1624742_844333405581692_138035284_n

Олег КАШИН, «Кашин»

Я точно знаю, что если бы завтра Путин ввел танки в Прагу, я был бы против вторжения. Встал бы в пикете, подписал бы коллективное письмо протеста, перепостил бы в фейсбуке стихотворение про «танки по Яну Гусу, Пушкину и Петефи».

Знаю точно, что если бы завтра американцы сожгли напалмом деревню во Вьетнаме, меня бы это возмутило, я написал бы статью о том, что сжигать деревни нехорошо, а если бы какой-нибудь мой знакомый пришел ко мне в рубашке с надписью «US Army» я бы ему сказал — зачем ты носишь эту рубашку? Ведь парни в таких рубашках сожгли деревню во Вьетнаме.

А если бы завтра власть в Камбодже захватила какая-нибудь леворадикальная группировка, я бы не задумывался о том, как мне относиться к этой группировке — конечно, плохо. Я же знаю, что они выселят людей из городов, физически уничтожат всю интеллигенцию, а всех остальных заставят с утра до ночи работать на рисовых полях.

Наше, людей двадцать первого века, преимущество перед теми, кто жил до нас — мы хорошо знаем историю, мы выучили ее уроки, мы сделали все выводы и никогда не допустим повторения. Мы знаем, что если к власти приходит австрийский ефрейтор с усиками, на рукаве которого повязка со свастикой, и если он и его единомышленники приветствуют друг друга, выбрасывая вперед и вверх распрямленную правую руку — значит, они плохие. Мы знаем, что если у власти оказывается грузин со следами оспы на лице, предпочитающий полувоенную одежду и использующий в своих речах обороты, выдающие в нем выпускника духовного училища — то это плохой грузин. Мы знаем, что если у крестьян отбирают их дома и землю, а самих их отправляют копать канал через Карелию — это плохо. Мы никогда не потерпим, чтобы людям какой-нибудь национальности выдавали желтые знаки, которые нужно носить на одежде. Нас возмутит, если нашего любимого голливудского актера не допустят к роли из-за подозрения в прокоммунистических симпатиях. Если мы узнаем, что в Китае из университета уволили профессора и заставили его в шутовском колпаке пройти через толпу студентов — наши симпатии, конечно, будут на стороне этого профессора. А если поперек какой-нибудь европейской столицы кто-нибудь построит бетонную стену и объявит эту стену государственной границей, которую нельзя пересекать — мы, конечно, будем против этой стены.

Хорошо быть умным, хорошо знать историю, хорошо уметь делать из нее выводы и знать, что мы никогда не допустим повторения.

И вот сейчас я, знающий, понимающий и не желающий допустить повторения, смотрю на происходящее в Донецке, и фейсбук спрашивает, о чем я думаю — а я думаю о своих предках, похороненных на территории современной Донецкой области, а больше по поводу Донецка никаких мыслей у меня нет.

Вот если бы Путин ввел войска в Прагу, или если бы американцы сожгли вьетнамскую деревню, или если бы китайского профессора вывели на площадь в колпаке, я бы знал, как к этому относиться, честное слово.