Протесты школьников: 2017 против 2010

Шутер от первого лица. Манежная, 11.12.2010. Фото: Илья Варламов

Russia_calls специально для «Кашина»

Прошедшие 26 марта митинги против коррупции прозвали «протестом школьников». Подростки слишком выделились среди привычной оппозиционной публики. Эксперты по традиции сравнивают, чем отличились воскресные митинги от «болотных» пятилетней давности. Но в истории современной России уже были события, которые можно назвать «протестом школьников». И происходили они в декабре не 2011-го, а 2010 года.

Поводы для недовольства

2010 – Коррупция, этнопреступность, ксенофобия.

В декабре 2010 года в Москве в результате уличного конфликта был убит Егор Свиридов. Подозреваемые в убийстве были отпущены полицией под давлением братьев по крови. Свиридов оказался фанатом московского «Спартака» (из группировки «Юнион»), а подозреваемые – кавказцами (дагестанцами). Действия полиции и само убийство спровоцировали возмущение среди фанатов, болельщиков, националистов и им сочувствующих. Подобное в Москве уже происходило летом того же года после убийства Юрия Волкова. Устоявшийся имидж кавказских диаспор и полиции как повязанных в коррупционных связях ущемлял чувства остальных групп населения. Сюда же добавились недовольство миграцией и общая нелюбовь к выходцам из южных республик.

2017 – Коррупция, застой во власти.

На этот раз коррупция была связана не с полицией и диаспорами, а с высшими эшелонами власти. В 2010 году до лозунгов против Дмитрия Медведева и тем более Путина дойти не успевали. На первом плане были кавказцы и правоохранители. Теперь – Медведев и Путин. Хотя в 2010-м протестующие тоже упоминали Медведева, но с требованием не уволить, а выйти и поговорить.

Выходившие в 2010 году скорее были на бытовом уровне знакомы с проблемами – сочетанием коррупции, этнопреступности и ксенофобии. «Школьники» 2017 года апеллируют к более общим смыслам понятия коррупции и тем, что они увидели не вживую, а в фильме Навального.

Возрастной состав протестующих

«Школьники» у ТЦ «Европейский», 15,12.2010.

2010 – На первом плане молодёжь, включая несовершеннолетних.

В мирных акциях, например, в возложении цветов на месте убийства участвовали люди разных поколений. Из известных персон в возложении участвовал байкер Хирург. В последующем митинге на Манежной площади, закончившийся беспорядками, состав стал более молодым. Затем в «стоянии» у ТЦ «Европейский» принимали участие скорее несовершеннолетние, те самые «школьники» – учащиеся средних учебных заведений и первых курсов вузов. Средний возраст (примерные оценки) с каждой акцией опускался. Это если говорить о Москве. Но и в других городах тоже выступала молодёжь.

2017 – На первом плане молодёжь, включая несовершеннолетних.

Так получилась, что самыми яркими представителями на митингах против коррупции и Дмитрия Медведева стали несовершеннолетние и близкие к ним. Впечатление, что остальные возрастные группы решили не приходить. В интернете тоже героями стали подростки, которые выступили на митингах или захотели получить 10 тысяч евро компенсации в суде.

Важно, чем отличаются исторические события, которые за свою жизнь увидели «школьники». Условный 16-летний подросток из 2010 года рос на фоне крупных терактов, Второй Чеченской войны и конфликта в Южной Осетии. Такой же подросток, но 2017 года теракты, хоть и не крупные, тоже застал, но при нём были и «болотные» митинги, и Олимпиада, и присоединение Крыма. На второго подростка, скорее всего, больше влиял интернет, а не телевидение, как на первого. Оба они выросли при власти Путина.

К чему были готовы протестующие

2010 – Драка с полицией, ОМОНом и кавказцами.

Фанаты нередко конфликтуют с ОМОНом на стадионах, поэтому встретиться с ним на улицах им не представляется чем-то удивительным. Межнациональная ненависть копилась много лет, а молодые россияне были пропитаны ей с самого детства. Декабрь 2010 многими воспринимался как час «Х» – когда напряженность наконец-то переходит в движения кулаков. «Школьники» не были отягощены страхом получить срок за участие в столкновениях и вполне осознанно готовились именно к ним особенно после митинга на Манежной. Самой первой акцией протеста стал проход по Ленинградскому шоссе от злополучного ОВД, участники которого не боялись выходить на проезжую часть.

2017 – Задержания полицией, бескровный разгон.

Нынешние митинги – продолжение мирного протеста. Поскольку в большинстве регионах они были несанкционированными, люди должны были быть готовыми к задержаниям. Повышение правовой ответственности за участие в митингах явно не сыграло в пользу популярности митингов, отрезав самых осторожных оппозиционеров. С другой стороны, люди привыкли к мирным митингам и могли не ожидать столь активной деятельности полиции по наполнению автозаков. Доля протестных дебютантов свидетелями называется высокой.

Освещение в СМИ

2010 – Полное.

Вершиной протестов стал митинг на Манежной площади 11 декабря. Его оперативно и полно освещали в СМИ, включая оперативные эфиры на государственном «Россия 24». Но и до него на государственных телеканалах рассказывали об акциях в Москве. Следившие за реакций провластных СМИ, отмечали, что там предпочитали акцентировать внимание на  межнациональной розни, а не коррупции.

2017 – Без центральных телеканалов.

По телевидению акции протеста почти не освещались на центральных телеканалах. Исключения – короткие обсуждения в политических ток-шоу: особое мнение Владимира Соловьёва, высказывание гостя в «Первой студии» и получасовая дискуссия в «60 минут» с участием Марии Захаровой, случившаяся только спустя три дня после митингов. Своеобразным СМИ выступил ФБК, ведший прямую видеотрансляцию событий на Ю-тубе. Для протестующих интернет и в 2010 году, и 2017-м был главным источником информации.

Поддержка населением

2010 – Поддержка требований, но не беспорядков.

Кавказцы самая не любимая этническая группа в России. По опросам Левада-Центра, больше половины россиян были не против идеи «Россия для русских». Опрос, проведённый среди молодежи, свидетельствует о поддержке митингов. Однако опросы ФОМ и ВЦИОМ показали, что беспорядки на Манежной негативно воспринимались среди респондентов. Полиция воспринималась одной из основных виновных в них.

2017 – Поддержка требований, но не митингов.

Коррупция постоянно называется одной из главных проблем страны. Естественно, население поддерживает борьбу с ней. Отношение к воскресным антикоррупционнам митингам неизвестно. Можно предположить, что о них большинство просто не знает. К тому же эти митинги связаны с именем Алексея Навального, имеющего негативный рейтинг. По последнему опросу Левада-Центра, 67% россиян в значительной или полной мере считают, что Владимир Путин несёт ответственность за масштабы коррупции.

Реакция власти

Путин на кладбище, 21.12.2010.

2010 – Личное участие Путина, нахождение «козлов отпущения».

Протесты декабря 2010 года – это тот редкий случай, когда публично разруливать ситуацию пришлось лично Владимиру Путину, тогда премьер-министру. Такого не было даже во время «болотных протестов». Путин через неделю после митингов встретился с представителями фанатского движения и съездил с ними на могилу Свиридова. Вскоре он подал примирительный жест и кавказцам – боролся с ними (на ковре) во время открытия спорткомплекса в Петербурге после встречи с премьер-министром Армении.

Для подавления и дискредитации протестов непосредственно на площадях использовались подставные митингующие – как минимум дважды: якобы лидер фанатов на Манежной и зигующий активист движения «Наши» у ТЦ «Европейский. Глава МВД Рашид Нургалиев выступил с заявлением вечером после беспорядков на Манежной и обвинил в их провоцировании «леворадикалов». В результате за организацию беспорядков были посажены члены «Другой России», отрицавшие свою причастность к ним.

2017 – Комментарии в СМИ и блогах.

Власти ограничились комментариями и задержаниями. В Москве по примерным оценкам были задержаны около тысячи человек. Некоторые обвинены нападении на полицейских и экстремизме. Самое высокое по рангу лицо, которое высказалось о протестах – глава Совета Федерации Валентина Матвиенко: «Мы, конечно же, считаем, что надо проанализировать митинги. Власть не должна просто констатировать либо делать вид, что ничего не происходит. Не надо самоутверждаться за счет того, чтобы подводить людей и ставить их в ситуацию, когда они вынуждены нарушать законодательство». Провластные комментаторы обращают внимание на обещания Навального «школьникам» отсудить 10 тысяч евро компенсации за задержания, о чём прямо сказал и пресс-секретарь Путина Песков.

(Добавление: В четверг о митингах высказался лично Путин: «Я лично выступаю за то, чтобы вопросы борьбы с коррупцией были постоянно в центре внимания общественности, и позитивно всегда воспринимаю внимание со стороны людей к этим проблемам. Единственно, что я считаю неправильным: если кто-то, какие-то политические силы пытаются использовать в своих корыстных интересах этот инструмент».)

Попытки остановить учащихся учебных заведений через контрагитацию и запугивания в 2010 году вряд ли были эффективны из-за характера настроений «школьников» – они бы просто послали любых «учителей». Протестующие 2017 года выглядят более сдержанными и, скорее всего, ограничились спорами и смехом.

Реакция Дмитрия Медведева

2010 – Всё под контролем.

«По Манежной. В стране и в Москве – все под контролем. Со всеми, кто гадил, разберемся. Со всеми. Не сомневайтесь».

2017 – Комментировать бессмысленно.

Словами пресс-секретаря: «Материал Навального носит ярко выраженный предвыборный характер, о чем он сам говорит в конце ролика. Комментировать пропагандистские выпады оппозиционного и осужденного персонажа (прим. – Навального), заявившего, что он уже ведет какую-то предвыборную кампанию и борется с властью, бессмысленно».

Любопытно, что и тогда, и сейчас некоторые рассматривали митинги как предвыборные. В 2010 году ослабление Медведева было в усилении влияния Путина, показе силы премьер-министра. В 2017-м удар рассматривается как часть борьбы за кресло главы правительства и преемника.

Реакция либеральной оппозиции

2010 – Противостояние и отстранённость.

На Манежку выходили люди преимущественно правых взглядов. Облик и лозунги митингующих не воодушевили либеральную несистемную оппозицию. Более того, Виктор Шендерович при поддержке деятелей культуры даже устроил контрмитинг за толерантность «Москва для всех!». Либералы с испугом предпочли об этих митингах забыть, попрекая власть в том, что она допустила такую ситуацию.

2017 – Поддержка и отстранённость.

В отличие от 2010 года в прошлое воскресенье у протестов был один лидер – Алексей Навальный. Причём к нему на митингах публично не пытались примкнуть партийные лидеры и деятели культуры. Никаких партийных флагов и колонн на несанкционированных митингах тоже не было. Реальную поддержку задержанным оказало движение «Открытая Россия» Михаила Ходорковского. Среди парламентских партий нынешние протесты наиболее близки к КПРФ, традиционно критикующей правительство. В 2010 году по понятным причинам близость была к ЛДПР.

Место в истории

В декабре 2010 года Алексей Навальный запускал проект «РосПил», уходя от имиджа националиста.

2010 – Один из крупнейший протестов «десятых».

Если историю будут писать упомянутые «либералы» или «охранители», то особого места протесты 2010 года не займут. Но если вспомнить, какие протестные волны в России стали самыми заметными в первом десятилетии XXI века, то на первых строчках запоминаемости должно быть будут митинги против монетизации льгот и «Манежка». Для несистемной оппозиции и политической «тусовки» сюда же можно отнести Марши несогласных, Химкинский лес и акции НБП. Но картинки с этих акций не так врезаются в память массового зрителя, как полёты фаеров и новогодних игрушек в центре Москвы. По эффектности беспорядки 2010 года уступают только разгрому Тверской и той же Манежной летом 2002 года.

2017 – Скорее всего, места нет.

Нынешние митинги могут остаться в истории, если в ближайшее время случится что-то экстраординарное, связанное с ними. Например, Медведева отправят в отставку или наоборот выдвинут в президенты. О каких-либо законодательных инициативах не слышно. О создании нового движения «Наши», как бы ни желали его бывшие активисты, тоже. Похоже, что они утонут во властной тишине и останутся строчкой в биографии Алексея Навального.

Также на «Кашине»:

Конец эпохи хачей

Как я был сепаратистом

0_6d496_1e0d1d91_XL

Роман ЮХНОВЕЦ, специально для «Кашина»

Если бы это произошло сейчас, не знаю, сидел бы уже наверное в камере центра Э и думал, что не все так плохо — дадут условку или вообще штраф выпишут. Вон ребят ни за что сажают на реальные сроки, а я чего? Мелкий сепаратист, не более.

Зима 2010 года. Я — студент пятого курса, почти дипломированный специалист государственного и муниципального управления. Помимо этого — гражданский активист и без пяти минут муниципальный депутат.

Живу в небольшом поселке на окраине Калининграда, почти не общаюсь с соседями и не особо вникаю в проблемы этого населенного пункта. Знаю одно — проблем полно, и решать их никто не спешит. Только обещают.

В один из дней ко мне приходит пожилой человек. Сразу замечаю, что за поясом у него торчит пистолет, и немного напрягаюсь.

Мужиком оказался сосед. Николай Игнатьевич. Военный пенсионер и любитель разводить коз и прочую живность.

Познакомившись, этот интеллигентного вида мужчина предложил мне стать главным в придуманном им совете поселка. Так и сказал — ты, Рома, парень толковый, тебя в газетах печатают, по телевизору показывали, и вообще у тебя образование позволяет карабкаться вверх по чиновничьим лестницам.

Не помню точно, но в тот период мне было почему-то ужасно скучно. Надоели бесконечные выборы, митинги и круглые столы. Я согласился и через два дня благополучно забыл про эту встречу.

Однако через какое-то время Николай Игнатьевич пришел вновь. Снова с пистолетом и несильным перегаром. Этот разговор был более конкретным и последовательным — я становлюсь председателем Совета поселка, Николай Игнатьевич возглавит правоохранительную комиссию и все что связано с законами (потому что военный пенсионер и с пистолетом), хозяйка поселкового магазина будет отвечать за ЖКХ, а моя бывшая одноклассница и будущая коллега по депутатской скамье — за культуру.

Обговорили и назначили на грядущие выходные сход граждан. Развесили объявления по столбам, поговорили с соседями и в назначенное время собрали на окраине поселка местных жителей.

Для пущей легитимности процесса я пригласил на встречу одного из оппозиционных депутатов областной Думы, и процесс пошел. На сходе утвердили состав Совета и меня избрали председателем. В тот момент я не думал, к чему приведет наша затея и приведет ли вообще к чему-то.

Тем же вечером разослал в СМИ и органы власти электронное письмо, в котором проинформировал о поселковом событии.

К моему удивлению следующее утро началось для меня с согласования графика интервью для региональной прессы. Никогда прежде у меня не разряжался телефон от невероятного количества звонков. Сложно поверить, но за следующие несколько дней я фактически превратился в такого регионального ньюсмейкера и очень радовался этому неожиданному эффекту.

Все это произошло потому, что кто-то из журналистов (уже не вспомню кто) упомянул в своем репортаже возможность отделения нашего поселка от сельского поселения или даже от района. И эту тему подхватили остальные.

Представляете, в газетах начали выходить статьи с заголовками «Республика Ласкино» и «Ласковая революция»! И это все превратилось в снежный ком, который уже невозможно было остановить. Именно поэтому я решил плыть по течению и принял версию СМИ о желании поселка стать отдельным субъектом.

kamWrQrb.jpg-large

Как раз в тот период я активно изучал в университете основы территориального самоуправления и 131 Федеральный закон в частности. Эти знания стали основой моих выступлений в прессе, где я оперировал разными умными понятиями о самоопределении и конституционном праве. По сути, мы ставили ультиматум власти — либо она решает все проблемы поселка, либо мы отделяемся к чертям собачьим, формируем собственный бюджет, проводим выборы и живем самостоятельно. Точка.

Сейчас пишу об этом и понимаю, что это были действительно интересные и свободные времена. Меня ни разу не увезли в тогда еще милицию, не вызвали в ФСБ, никто не блокировал упоминание «Республики Ласкино» в сети, а газеты наперебой брали у меня интервью. Невероятная роскошь по нынешним меркам.

Спустя неделю шумихи меня вежливо пригласили на прием к главе района. Тогда еще мы не были знакомы, и тем более я не знал, что глава мой земляк из Казахстана.

Сергей Сергеевич Подольский, бывший чекист, внимательно выслушал все мои требования и к моему удивлению даже не стал рассказывать о дефиците бюджета. Он просто тут же дал распоряжение подготовить документы с четкими сроками и пообещал все решить. Взамен попросил перестать шуметь в СМИ, потому что губернатор очень нервничает. Как потом выяснилось, о нас узнали в администрации президента и ткнули палкой главу региона.

История закончилась неожиданно. Через 6 месяцев все обозначенные нами проблемы были решены. Главную дорогу поселка отремонтировали, вычистили бульдозерами придорожные канавы, пробурили для поселка новую скважину, начали подводить газ, поставили остановки, сделали детскую площадку и установили столбы освещения по всей длине Ласкино. Параллельно у Совета появилась возможность отслеживать перемещение денег в бюджете поселения и вносить свои предложения. То есть людям дали то, что должны были предоставить и так, но для этого потребовалось пнуть власть аж через Кремль.

Спустя год Совет перестал собираться. Проблемы решены, оперативная связь налажена, все вроде бы довольны и занимаются своими делами. С Николаем Игнатьевичем и другими членами Совета я совсем потерял связь, хоть они по прежнему живут в поселке.

Это 2010 год. Зима. Будто только вчера все произошло.

Я решил написать об этом, чтобы не забыть. Чтобы иногда перечитывать и понимать, что произойди подобное на четыре года позже, я мог бы загреметь за решетку и стать в глазах общества предателем и сепаратистом.