Не «ФСБ или Кадыров», а «Путин или Путин»

11045322_1085966211418409_6615679316019262964_n

На кадыровскую тему я в эти дни высказывался трижды и по нарастающей — сначала сдержанно, потом чуть смелей, потом еще смелей, то есть ни с первой, ни со второй попытки сказать что хотел — не смог; оно и понятно — тема хоть и кликабельная, но не очень комфортная с той точки зрения, которая исчерпывающе описывается поговоркой по поводу того, что однажды проснешься и обнаружишь свою голову в тумбочке. Тот еще секрет, конечно — мы все боимся Кадырова. Это, кстати, важно, что боимся, и об этом чуть ниже, а пока повторю, что я в эти дни трижды высказывался о Кадырове; смело высказываться — это вообще приятно, но тут почему-то чем смелее были мои выводы, тем меньше я себе в них нравился. Потому что чем более прямо ты говоришь на эту тему, тем ближе твоя позиция делается к позиции Федеральной службы безопасности (а по поводу того, что именно она сейчас информационно воюет к кадыровской стороной, консенсус у нас уже сложился).

Итак, к весне 2015 года жизнь поставила нас перед парадоксальным выводом — за кого быть, за ФСБ или за Кадырова. Впервые борьба с кадыровщиной, ее критика вышла на такой высокий уровень — раньше только «Спутник и погром» лучших времен да покойный Борис Немцов могли себе позволить сказать что-нибудь обидное о Рамзане Ахматовиче. Теперь это почти открытым текстом (мне понравился термин одного дружественного главреда — «гонка на сливных бачках») говорит наша госбезопасность. А мы ведь боимся Кадырова, не любим Кадырова. Сказав А, надо говорить и Б — если мы в этом конфликте против Кадырова, то мы за госбезопасность. Давайте выпьем же, мужчины, за тех, кто служит в ФСБ.

Когда-то еще получалось удивляться в таких ситуациях (слова «разводка» хочется избегать), но когда три года жизнь каждый день ставит тебя перед Серьезным Нравственным Выбором, ты уже отключаешь эмоции и отвечаешь на вопросы, как герой остросюжетной телевикторины — быстро и не задумываясь. Болотная или Поклонная? Болотная, дальше. Патриарх Кирилл или Pussy Riot? Pussy Riot, дальше. Геи или взбесившийся принтер? Геи, дальше. АТО или Новороссия? — на этом вопросе я выбыл, но у вас наверняка есть правильный быстрый ответ, оставляю его за вами. Ну и к следующему вопросу — ФСБ или Кадыров?

Прелесть этой череды вопросов в том, что каждый следующий вопрос не вызывает сомнений относительно предыдущего. Ставки растут, и как-то уже неловко выстраивать по их поводу зловещую теорию, что это они нарочно — ставят перед нами вопросы, не имеющие смысла и отвлекающие от чего-то действительно важного. Я уже как-то говорил, что если через точки невозврата, пройденные нами за эти три года, получается провести прямую (а это именно прямая, идеальная, ровная), то с этими точками невозврата что-то не так. Наверное, если бы у нас было время, об этом можно было бы как-то обстоятельно подумать. Но времени нет, новый вопрос уже задан — ФСБ или Кадыров?

Простите, достану свою прошлогоднюю цитату: «У нас принято говорить, что кадыровская власть символизирует победу Чечни в двух войнах последних двадцати лет, но это все-таки сильное преувеличение – Рамзан Кадыров не побеждал ни в одной из этих войн. Власть в Чечне он получил точно так же, как любой российский губернатор, – из рук Владимира Путина на условиях Владимира Путина, и нет никаких доказательств, что демонстративная свирепость, которую принято считать главной чертой Рамзана Кадырова, подкреплена чем-то, кроме полномочий, данных ему Путиным». Это не очень популярное, но все же давнее и никем не опровергнутое подозрение — среди восьми десятков путинских губернаторов есть один, такой же, как все, губернатор, у которого чуть иначе, чем у его коллег, налажена система пиара. Про любого другого губернатора мы знаем, что у него откат, дом на Лазурном берегу и подтасовки в пользу «Единой России» на выборах всех уровней. И только про главу одного южного региона мы вместо привычного набора первичных губернаторских признаков заводим песню о том, что на нем там все по-настоящему держится, и что без него регион немедленно погрузится в пучину большой и кровопролитной войны. Кто это нам сказал и чем доказал? Да никто и ничем, просто принято так думать, и нам, кажется, нравится так думать, привыкли.

И сейчас, чем острее этот вопрос — ФСБ или Кадыров, — тем острее и это ощущение, что на нашей привычке кто-то нагло и цинично играет. Зачем? Ну как зачем, три года общество непрерывно поддерживается в тонусе, опробованы и израсходованы все более-менее болезненные темы вплоть до православия, гомосексуализма и Украины. Наверное, пришла очередь чеченского вопроса — он ведь тоже важный, тоже болезненный.

Если фантазировать — без проблем, сейчас под наши аплодисменты они свалят Кадырова и действительно устроят там войну, Донбасс ведь затих, и у многих это оставляет ощущение, ну, недоигранности, что ли. А что если вместо Донбасса теперь нам сделают Чечню? Массовая нелюбовь к чеченцам — она ведь органичнее, чем нелюбовь к украинцам, да и Запад на такую войну будет смотреть гораздо проще, чем на украинскую. Новая чеченская война — это еще несколько лет максимального общественного напряжения, невротизации, давно ставшей единственным источником того, что когда-то называли политической стабильностью. Несколько лет новой чеченской войны — кто поручится, что они там в Кремле сейчас об этом не мечтают? Они же именно что годами и месяцами мыслят, не столетиями.

По убийству Немцова «источники Росбалта», то есть кадыровская сторона, настаивает на программе-минимум — эксцесс на уровне лейтенанта Дадаева, частный случай религиозной нетерпимости, ничего особенного. «Источники МК», то есть гэбуха, дают программу-максимум — несостоятельность религиозной версии, слежка еще с сентября, тщательно спланированная операция, большой чеченский косяк. Роль самой гэбухи в обоих случаях подразумевается как пассивная — ничего не знали, сами удивились. Это самое слабое место их версии — трудно представить, что спецслужбы были не в курсе такой давней операции. Проще поверить, что их пассивная роль для того и была сознательно пассивной, чтобы дать возможность Кадырову так подставиться, и уже после этого за него торжественно взяться. А если так, то это уже как бы не совсем конфликт. Не альянс, но и не конфликт.

Выбирая сейчас между ФСБ и Кадыровым, мы, кого бы мы ни выбрали, по умолчанию принимаем ту логику, которую навязывает власть. Но это им там внутри важно, какие у них между собой конфликты, и кто в этих конфликтах прав — чиновник А или чиновник Б. Для нас и тот, и другой — подчиненные одного и того же Путина. «ФСБ» и «Кадыров» — это псевдонимы Путина. Вопрос «ФСБ или Кадыров» в переводе на человеческий язык звучит — «Путин или Путин». И вот скажите мне, как может звучать ответ на этот вопрос.

Оппозиция может не пережить Немцова, атмосфера ненависти, у чеченцев есть родина, а у русских нет

0,,18289168_303,00

Убийство Бориса Немцова — это не только источник будущих политических перемен, о которых говорят сегодня комментаторы. Это уже свершившийся болезненный удар по и без того слабой российской оппозиции. Лишившись Немцова, оппозиция в России будет вынуждена заново учиться искать деньги в России и связи на Западе — если, конечно, у нее на это вообще останется время до того, как она будет полностью разгромлена.

Полностью

И зря пропускаем; просто представьте — вот этот друг Тимати, любитель дорогих автомобилей, странных костюмов и золотых пистолетов, звезда инстаграма и Бог знает кто и что еще, вот он много лет ходит по кабинетам, дает интервью, делает заявления, доказывает — нужна амнистия, нужно разрешить этим парням из леса вернуться домой к семьям. Иногда ему что-то удается, и парни возвращаются из леса или даже уже из тюрьмы, иногда не удается, и тогда Закаев, который был готов вернуться, остается в Лондоне, но Кадыров упорно продолжает бороться за то, чтобы парни вернулись из леса, и не в российскую колонию, а в родные чеченские села.

Полностью

Мы, либералы, ненавидим все, что дорого вам, и хотим, чтобы это все было растоптано, разграблено и сожжено. Наше коварство невозможно описать, в своих худших проявлениях мы прямые наследники гитлеровского фашизма, если нас не сдерживать, мы надругаемся над святынями, унизим ветеранов и предадим Россию. Слава Богу, битому псу только плеть покажи — если бы не плеть в ваших руках, на Манежной давно бы пылали покрышки. Еще раз спасибо вам за все старания, которые вы каждый день прикладываете к тому, чтобы Россия сохраняла свое стабильное развитие, чтобы в ней царили покой и любовь, чтобы торжествовал закон. Не будь вас, я не знаю, что стало бы со страной, которую я, будучи настоящим либералом, так ненавижу.

Полностью

Жанры: маленький манифест и большая умная рецензия

file

Если машина не дает сбоев столько лет, то все у нее в порядке и с управлением, и с мотивациями, и с логикой. И если эта логика не видна простому гражданину, то в наших условиях это только его, гражданина, проблема, а у Следственного комитета никаких проблем нет, он действует по своей комитетской логике, рубит лес, пожинает щепки. Просто когда государство до такой, как у нас, степени не зависит от граждан, у государства всегда будет какая-то своя собственная логика.

А гражданину будет, в свою очередь, казаться, что онo просто сошлo с ума. И если последнее слово будет за гражданином, он не пощадит такое государство и, в общем, будет прав.

Полностью

Это такой коэновский сценарий, «Человек, которого не было». На самом-то деле он был, и даже Катаева спас, и Багрицкого устроил в «Красный Николаев», и еще кому-то помог, и, может быть, среди написанного им есть сколько-то стоящих текстов, но это, видимо, уже действительно не имеет никакого значения и никогда не будет иметь. Интереса сейчас может заслуживать как раз только фокус, который нам показали Киянская и Фельдман: из обрывков старых журналов, мемуаров и уголовных дел можно воссоздать исчезнувшего навсегда человека, и ты смотришь на него — ну что, обычный советский литератор и художник второго или третьего ряда, каких много. Но если его не было до сих пор, если его не было до того момента, когда двум исследователям пришло в голову его реконструировать, зацепившись за один эпизод из жизни Катаева, — где гарантия, что рядом с ним в траве забвения не валяется еще один, такой же обыкновенный и такой же отовсюду вычеркнутый? Можно обнаружить мамонта в вечной мерзлоте, это круто, но это понятно, тут удивляться нечему. А обнаружить неизвестного, в буквальном смысле бесследно исчезнувшего писателя в Москве семидесятилетней давности — так вообще бывает? Советская история — хуже вечной мерзлоты.

Полностью

(((((((((

10312623_1078724462142584_3895427477066025966_n

На каком-то из первых допросов по моему делу следователь (еще тот, первый, правильный) спросил, не думаю ли я, что организаторы покушения на меня рассчитывали таким образом дестабилизировать политическую обстановку и подставить кого-нибудь из власти.

Я ему говорю — слушайте, ну вот вы сколько лет работаете. Вы помните хотя бы один случай, чтобы такие преступления совершались, чтобы дестабилизировать политическую обстановку и подставить кого-нибудь из власти? Хоть раз такое было?

Он такой — да, действительно, — и сменил тему, в протокол ничего не стал записывать; вот такая странная история, но нас она, конечно, не удивляет, потому что мы все понимаем, как следователю пришло такое в голову. Все живут в обществе и руководствуются принятыми в этом обществе нормами поведения. У российского общества нулевых-десятых среди прочих норм есть вот такая — все всегда исходят из того, что ничего просто так не происходит, все пиар, все обман, и, в частности, если убит чей-то враг, то это, конечно, заговор против тех, кому был врагом убитый. Такая коллективная привычка, все как-то давно привыкли, что первая версия по умолчанию — это провокация, заговор.

Вообще, честно, даже хочется, чтобы был какой-то заговор, чтобы кто-то в засекреченной комнате, собрав верных людей, рисовал розовым маркером на белой жестяной доске — так, убиваем Борю, потом майдан, потом валим Путина, потом приходим к власти. Это какое-то совсем новое чувство, раньше его не было, а теперь есть — хочется, чтобы все было не зря, и если уж люди погибают, то чтобы погибали не зря. Чтобы в конце концов это дерьмо когда-нибудь закончилось.

«Подставить Путина» — вы так говорите, как будто это что-то плохое. Жаль, что это неправда, жаль, что нет никого, кто мог бы сплести такой заговор. Жаль, что это дерьмо не закончится никогда.

В утреннем букете версий от Маркина есть даже ИГИЛ. Эти люди себя до такой степени не уважают, что готовы расписаться в чем угодно, только бы доказать, что это не они. «Это не мы, это ИГИЛ у нас около Кремля убивает людей», — друзья, если так, то зачем вы вообще нужны?

Это, кстати, очень простой вопрос — зачем они нужны. Потому что низачем не нужны. Ни Немцову, ни мне, ни вам, никому; мы просто не привыкли о них думать вот так, а это ведь несложно и не страшно — они нам не нужны. Нам, гражданам, нам, народу.

Все умные, все все понимают, все перебирают версии, все спрашивают, кому это выгодно (как будто кто-то знает, что на самом деле им может быть выгодно); игра в детектив как национальная идея, здесь каждый в душе Шерлок Холмс, скрипочка, кокаин и дедуктивные способности, сейчас немного подумает и назовет исполнителей и заказчиков.

Как будто отдать исполнителей и заказчиков в руки знакомого всем российского правосудия — это то самое торжество справедливости, о котором кому-то хочется всерьез мечтать. Как будто поимка убийц куда-то денет заодно с ними Лайфньюс, пишущий про аборт, и Ленту.ру, пишущую про самострел. Я не знаю, чего я больше хочу — чтобы не стреляли, или чтобы Александр Гамов из «Комсомольской правды» не звонил вдове Немцова и не издевался — «Что сказал тебе Боря, что сказал тебе Боря». В такие моменты самое отвратительное — что приходится сосуществовать с Александром Гамовым, и еще с теми блогерами, у которых Америка что-то решила у нас дестабилизировать. Убийц, может, и поймают, но кто поймает тех блогеров?

«Немцова убили, потому что в России сейчас слишком много ненависти», — формула соблазнительная, но тоже в ней что-то не то. Ненависть по отношению к злу — это нормальная человеческая реакция, и как раз такая человеческая реакция в нашем обществе скорее подавлена. Много ненависти, ага — покажите мне ненависть, например, к тем, кто позавчера арестовал нового обвиняемого по Болотному делу Ивана Непомнящих? Нет ненависти, не надо придумывать. А что есть — есть культивируемая и поощряемая государством легитимация насилия в политике (про «антимайдан» уже даже неудобно писать, как и про Кадырова, и про сурковский БОРН и про всякое прочее из того же ряда), есть приветствуемая государством же гипотеза о врагах и предателях, фактически узаконивающая неравенство граждан — если ты против власти, то ты уже не вполне гражданин. Это не называется «стало больше ненависти», это называется — государство не справилось со своими обязанностями и привело Россию в какое-то совсем чудовищное состояние, когда неизвестный с пистолетом делается более важным участником политического процесса, чем любой «традиционный» политик.

Вообще я не хотел ни о чем таком рассуждать, хотел просто написать некролог, но некролог о Немцове — это выше моих сил. Был с ним знаком, но с ним все были знакомы. Есть какой-то набор баек с его участием — но такие байки есть у всех. Наверное, это поражает сильнее всего: никогда не думал, что именно Немцов окажется такой точной мишенью, человеком, смерть которого причинит максимальную боль стольким разным людям, включая и меня. Я никогда на него не смотрел таким взглядом, а он ведь был уникальным среди оппозиционеров, может быть, единственным, о ком нельзя было сказать — «вот он мутный», потому что он был единственный немутный, двадцать пять лет на виду, и все про него понятно — откуда взялся, на что живет, с кем спит, чего хочет. Как и многие, я миллион раз отзывался о нем, скажем так, без восторга — как минимум с предвыборной кампании 2007 года, когда его СПС вел агитационный ЖЖ от имени солдата Сычева, и когда сам Немцов пикетировал «Седьмой континент» на Смоленской под лозунгом «Бабушкам и дедушкам не хватает хлебушка». Что может быть пошлее! Немцов вообще много раз давал повод для такой реакции — «что может быть пошлее», но бывает пошлость, обладающая каким-то исключительным обаянием, и вот это как раз касается Немцова (и, видимо, поэтому не вызывает негодования и та пошлость, которая сопровождает его уже посмертно, будь то стихи Орлуши или «Будь проклят Путин» от телеведущего Евгения Киселева — понятно же, что Немцов и сам бы поставил лайк и Орлуше, и Киселеву, и всем-всем-всем). Я много раз его ругал, но это никогда не вредило нашим с ним добрым человеческим отношениям, ни разу не прерывавшимся как раз с 2007 года. Подозреваю, что все дело было в том, что он просто не сомневался, что его нельзя не любить. И сейчас ясно, что он был прав — не любить его было нельзя, безо всяких «но», просто нельзя и все. Прекрасный русский настоящий хороший человек, и вот этого человека больше нет.

Великий Симонов, стремная Вика Цыганова и кремлевские хакеры

113508

Была война. Во время этой войны у русских был национальный поэт, главный и, можно сказать, единственный. Человек, ставший на 1418 дней даже не солнцем русской поэзии, а вообще поэзией как таковой. Музыка — Шостакович и Прокофьев, кино — Эйзенштейн, живопись — Дейнека, поэзия — Симонов. Советский Гумилев и советский Киплинг, дворянин с партбилетом и Сталинскими премиями, автор двух абсолютно великих поэтических сборников — «С тобой и без тебя» и того, который потом назывался «Из дневника», то есть газетных стихов про войну. Человек, который памятник себе воздвиг нерукотворный, и человек, который, если бы он принадлежал чуть менее экстравагантному в отношениях с собственной историей народу, чем наш, стоял бы в виде памятника в каждом райцентре. А у нас про такого человека — один англичанин сделал сайт, да Кашин написал заметку, и все.

Мне кажется, так нельзя.

Полностью

Звезда — это тот, кого все знают на протяжении многих лет. Вику знают все третье десятилетие подряд, то есть если ее покажут по телевизору, то подписывать не надо — всем и так понятно, что это Вика. Но еще всем понятно, что от Вики ничего интересного ждать не приходится, аудитория еще двадцать лет назад выучила, что у Вики ничего никогда не получится, она вторичная даже по меркам российской эстрады, скучная, неинтересная, вообще никакая. Как бы звезда, но такая звезда, которая только и нужна для того, чтобы на ее фоне ярче светили те, кого народ будет любить.

Полностью

Производящие впечатление отчаянной хакерской игры и срыва покровов с кремлевских тайн взломы на поверку оказываются эпизодами какой-то внутрикремлевской игры, а за кривляниями хакерской группы, скорее всего, рано или поздно обнаружатся специалисты в погонах. Но если не знать российского политического контекста, все выглядит так, будто в России есть честные хакеры-энтузиасты, готовые открыть обществу глаза на неприятные тайны власти.

Полностью

Русская Эбола, затянуть оттепель, Россия родина геев, в Крыму закон тайга, Кашин судится с Россией

0,,18216442_303,00

Я не берусь утверждать, что в каждом из этих десятков случаев речь идет о смерти в результате физического воздействия со стороны полицейских, но я не верю, что полицейские участки обладают каким-то загадочным мистическим качеством, обеспечивающим повышенную смертность от тромбозов и инфарктов именно в этих стенах. Если новости каждый день приносят внезапную смерть в полицейском участке, то речь действительно идет о какой-то странной эпидемии, нуждающейся в точном выяснении ее причин, локализации и эффективной борьбы с нею. Это менее интересно, чем Донбасс, это не вызовет бурных обсуждений в социальных сетях, да и скучно читать заунывно повторяющиеся одинаковые истории — «Умер, умер, умер». Но вы уверены, что умирать всегда будет кто-то другой, не вы? Я по поводу себя совсем не уверен, и я боюсь этой эпидемии, и хочу, чтобы все ее боялись, потому что она страшная, и ее нужно остановить.

Полностью

Странная особенность русского общественного климата — за оттепелью никогда не приходит весна, оттепель всегда оказывается нашим летом, коротким и холодным, максимально возможным, а потом опять заморозки и так по кругу. Я не верю, что это нельзя исправить. Я не хочу, чтобы завтра, когда в России все изменится, опять было ток-шоу, на котором толпа демократов будет перебивать одного Проханова. Нет, когда в России случится новая оттепель, коллективной задачей всей ответственной части общества должно стать максимальное затягивание этой оттепели. Мы уже знаем, что лета все равно не будет, значит, надо как можно дольше оттягивать зиму.

Полностью

Образы, позитивные или наоборот — это тоже, по большому счету, статья экспорта. Мы привыкли к материалистическому взгляду на российский экспорт, относя к нему всякое природное сырье от нынешней нефти к легендарным пушнине и пеньке из старинных летописей. Но российский экспорт — это и идеи, и искусство, и живая сила для обеих мировых войн, и страх третьей войны. А теперь это еще и образ страны, в которой преследуют геев — даже если вы вдруг согласны с тем, что их надо преследовать, имейте в виду, что это очень сильно противоречит самым базовым ценностям современного западного общества, и если вы готовы противостоять его ценностям, будьте готовы и к тому, что для остального мира вы будете прежде всего соотечественниками самых карикатурных гомофобов, а не тех, кем вы хотели бы гордиться на самом деле.

Полностью

Присоединенный к России Крым оказался, помимо прочего, экспериментальной территорией обратной силы российского Уголовного кодекса. Об этом никто не предупреждал год назад, да и сейчас это выглядит образцом юридического абсурда и политически мотивированного правоприменения. Если кому-то не хватало аргументов, с помощью которых можно доказать, что в Крыму под российским контролем воцарилось беззаконие, то эти два уголовных дела — лучший аргумент такого рода. Как будто не переставала действовать старинная инструкция «Смерша» о том, что белоэмигрантов и прочих контрреволюционеров, которых застала Красная армия в Восточной Европе, следует ловить и отправлять в советские лагеря по 58-й статье. Тут руководствовались не столько правом, сколько политической целесообразностью.

Полностью

Это не убийство Кеннеди и не гибель группы Дятлова, это всего лишь нападение двух наемников со стальным прутом на простого россиянина в темном дворе. Такие тайны не бывают вечными, и поэтому имеет смысл ждать. А пока я жду, я сужусь с государством. Если следственный комитет и ФСБ не захотели расследовать мое дело, пускай Минфин мне за это заплатит. Я надеюсь, что, если я выиграю, то сумму компенсации министерство финансов заберет именно из бюджета силовиков — это будет самая простая форма справедливости из тех, на которые я готов рассчитывать.

Полностью

Оружие из США не спасет Украину, почему люди врут и ирландский Стрелков в Карелии

112096

Никто не упрекнет украинский народ в том, что он оказался не готов к долгой изматывающей войне, но не учитывать общественные настроения тоже нельзя. Представим, что завтра США поставили Киеву даже больше оружия, чем он рассчитывает. Сколько американских танков, пулеметов или автоматов потребуется, чтобы призывники побежали записываться на фронт? Есть ли вообще зависимость между количеством оружия и готовностью страны победить?

Полностью

Если бы движение «Сеть» сняло в своем ролике настоящих студентов, которые говорят то, что думают, это был бы прецедент, и как минимум те несколько человек, которых сняли бы в таком ролике, после него убедились бы, что это нормально — говорить то, что думаешь. Я подозреваю, что именно такая перспектива показалась движению «Сеть» недопустимой, и именно поэтому создатели ролика, зная, что их гарантированно разоблачат, вместо реальных студентов сняли в ролике ряженых, читающих написанный за них текст. Может быть, этот ролик и снят был не для ответа украинцам, а для демонстрации — мол, нам не нужны убежденные сторонники, мы считаем убежденных людей, даже согласных с нами, группой риска, нам нужны только те, кто будет врать по бумажке.

Полностью

3 апреля 1918 года, через две недели после Брестского мира, немецкие войска под командованием генерала фон дер Гольца высадились в Финляндии. Чтобы не допустить немецкой оккупации северных областей России, британское правительство направляет в Мурманск и Архангельск свои экспедиционные силы. Молодому офицеру секретной службы Филиппу Вудсу приказано прибыть в город Кемь на Карельском перешейке и сформировать там гарнизон из числа местных жителей. Вудс — такой до смешного образцовый киногерой. Дизайнер, разрабатывавший оформление скатертей и постельного белья для «Титаника», ирландский политический активист и противник сепаратистов, участник англо-бурской войны и, по слухам, тайный симпатизант британского фашистского движения, близкий друг знаменитого «лорда Хау-Хау»

Полностью

Когда начнется международный суд над организаторами и участниками войны в Донбассе, первым кандидатом на самый суровый приговор, конечно, будет московский реконструктор Игорь Стрелков. Статус фаворита в борьбе за место на скамье подсудимых Стрелков обеспечил себе сам, и этим он до сих пор уникален — он остается и, скорее всего, так и останется единственным участником этой войны, публично назвавшим себя виновником ее развязывания. Известное признание Стрелкова, что «маховик войны» раскачал именно его отряд в Славянске, противоречит базовой особенности российско-украинского противостояния, среди участников которого принято отказываться от любой ответственности за любое кровопролитие и обвинять в военных преступлениях кого угодно, кроме себя.

Полностью

Маховик войны

10380735_1063423177006046_4230880827957059712_n

Когда начнется международный суд над организаторами и участниками войны в Донбассе, первым кандидатом на самый суровый приговор, конечно, будет московский реконструктор Игорь Стрелков. Статус фаворита в борьбе за место на скамье подсудимых Стрелков обеспечил себе сам, и этим он до сих пор уникален — он остается и, скорее всего, так и останется единственным участником этой войны, публично назвавшим себя виновником ее развязывания. Известное признание Стрелкова, что «маховик войны» раскачал именно его отряд в Славянске, противоречит базовой особенности российско-украинского противостояния, среди участников которого принято отказываться от любой ответственности за любое кровопролитие и обвинять в военных преступлениях кого угодно, кроме себя.

Именно этот всеобщий отказ от ответственности делает признание Стрелкова уникальным, а его самого — идеальным кандидатом на роль подсудимого в международном суде. Тем более идеальным, что сам Стрелков никому особенно не нужен, он ничей, его никому не жалко, ну вот и пускай едет в условную Гаагу.

Пускай едет, конечно, но все же не стоит делать из признаний Стрелкова царицу доказательств — это просто слова одного странного, если не сказать безумного, человека, который за последний год и так сказал слишком много странных слов, включая слова о Ротшильдах и Рокфеллерах, которыми мы привыкли маркировать заведомо недостоверные выводы параноиков и конспирологов. Да даже не в Ротшильдах дело — помимо признания о «маховике войны», у Стрелкова были и другие сенсационные признания, выглядящие довольно сомнительно — из его рассказов следует, что он раскачивал пресловутый маховик и в Крыму, командуя захватом сначала симферопольского аэропорта, а потом крымского парламента. О Крыме нам известно больше, чем о Донбассе, и «вежливые люди», дебютировавшие в аэропорту и в парламенте — это, как мы знаем, были российские военные, то есть Стрелков утверждает, что он командовал ими. Много ли нам известно случаев, когда глубоко штатский человек, сотрудник частной службы безопасности, командует действующими российскими военными? Я склонен думать, что здесь Стрелков сильно преувеличивает свою роль, то есть буквально врет; я же видел его в Крыму, он там сопровождал Бородая, тоже совсем не полководца, и главное его занятие было — уговаривать украинских военных переходить на российскую сторону или, как тогда это называлось, на сторону народа Крыма (есть интересное интервью украинского генерала Замана, который вспоминает: «После моего разговора с Витко в штаб Военно-морских сил Черноморского флота РФ прибыл полковник ФСБ, имени уже не помню. Предложил мне перейти на сторону России: мол, мы все в СССР служили, братья, крови не хотим, переходите к нам… Про братьев-славян рассказывал», — скорее всего, это и был Стрелков, тем более что о нем тогда все в Крыму и говорили , что он полковник то ли ФСБ, то ли ГРУ). Предполагать, что в свободное от этих занятий время он командовал российскими спецназовцами — можно, конечно, но, по крайней мере, верить в это необязательно, надо проверять.

Но это Крым, а, говоря о маховике войны, Стрелков имеет в виду Славянск, с прихода в который стрелковского отряда и началось вооруженное противостояние, очень быстро превратившееся в войну. Это понятная и очевидная формула, но даже по ней Стрелкову придется делить маховик, по крайней мере, на двоих с Валерием Болотовым, который устроил в Луганске то же самое, что Стрелков в Славянске, только на неделю раньше. Вообще, среди главных особенностей этой войны и предшествовавшего ей кризиса стоит назвать невероятный медийный перекос в пользу Донецка, который как-то с самого начала оттягивал на себя все внимание и российских, и украинских наблюдателей, а Луганск, про который вообще никто ничего не понимает, был и остается в его тени, только иногда прорываясь сенсациями наподобие новогоднего убийства казачьего командира Бэтмена. Даже Стрелков оказался жертвой этого перекоса — ему не пришло в голову сказать что-нибудь вроде «маховик раскачали мы с Болотовым», Болотова как будто вообще нет.

В Славянске Стрелков и его люди, как известно, захватили местное ОВД. Тянет ли это на маховик войны? Вооруженный захват районной ментовки — да, это большое и сенсационное событие, но нельзя сказать, что такое событие может гарантированно стать причиной большой войны. Можно пофантазировать, что было бы, если бы такое случилось сейчас где-нибудь в России — утром люди с автоматами захватывают ОВД, в обед из областного центра или даже из Москвы приезжает спецназ, всех убивает, ну и все, собственно, вся история. Да даже фантазировать необязательно, можно вспомнить даже не Кавказ, а лето 2010 года, когда в Приморском крае группа идейных, то есть мотивированных не криминальными намерениями, молодых людей стала разоружать и убивать местных милиционеров — полузабытая уже история «приморских партизан». В отличие от Славянска, там не было захваченных административных зданий, отряд блуждал по территории края, и власти по всем признакам были очень напуганы, но закончилось все большой полицейской операцией и штурмом пятиэтажки, в которой прятались партизаны. Никому не пришло в голову устраивать в связи с этими партизанами полноценную войну в Приморском крае — а ведь, как и в Донецкой области, рядом граница, и Москва вполне могла бы подумать, что это как-то может быть связано, и что партизанам помогает китайская сторона — если бы вместо Путина и Нургалиева тогда были Турчинов и Аваков, то, может быть, сейчас бы мы наблюдали за «гибридной войной» России и Китая, а кто-нибудь из уцелевших партизан рассказывал бы, что маховик войны раскачали именно они.

Я понимаю, что сравнение с Приморьем сильно натянуто. В Славянске не просто захватили ОВД. В Славянске назначили «народного мэра» Пономарева, а обыкновенный мэр, знаменитая Штепа, по сути встала на сторону сепаратистов. А в Горловке в те же дни был Безлер, а в Краматорске «поребрик», а в Донецке вообще уже больше недели стояло захваченным здание областной администрации. А главное — был опыт Крыма, про который все видели, что за захватами зданий и митингами там следуют «зеленые человечки», пророссийские сепаратисты и присоединение региона к России.

Этот опыт принципиально важен, чтобы понять намерения обеих сторон. Стрелков в Славянске — он же прямо приехал из Крыма, он видел, как это делается, и, что бесспорно, рассчитывал именно на то, что вот он занял город, а люди в форме без опознавательных знаков сами подтянутся. Очевидно, так же смотрел на ситуацию и Киев. Может быть, грубое сравнение, но известен случай из предвыборной кампании 2004 года, когда в кандидата в президенты Януковича в Ивано-Франковске бросили яйцом, и Януковича после этого почему-то увезли на скорой, сложив на носилки. Неужели одно яйцо вызвало такие последствия? Это выглядело очень странно, и самым убедительным объяснением до сих пор остается возникший тогда же романтический слух, что Янукович в поездке по западным областям ждал какой-то провокации или даже покушения, нервы его были напряжены до предела, и когда в него полетело яйцо, он, не выдержав нервного напряжения, в буквальном смысле обкакался, и именно поэтому его уносили и увозили на скорой— чтобы никто не видел его брюк и не чувствовал его запаха. Януковича можно назвать в каком-то смысле воплощением украинского национального характера. Трюк с яйцом повторился в Славянске, только вместо яйца был Стрелков, а вместо Януковича — новая украинская власть, которая ждала повторения Крыма и потому так несоразмерно отреагировала на захват одного райотдела милиции, развязав в ответ именно на него ту самую «антитеррористическую операцию», которая продолжается до сих пор и давно превратилась в полноценную войну. Не сдали бы у Киева нервы, не было бы войны, но нервы сдали.

То есть про «раскачал маховик» Стрелков все-таки преувеличивает, корректнее будет сказать, что он (он и Болотов, не забываем) спровоцировал Киев на войну. У нас в таких случаях часто используют метафору про изнасилование — типа, сама надела короткую юбку, и поэтому сама виновата, что изнасиловали. В этой конструкции юбку, как видим, надел Стрелков.

До сих пор самый спорный момент его донбасских приключений — степень самостоятельности в принятии решений и прежде всего в принятии главного решения — собственно о захвате Славянска. Поклонники Стрелкова считают, что он пришел сам, украинцы думают, что он выполнял приказ из Москвы. Дальнейшая история Стрелкова в Славянске и Донецке почти прямо опровергает версию о приказе — если бы этот человек просто выполнял команды, то его не нужно было так долго, болезненно и скандально (с привлечением даже Кургиняна и, эта версия уже давно звучит как факт, с помощью шантажа о военной помощи) удалять из региона, достаточно было позвонить и приказать. То есть скорее сам, или, что более реалистично — по согласованию со своим работодателем Малофеевым, который весной и летом взаимодействовал с Кремлем через ответственного тогда за украинские дела Глазьева, а когда Глазьева съел Сурков, то и Малофеев выпал из процесса, и Стрелков в ДНР стал совсем лишним. Но даже в таком виде четырехмесячные приключения Стрелкова — это такая политическая игра с его участием, в которой он был игроком до такой степени, что Путину потребовалось много времени и сил, чтобы его, как это называется, переиграть. Такая странная российская агрессия.

Четыре месяца Стрелкова по факту оказались переходным периодом между потешным сепаратизмом Пушилиных и Губаревых и полноценной войной с участием Российской Федерации и ее вооруженных сил. В августе, то есть уже после Стрелкова, на Новоазовск наступали уже российские части, и это первый более-менее достоверный эпизод с их участием. До Славянска, то есть до апреля, донецкий сепаратизм был таким совершенно не боевым шоу ахметовских мурзилок, и у Киева было не так мало шансов сторговаться с тогдашним хозяином региона о чем угодно — даже в конце апреля, уже когда был Славянск, нетрудно было представить Ахметова в Донецке в той же роли, которую в Днепропетровске до сих пор играет Коломойский. Но Киеву почему-то больше нравилось иметь в роли донецкого губернатора знаменитого Таруту, власть которого даже в лучшие дни не выходила за пределы Мариуполя и еще гостиницы «Виктория» в Донецке, где он прятался от сепаратистов, до того, как они его прогнали и оттуда. Но в Гаагу Таруту, конечно, никто не повезет.

Гаагским фаворитом, вероятно, так и останется один Стрелков, сам давно во всем признавшийся и рассказавший про себя даже то, чего не было. Все другие эпизоды «раскачивания маховика» к делу не подошьешь. Войны бы не было без позиции российского государства, с самого начала объявившего новые киевские власти хунтой — если бы Путин признал Турчинова законным и.о. президента, то, конечно, кровь бы не пролилась, а также в этом случае, конечно, не было бы и аннексии Крыма. Настоящий, не придуманный Стрелковым маховик войны Российская Федерация раскачивала с первых дней после Майдана, но неоценимую помощь Москве оказали инициаторы «антитеррористической операции», которые почему-то сочли войну лучшим способом удержать кризисные регионы в составе Украины. Сейчас, когда формула о виновности обеих сторон перестает быть анекдотом и постепенно превращается в мейнстрим, самое время напомнить об этом еще раз.

Женщина из Вязьмы, Путин и армяне, Прилепин в 1949 году

111382

Поймали нарушителя советской границы — такой афганский дедушка в чалме. Чего пришел? Говорит — у нас в кишлаке старикам трудно живется, а в СССР о стариках заботятся, пенсию платят.
Начальник заставы иронически прищуривается — «За пенсией, значит, пришел? А вот ты трубочку куришь, дай-ка ее сюда, английская, где взял?» — дедушка отвечает, что трубочку ему археолог английский подарил.
Дедушку разоблачат по чалме.

Полностью

Когда 18 января, через шесть дней после убийства в Гюмри, Владимир Путин позвонил своему армянскому коллеге Сержу Саргсяну, пресс-служба Кремля и вслед за ней все государственные СМИ России подчеркивали: Путин еще раз выразил соболезнования. «Еще раз» — вероятно, это и были главные слова в сообщении Кремля, особенно если учесть, что о первом соболезновании — если оно действительно было — не найти упоминаний ни на сайте Кремля, ни в архивах информагентств. Может быть, Путин и хотел выразить соболезнования сразу, но что-то помешало, отвлекло. В любом случае, это «еще раз» было первым публичным заявлением Кремля по поводу трагедии в Армении.

Полностью

Город Вязьма Смоленской области, в Вязьме живет вот эта Светлана Давыдова. Муж, семь детей. Светлана Давыдова живет рядом с воинской частью. Светлана Давыдова против войны. Светлане Давыдовой показалось, что в части стало меньше людей, и она подумала, что, наверное, солдаты уехали на войну на Украину. Светлана Давыдова ехала в маршрутке и слышала, как какой-то военный по телефону говорит, что едет в командировку. Светлана Давыдова подумала, что, наверное, этот военный тоже едет в командировку на Украину. Светлана Давыдова, повторим это еще раз, против войны. Светлана Давыдова позвонила в украинское посольство и рассказала все, что знала — и про опустевшую часть, и про человека в маршрутке. Светлану Давыдову арестовала ФСБ по обвинению в государственной измене. Светлана Давыдова сейчас в Москве. Светлана Давыдова сидит в тюрьме, в изоляторе «Лефортово». Светлану Давыдову будут судить.

Полностью

Она

Фото Paweł Dudzik Photography
Фото Paweł Dudzik Photography

Нашлась дочка Путина.

Попробуйте объяснить человеку, не следившему за российскими новостями в последние пятнадцать лет, в чем здесь сенсация. Нашлась — а она пропадала? Или кто-то не знал, что у Путина есть две дочери? Как однажды в «Правде» в сорок каком-то году фотография курносого молодого генерала в наушниках: «Гвардии генерал-майор авиации В.И. Сталин с борта флагманского корабля вызывает по радио оперативного дежурного штаба парада», никаких пояснений, но все и так понятно.

Вчерашнее расследование РБК о расширении Московского университета — оно безумно крутое и просто как расследование (почитайте), и как максимально деликатное высказывание на тему «вся Москва говорит». Этот кусок стоит того, чтобы процитировать его полностью:

«Про руководителей «Иннопрактики», которая готовит концепцию крупнейшего научного проекта, в ученом мире известно немного. Ни среди авторов академических статей, ни среди участников научных и студенческих конференций РБК разыскать их не удалось.

Тем не менее в последнее время Тихонова в сопровождении Поповой все чаще появляется на публике. Например, в январе 2015 года Тихонова в обществе Кирилла Шамалова (заместитель председателя правления «Сибура» по взаимодействию с органами власти, владелец 21,3%-го пакета акций «Сибура» и сын петербургского знакомого Владимира Путина, акционера банка «Россия» Николая Шамалова) посетила «российскую сессию» Давосского форума в Швейцарии. «Просто было интересно послушать выступления умных людей, от политиков до нобелевских лауреатов», – прокомментировала РБК Попова.

«Я и директор учились в МГУ. Потом Виктор Антонович [Садовничий] сначала призвал Катерину, а она уже призвала меня на службу. До этого мы не были связаны с инновационной областью», – говорит Попова. Решение, предполагает она, строилось «больше на энтузиазме»: «Катерина горит этой идеей, хотела сделать именно такую структуру, максимально полезную, и сделать свой вклад в предотвращение утечки мозгов, помочь внедряться российским инновациям в российское производство. Эта идея до этого много раз озвучивалась Катериной, решили дать попробовать, чтобы продвинуть идею в практику».

«Иннопрактика» отказала в интервью Тихоновой».

Попова из текста РБК стоит справа
Попова из текста РБК стоит справа

Не знаю, имели ли это в виду авторы текста РБК, но читается он как один большой намек — женщина без имени и без биографии расширяет теперь МГУ и осваивает 1,7 млрд долларов только на том основании, что она «горит этой идеей». Непростая, стало быть, женщина, но непростых женщин у нас много. Почему Катерина дочь Путина?

Я мог бы сказать, что словосочетание «Екатерина Тихоновна» намертво въелось мне в сознание еще с 2000 года, когда наша калининградская газета писала бесконечный сериал о жившей тогда в Калининграде теще нового президента — я действительно уверен, что псевдоним «Тихонова» Катерина выбрала себе в честь бабушки. Но такое доказательство к делу не пришьешь. К этому делу вообще не пришьешь ничего, но, с другой стороны, дело ведь уникальное. Формулировка Пескова «Я не знаю, кто это. Не могу это оценить, я не знаю. До сих пор много девушек выдавали за дочерей Владимира Путина», — звучит как подтверждение, Песков же не сказал «нет», правда же?

Катерина Владимировна Тихонова — человек из акробатического рок-н-ролла, вице-президент всемирной конфедерации по этому виду спорта, есть много видео, где она танцует со своим вечным партнером Иваном Климовым:

http://mosfarr.ru/wp-content/uploads/2012/11/протокол-Чемпионат-России-27-28.04.13.pdf
http://mosfarr.ru/wp-content/uploads/2012/11/протокол-Чемпионат-России-27-28.04.13.pdf

По линии МГУ Иван Климов — член правления возглавляемого Катериной Тихоновой фонда «Национальное интеллектуальное развитие», а если внимательно смотреть на бортик, около которого они танцуют, можно увидеть названия тех же компаний, которые попечительствуют интеллектуальному фонду. Лет пять назад я слышал, что Катерина Путина вышла замуж за своего партнера по танцам, но это, видимо, все-таки неправда. В Давосе она была не как участница форума, а как «плюс один» с Кириллом Шамаловым, но будем считать, что и это просто очередная форма конспирации. «Плотник Петр Михайлов приехал в Амстердам».

Вот она еще (вторая справа) на фотографии с сайта рок-н-ролльной конфедперации
Вот она еще (вторая справа) на фотографии с сайта рок-н-ролльной конфедерации

Биографические детали трех Катерин — Путиной, Тихоновой-танцорши и Тихоновой-ученой (она еще член Ученого совета МГУ, а вот тут можно понять, как связаны танцы и университет) соединяются в одну биографию, и да, это одна и та же женщина, но, рассказывая об этом, я сам прекрасно понимаю, что не догадался бы ни о чем, если бы еще прошлым летом не услышал, что «новое Сколково», создаваемое на Воробьевых горах, возглавляет дочка Путина, причем возглавляет всерьез, а не номинально — говорили, что Путин вынужден был поручить ей этот проект, потому что не смог найти другого человека, в котором он бы был уверен и с которым проект не стал бы очередными «Курортами Северного Кавказа».

Большую фотографию Катерины (в начале этого текста) «Кашин» раздобыл самостоятельно, и кто будет ее перепечатывать, не отрезайте, пожалуйста, наш логотип. Автор фотографии — Paweł Dudzik. Катерина как Иван Мозжухин из «эффекта Кулешова» — государственник, посмотрев на нее, умилится и скажет, что посрамлены те, кто распускал слухи о ее жизни за границей, наоборот — работает человек на благо страны, создает инновационный кластер. Оппозиционер уцепится за долларовую стоимость проекта и за имя Шамалова, за кооператив «Озеро» и прочее. Хочется преодолеть эффект Кулешова и посмотреть на это на все по-маркесовски — вот есть такой печальный всероссийский Папа, который после пятнадцати лет сокрытия дочки вдруг обнаружил, что она (и, очевидно, ее сестра, про которую мы наверняка тоже что-то когда-нибудь услышим) и есть его последний кадровый резерв, больше никого нет, и, видимо, как бы ей ни хотелось танцевать, ее биография будет развиваться теперь по государственной линии (преемница?).

Танцы кончились.

По мотивам фотографии Виталия Невара, "Новый Калининград"
По мотивам фотографии Виталия Невара, «Новый Калининград»

Вы до такой степени не уважаете Россию, что считаете, что она без Путина не справится с собой?

Снимок экрана 2015-01-28 в 1.41.57

Ведь на данный момент плохо представляется, чтобы кто-то занял место Путина и Россия при этом не пошатнулась. Те же самые отношения с южными регионами могут обостриться моментально.

Всегда надо верить в счастливую развязку, а во что точно не надо верить — в то, что благополучие России зависит от одного выпускника ЛГУ имени Жданова с неочевидным чувством юмора.

Вы до такой степени не уважаете Россию, что считаете, что она без этого человека не справится с собой?

Можем порассуждать о южных регионах. Если не будет Путина, то они — что? Начнут грабить федеральный бюджет? Прогонят русских из Грозного? Начнут убивать друг друга из золотых пистолетов на улицах Москвы? Плясать лезгинку? Вы скажете — будет война. И я даже понимаю, почему вы так думаете — люди в черной форме, которых нам показывают в инстаграме, выглядят сурово и устрашающе, их стоит бояться. Только надо иметь в виду, что это выросшие уже после всех войн сытые и благополучные менты, привыкшие к богатой жизни и никогда ни с кем не воевавшие. Да, наверное, нам показывают их именно для того, чтобы мы их боялись. И мы боимся — я боюсь, вы боитесь.

Полностью

Советское двоемыслие, большевик враг русского, всем плевать на Донбасс и учимся читать новости

0,,18139700_303,00

Советский опыт — это не только гордость за космонавтов или ракетно-ядерный щит, это еще и двоемыслие, когда каждый обыватель понимал, что космонавты отдельно, а колбаса отдельно, и что один и тот же человек может аплодировать на комсомольских собраниях, а потом гоняться за дефицитными джинсами, ничуть не смущаясь по поводу очевидного противоречия между риторикой и реальностью. Если Путину удастся разбудить в россиянах и это качество, можно будет смело сказать, что он опять всех переиграл. Но если поколение потребителей 21-го века окажется не готово к двоемыслию, то за экономическим кризисом вполне может последовать и политический.

Полностью

Концлагеря ГУЛага, штрафные батальоны и заградотряды, персонально маршал Советского Союза Лаврентий Берия, стоявший на трибуне Парада Победы в 1945 году, рабская колхозная система, массовые депортации этнических меньшинств и много чего еще — оспаривая моральное право России на победу над нацизмом, нечестно забывать о менее торжественных эпизодах советского наследия. Несет ли Россия ответственность за грузинских лидеров Советского Союза Сталина и Берию? За украинцев, служивших в НКВД и воевавших в карпатских лесах против пресловутых бандеровцев? Какое отношение к нынешней России могут иметь выходцы с Украины Хрущев и Брежнев и их многочисленные украинские соратники, работавшие в ЦК КПСС до самого 1991 года?

Полностью

На несчастной донецкой земле дерутся насмерть между собой две пришельческие армии, одна с Карпат, другая из России. Одна — из тех кофейных краев, где шпили, брусчатка, Вакарчук и украинский язык. Другая — из таких же, как Донецк, майонезных краев. Солдаты из Пскова, из Бийска, из Балтийска. Две чужие армии воюют за чужую землю.

Когда-нибудь им это надоест, войн без конца не бывает. Мертвых солдат похоронят, живые вернутся домой — одни к своему Вакарчуку во львовских кофейнях, другие к своему майонезу в бийских пятиэтажках. Все останутся при своем, и Донбасс тоже. Чужая для всех земля; есть много фильмов ужасов про брошенные шахтерские края — простая американская семья едет транзитом через глухую степь, а там… У холмов есть глаза! Шахтеры-мутанты, до которых слишком долго никому не было дело. Сейчас они всех убьют и съедят.

В этом никто и никогда не признается вслух, но и Киеву, и Москве с самого начала было плевать на людей, которые там живут.

Полностью

Мне действительно кажется важным не забывать себя девятнадцатилетним и смотреть на то, что я сегодня слышу и читаю, не только как отягощенный лишними знаниями ветеран, но и как обычный молодой человек, который смутно представляет себе, что он хочет услышать и прочитать. Я стараюсь помнить себя девятнадцатилетним, и, продолжая теперь следить за обсуждениями украинских дел, я понимаю, что пятнадцать лет назад я, возмущенный бандеровским переворотом, хунтой и распятым мальчиком, сказал бы родителям, что поеду на каникулы, скажем, в Москву, а сам бы сел бы в поезд до Ростова, потом какими-нибудь маршрутками, и дайте мне, пожалуйста, автомат. Я почти не сомневаюсь, что в свои девятнадцать лет я читал бы новости именно так.

И я очень, очень рад, что мне давно не девятнадцать лет, и что я давно умею читать новости. И еще мне довольно страшно за тех, кто не умеет их читать, то есть, в общем, почти за всех.

Полностью