Кириллова. Тот начинает двигать машинки по столу, затем рассказывает, как его нога попала под бампер автомобиля Вадима Коровина, и гаишник чуть ее не лишился. Потерпевший неубедителен, в его словах просто нет логики.

А дело вот в чем. Год назад Коровин ехал по Рублевке в сторону МКАДа вечером. На однополосной трассе из Москвы в сторону области была пробка, как всегда. Поэтому кортеж с мигалкой ехал по встречке, тоже как всегда. Им навстречу ехал Вадим Коровин, он не стал съезжать на обочину и остался в своей полосе. На своем автомобиле он «уперся» в кортеж и остановился. Из машины сопровождения вылетел гаишник Кириллов, будущий пострадавший и стал требовать, чтобы Коровин съехал на обочину. Вадим отказался и попросил у мента предъявить документы. Документы тот не показал, что признал в суде: «Я имел право их не показывать». Дальше по версии гаишника машина с мигалкой заехала в свою полосу, объехала автомобиль Коровина и «охраняемое лицо» уехало по своим важным государственным делам. А Коровин в ответ протаранил несчастного гаишника Кириллова, повредив ему голень и причинив физические страдания. Зачем Вадиму было давить гаишника, совершенно неясно. Мало того, Коровину, после его якобы тарана, дали спокойно уехать. А задержали уже на посту около МКАДа, скорее всего, по распоряжению охраняемого лица в автомобиле с мигалкой. Кто это был до сих пор непонятно, но судя по кортежу и туманным намекам ментов, кто-то из очень высокопоставленных силовиков.

В итоге на Коровина завели дело по части 2 статью 318 УК (насилие в отношении представителя власти, опасное для здоровья), очень хотели закрыть в СИЗО, но по не совсем ясным причинам взбунтовалась прокуратура. Хотя Кириллов и принес справку из травмпункта о ссадине, потом он в суде забыл, какая нога у него болит, и хромал на другую.

То есть понятно, что Коровин просто достал своей активностью, и его решили наказать. Перешел красную черту. Пострадавший гаишник и другие свидетели обвинения – все менты – лгут, это очевидно. Поэтому интересно наблюдать за противоречиями в их показаниях. А они на каждом шагу. Так, Кириллов говорит, что не падал на коленку, а начальник того самого кортежа в суде уверяет, что лично своими глазами видел, как упал. И все так у них.

На следующем заседании выступал заводивший на Коровина дело следователь Айвазян, который последовательно практически на все вопросы отвечал «Не помню». Чтобы не накосячить. Но и этого избежать не удалось, конечно. Например, он постоянно апеллировал к старым протоколам. Когда адвокат Сергей Бадамшин поинтересовался, как же так вышло, что по протоколу место происшествия осматривали в 3 часа ночи при естественном освещении, Айвазян сдулся. «Ну это техническая ошибка». «А почему понятые подписали такой протокол», – продолжил Бадамшин. «Много времени прошло, не помню», – ответил следователь. Потом Бадамшин начал выяснять, ну вот как же так, у следователя по справке всего лишь ссадина, а дело заведено по части 2, то есть до 10 лет. Но тут его оборвал судья, который сказал, что это отношения к делу не имеет. Потом Айвазян рассказал, что адвокат Бадамшин ему в первые сутки показал видео. На вопрос судьи зачем, следователь сказал, что оно доказывало невиновность Коровина. По мнению адвоката, по мнению адвоката, начал оправдываться после неловкой паузы Айвазян. «А по-вашему мнению?» — удивился судья. «По-моему, видео доказывало виновность Коровина», – выдохнул Айвазян. Ну и чего нет в деле тогда? А нет ответа на такие вопросы, следователь ничего не помнит. На всякий случай.
Вот так примерно идет суд у Вадима Коровина в Одинцово. Ему в итоге перебили вторую часть на первую, теперь грозит 5 лет максимум, а сам он под подпиской.

За пару дней до этого я сходил на процесс по Болотной, где судят Алексея Гаскарова, Илью Гущина, Александра Марголина и Елену Кохтареву, которая признала вину, готова была к особому порядку, но нет.
Интерес к процессу близок к нулю, и это очень грустно. Хорошо помню, как только начиналось «болотное дело», и я писал первые репортажи тогда еще в Газете.Ru, резонанс был большим. Много просмотров, реплаев в твиттере. И как постепенно это все пошло на спад, люди начали привыкать к бесконечным судам. А потом был первый процесс по Болотке, добивший окончательно и журналистов. Поскольку писать с него репортажи было практически невозможно, учитывая, что талантливый адвокат мог по 4 дня вести нудный допрос полицейского начальника, а на суд стали ходить в основном активисты, от общения с которыми обычный человек через пару минут испытывает дискомфорт.

Сейчас внимание к новому процессу минимально, вот сам Гаскаров пишет, что по понятным причинам.

А суд идет. Дает показания сотрудник 2-го оперативного полка Давыдов. В кожаной крутке и каких-то нелепых китайских кроссовках он выглядит, как гопник из провинциального города. Он дает длинные объяснения, как в группе сотрудников рассекал толпу после начала массовых беспорядков. Это вообще характерно для всех ментов – свидетелей обвинения. Все как один говорят о массовых беспорядках. Такие умные, все смогли квалифицировать события еще до предъявления официального обвинения. Затем Давыдов говорит как его товарища Антонова «державшего меня сзади за плечи» «избил» Илья Гущин. Конечно, на все уточняющие вопросы защиты Давыдов отвечает «не помню». Свидетель обвинения спутал цвет майки Гущина, он говорил о желтой, а в деле «зеленая». «Но вы же могли забыть, столько времени прошло», – помогала прокурорша. «Да, мог», – отвечал сотрудник. Конечно, Давыдов не видел никаких эпизодов использования сотрудниками полиции спецсредств. Никакого избиения демонстрантов. То есть сотни тысяч человек видели на Youtube как избивают людей на Болотной, того же Гаскарова, например. И только менты глухи и слепы.

Гаскаров на процессе не скрывает, что делал все то, что следствие пытается квалифицировать как уголовное преступление. А именно — мешал ментам избивать людей. Одного оттащил, например. Причем ведь 6 мая министром внутренних дел еще был Рашид Нургалиев, который сам говорил, что граждане имеют право на сопротивление в случае противоправных действий ментов. То самое знаменитое «Нургалиев разрешил». Но опять же, мы все понимаем, никакие аргументы в сегодняшнем суде не работают. Полиховича посадили просто за то, что он держал другого демонстранта и не отдавал полицейскому.

Судя по последней волне «болотного дела», расследовать его будут до окончания срока давности, то есть 7 лет. До мая 2019 года. Так что нас ждет еще много судов только по Болотке.

А вообще суды идут практически каждый день. Апелляции, административные дела, НКО пытаются признавать иностранными агентами, сейчас еще с Крымом будут новые процессы. Глава «Агоры» Павел Чиков написал в твиттере: «Гражданское общество России с улиц переместилось в суды, а оттуда уезжает в тюрьму». Слушайте, но это именно так, и убедиться в этом можно каким угодно способом, есть огромный выбор. Вы можете приехать в Одинцово, или прийти в Замоскворецкий суд, или в Мосгорсуд на апелляцию по Болотке-1, там же идет дело Удальцова-Развозжаева, скоро очередной процесс над Навальным. Нет никаких выборов, нет никакой амнистии, нет даже Крыма и Украины, есть только суд.