20140429-165930.jpg

Значит, тут меня уже спрашивают, чего это я так маниакально отрицаю участие российских регулярных сил в донецких событиях.

Отвечаю. Участие российских регулярных сил в донецких событиях я отрицаю прежде всего потому, что нет ничего, что бы на такое участие сейчас указывало, нет ни одного доказательства. Мое поколение помнит формулировку «девять арабов и негр» из Беслана, потом оказалось, что это было десять чеченцев и ингушей, у одного из которых до черноты обгорело лицо. Насколько понимаю, что-то похожее происходит и сейчас.

Что точно есть? Есть много всяких разных сил и структур. Есть лидеры ДНР, которые, если кто сегодня пропустил, уговаривали толпу у дворца Ахметова не штурмовать ворота, потому что частная собственность неприкосновенна. Очевидно, это люди, работающие на Ахметова. Одна из таких вооруженных структур, кстати, называется «Восток» — а у нас многие помнят, что был такой чеченский батальон ГРУ (давно ликвидированный, а командиров поубивали люди Кадырова), и поэтому многие думают, что это чеченский батальон.

Есть отряды Стрелкова в Славянске. Из истории со знаменитым Мурзом мы узнали, что есть какие-то отряды с собственной контрразведкой в городе Антраците, которые Стрелкову не подчиняются. Наверняка таких Антрацитов по области много.

Есть два региона, в которых уже почти два месяца идет гражданская война. Гражданская война — это когда есть много разных полевых командиров, отрядов, народных мэров и прочего, слабо связанных между собой и воюющих кто во что горазд. И, как это было в Югославии, Абхазии, Чечне и других местах, есть масса людей в разных странах, давно мечтавших повоевать и с удовольствием едущих туда, где стреляют. Мы точно знаем о существовании двух таких людей, олицетворюящих крайности такого подхода к жизни — уже упомянутый Мурз, то есть полубезумный инвалид, которого сразу схватят и посадят в яму, и уже упомянутый Стрелков, который умеет и любит воевать и имеет связи среди людей с деньгами в Москве. Остальные типы умещаются между Мурзом и Стрелковым — среди них наверняка есть и чеченцы, и осетины (я на днях давал ссылку на околоволодинский ресурс «Регнум», который ругал южных осетин за то, что они едут в Донбасс, и просил их туда не ехать, потому что это контрпродуктивно), и много кого еще. Война — это воронка, затягивающая авантюристов откуда угодно, но воронка — это совсем не организованная кем-то кампания, это вполне стихийный процесс. Те, кто делают из этого вывод о том, что там воюет Россия, попадаются в ту же ловушку, в которую в нулевые всех ловила путинская пропаганда, показывавшая нам каких-то арабов в Чечне и утверждавшая на этом основании, что против России там воюет какой-то террористический интернационал.

Разумеется, российское государство с самого начала было лояльно антикиевской стороне украинской гражданской войны — и медийно, и дипломатически, и как угодно еще. Более того, если бы не позиция российского государства, занятая им с самого начала событий на Майдане, никакой войны, как уже не раз говорилось, не было бы. Но из этого вообще никак не следует участие России в донбасской гражданской войне — даже про оружие все существующие версии (в том числе о пресловутых «Фаготах») не доказываются никак.

Два месяца назад происходящее в Донецкой области еще могло быть заговором. Сейчас это уже стихия.