Советско-постсоветская война

87555

То, что происходит сейчас между Россией и Украиной — это, конечно, цивилизационный конфликт, ценностный конфликт прошлого и будущего, конфликт советского и несоветского. Вы согласны? Думаю, да; слишком много признаков указывает именно на это. Одна сторона рушит (то есть уже не рушит, не до того, но, по крайней мере, рушила) памятники Ленину, угрожает запретить компартию, мечтает о евроинтеграции, носит красные маки в память о жертвах Второй мировой войны. Другая сторона — напротив, живет советской мифологией с ее почти религиозным поклонением Великой Отечественной войне, антиамериканской риторикой, «вкусом, знакомым с детства» в рекламе, неосталинизмом в речах официальных лиц и прочим. Внешние атрибуты — вообще очень хитрая ловушка; по обе стороны российской-украинской границы принято ориентироваться именно на внешнее. Повязал ленточку — значит, ты за тех. Растоптал ленточку — за этих. Все очень просто и совершенно неправильно.

Полностью

Зря вы нас не читаете

Понятно, что выступления Путина по поводу референдума и выборов на Украине могут не значить вообще ничего — ну, приехал швейцарский президент, надо было ему что-то обнадеживающее сказать. Поэтому никаких выводов я пока делать не буду, тем более что вывод относительно того, что Путин в итоге все сольет, я уже делал пять раз, и вы наверняка не читали:

FYvyKr_uoMI

Делегация из Тебриза едет в Тегеран и соглашается признать целостность Ирана в обмен на сохранение автономии с азербайджанским языком и на места в иранском меджлисе для азербайджанских депутатов. Но Тегеран только делает вид, что он готов даже на такие уступки. Через полгода после начала переговоров правительственные войска Ирана входят в азербайджанские районы под предлогом обеспечения безопасности на местных выборах. Армия Пишевари оказывает сопротивление, но Москва (Москва, а не Тегеран!) требует сложить оружие. Пишевари и нескольких его соратников вывозят в Баку, республика пала. Трикотажная фабрика разрушена, школы закрыты, иранская армия зачищает Тебриз, город лежит в руинах, в местной тюрьме расстреливают всех, кто участвовал в работе сепаратистских органов власти. По разным оценкам, количество убитых — от трех до тридцати тысяч человек.

Территориальная целостность Ирана восстановлена, никакой азербайджанской республики больше нет, и дальше уже начинается чистый сталинизм: Пишевари погибнет в странном ДТП по дороге из Баку в Нахичевань, его ближайший соратник азербайджанский поэт Бирия и другие лидеры просоветской партии Южного Азербайджана будут осуждены по 58-й статье советского УК и уедут в лагеря. Пройдет тридцать лет, и когда после падения иранского шаха Гейдар Алиев захочет встретиться с лидерами иранских азербайджанцев, окажется, что среди них нет ни одного, кто хотя бы знал азербайджанский язык.

Говорить о возвращении России к советским традициям давно стало общим местом; кто-то говорит об этом восторженно, кто-то возмущенно, но это даже не имеет значения. Среди всех советских традиций самая неизменная — вот это отношение Москвы к промосковским силам в кризисных регионах. От Тельмана и чехословацких коммунистов с радиостанции «Влтава» 1968 года до прибалтийских омоновцев и «комитетов национального спасения» — за всю советскую историю ни разу не было такого, чтобы Москва, помирившись с «силами реакции», позаботилась хотя бы о личной безопасности своих друзей. «Это наша традиция, и мы ее храним».

26 февраля

Сейчас, когда из Донецка, Харькова и Луганска приходят примерно те же новости, которые приходили из Симферополя и Севастополя полтора месяца назад, самое время задуматься о том, когда ждать в Кремле нового расширенного заседания обеих палат Федерального собрания, на котором торжественно будет подписан договор о принятии в состав России нескольких новых субъектов.

И чем более явной кажется сейчас именно такая перспектива, тем увереннее можно сказать: этого не случится никогда. Россия больше не примет в свой состав ни одного нового региона Восточной Украины. Не будет ни торжественного заседания в Кремле, ни подписания договора, ни митингов солидарности с участием безотказных бюджетников под лозунгом «Донбасс наш». После «русской весны» наступит русское лето, а «русское лето» – это когда все уехали в отпуск, и ничего не происходит, и по телевизору показывают повторы старых передач.

7 апреля

Люди разные. Есть симпатичные, есть страшные, есть юродивые. Есть все, кого мы привыкли видеть на митингах. И что стоит про них понимать — их несколько сотен на миллионный город (в котором, кстати, совсем не каждый постоянно живет — по ощущению, большая часть — люди из области), и кроме них ни в бандеровско-американскую угрозу, ни в республику никто не верит.

Тоже уточню. Понятно, что большинство пассивно всегда, революциям это совершаться не мешало никогда. В Крыму большинство тоже было пассивно, и где теперь Крым.

Здесь должен быть абзац на тему того, почему Донбасс не Крым, но я об этом уже писал, поэтому сразу дальше. Люди уйдут из здания, потом, в зависимости от талантов Киева и Ахметова, будут или похороны, или всякие расширенные заседания областного совета с участием бывших сепаратистов (в Калининграде в 2010 году как раз этим все закончилось), а Украина изберет своего нового президента и пойдет дальше по своему трудному пути. Та нарисованная картинка про фашистов и про «Россия, спаси!» — в Донецке ее действие ограничено территорией, которая огорожена баррикадами вокруг областной державной администрации. В России — зоной покрытия федеральных телеканалов.

Это, я думаю, самое важное во всем восточноукраинском сюжете. Россия стала слишком зависима от несуществующей проблемы.

11 апреля

Оптимист оценит Женевскую декларацию как свидетельство, что участники встречи ни о чем не договорились, но все-таки, кажется, очень даже договорились. Россия отказалась от поддержки своих сторонников на Юго-Востоке Украины. И, между прочим, что касается миссии ОБСЕ — это как бы новость, но с другой стороны и не совсем новость. На сайте организации еще 10 апреля было опубликовано 200 (двести, не ошибка) вакансий для работы в мониторинговой миссии. Это секондированные, то есть утверждаемые на уровне МИДов, и достаточно дорогие должности. Жадная ОБСЕ едва ли стала бы набирать людей просто так, на всякий случай. То есть еще неделю назад было, видимо, известно, что Россия согласится на этот транспарентный, инклюзивный подотчетный и совсем не похожий на «Русскую весну» план.

17 апреля

Но он открыл рот, и я обнаружил совсем не народного лидера и сильного политика, а натурального шукшинского героя, технолога мясо-молочной промышленности, который после Майдана-2004 увлекся политикой, окончил даже политологический факультет и теперь добивается возвращения Украине ядерного статуса – по крайней мере, именно это он назвал в числе основных своих политических требований. Чудик – но в лентах официальных российских агентств все ссылки на Солнцева расставлены без указания каких-либо оговорок. Виртуальная картинка оказывается важнее реальной – до поры, конечно. Виртуальную картинку очень легко выключить.

Я не настаиваю на том, что ее выключит именно эта Женевская декларация; может быть, торг (за признание ли Крыма, еще за что-нибудь – мало ли поводов) затянется еще на какое-то время. Но нет ничего, что указывало бы на то, что народная стихия окажется сильнее решений политиков далеко от Донецка. По крайней мере, это не та стихия, на которую энтузиастам «русской весны» стоит надеяться.

18 апреля

Что касается Георгиевской ленточки

1939826_851238108224555_752588065976463839_o

Олег КАШИН, «Кашин»

Есть такая женщина — Наташа Лосева, я с ней не знаком, но по всем отзывам это какая-то очень хорошая женщина, я сказал бы — «как Чулпан Хаматова», но это может быть воспринято как ирония, а иронии в случае с Наташей Лосевой хочется избежать, потому что о ней я вообще никогда ничего плохого не слышал. Выдающийся медиаменеджер, православный верующий без фанатизма и мракобесия, благотворительница и все такое прочее. До последнего времени, кажется, работала в «Аргументах и фактах», а в нулевые годы работала у Миронюк в «РИА Новостях» каким-то важным начальником. Это важно, потому что в 2005 году именно РИА (как, впрочем, и всегда в подобных ситуациях в те времена) занималось всякой информационной и пиаровской поддержкой празднования 60-летия Победы.

И, думаю, сейчас уже надо уточнять, что тогда День Победы — это был просто День Победы, праздновали его совсем не так, как сейчас, не было надрыва, что ли; на парад в Москву приглашали даже прибалтийских президентов (не говоря уже о главах государств и правительств стран, которые в войну были союзниками СССР), ветеранам выдавали продовольственные наборы, пресса над этим добродушно смеялась, на Поклонной горе были народные гуляния, продавались воздушные шарики и такие плюшевые ушки наподобие заячих, и девушки эти ушки надевали на головы и плясали под группу «Блестящие», которая, одетая в старую военную форму, пела песни фронтовых лет. А консервативные публицисты ворчали, что в плюшевых ушках под группу «Блестящие» плясать — это опошление святынь. Но все было мирно и без надрыва, и как-то всем было понятно, что нужно учиться праздновать главный национальный праздник, потому что ветераны умирают, и если относиться к 9 мая как к профессиональному празднику ветеранов, то никакого праздника скоро не будет. И про это тоже писали всякие публицисты, и консервативные, и обыкновенные. Я, кажется, тоже писал.

И вот в такой исторической обстановке топ-менеджер обслуживающего праздник агентства, хорошая женщина и добрый человек, — собственно, Наташа Лосева, — придумала, что должен быть некий предмет, который у всех должен ассоциироваться с этим праздником и с памятью о войне вообще. Что-то наподобие красных маков, которые в Англии, как говорят, принято носить в годовщину окончания Первой мировой войны (сейчас этот символ зачем-то украинцы решили использовать по случаю 9 мая, но Бог с ними). Таким символом Наташа Лосева предложила считать оранжево-черную или, как она ее назвала, георгиевскую ленту.

Тут стоит уточнить для ценителей исторической достоверности — в царской России был, как известно, высший военный орден святого Георгия и знак отличия для низших чинов — Георгиевский крест (когда говорят, что «прадед был полным георгиевским кавалером», в большинстве случаев имеют в виду именно крест, орден четырех степеней за всю историю был только у двадцати с чем-то человек), и у этого ордена (и креста) была лента, как сказано в статуте ордена — «шёлковая о трёх чёрных и двух жёлтых полосах», то есть историческая георгиевская лента была черно-желтая (поправка: В 1913 году вышел новый статут ордена, лента в нем была уже черно-оранжевая).

Потом пришли большевики, все поотменяли к чертовой матери, но потом, при Сталине, постепенно стали какие-то вещи из имперского прошлого заимствовать — новогоднюю елку, школьную форму, воинские звания и погоны, а в 1943 году очередь дошла и до солдатского ордена, ордена Славы, который явно был призван стать для Красной армии аналогом Георгиевского креста, только вместо собственно креста по понятным причинам — звезда, а вместо черно-желтой ленты — черно-оранжевая. После Победы выпустили еще самую массовую (вообще для всех, кто воевал) медаль «За победу над Германией» с профилем Сталина, и у этой медали тоже была такая же черно-оранжевая лента. Между прочим, Сталин во время войны восстановил и гвардию, и эта лента стала также символом гвардии — например, на гвардейских кораблях у матросов на бескозырках вместо черных ленты были черно-оранжевые, и наверняка еще есть какие-то примеры со знаменами и чем-то еще, но так или иначе, когда при Брежневе складывался советский канон празднования Дня Победы, то гвардейская (именно так ее тогда называли) лента стала одним из его основных символов, ее рисовали на открытках и в журналах, разрисовывали черно-оранжевым тематические стелы, клумбы и что там еще было, ну и так далее.

Потом лента как-то вышла из моды, а в 2005 году по инициативе Наташи Лосевой и РИА ее таким толчком вернули в моду — то есть, конечно, предприняли попытку вернуть ее в моду, потому что никогда нельзя изобрести что-то, что гарантированно стало бы модным.

Но все получилось неплохо. Ленту на улицах в Москве раздавали какие-то студенты-волонтеры, она активно рекламировалась в интернете, по телевизору и в газетах (кстати, лента сама по себе была рекламой сайта РИА 9may.ru — на лентах 2005 года был напечатан соответствующий URL), ну и вообще идея хорошая, тем более что общество как раз тогда действительно ждало чего-то такого.

И поскольку дебют оказался удачным и всем все понравилось, и поскольку инициатива исходила из государственного агентства, идею заметила власть (даже ВЛАСТЬ) и к началу следующего сезона с присущим ей изяществом начала ее популяризировать. Причем изящество иногда действительно было — например, когда ведущим федеральных телеканалов велели появляться в кадре с лентой, даже Яна Чурикова в праздничные дни вела «Фабрику звезд» в таком виде. Но на каждый удачный эпизод приходилось десять неудачных — в помощники «Студенческой общине», поставлявшей волонтеров в первом сезоне, отрядили активистов новых молодежных движений, которые тогда же в 2005 году Кремль начал создавать, нашистов и прочих — а всякая идея, пройдя через нашистов, превращается в говно. Уже 2006 год — ленточки на собачьих поводках, на задницах, на бутылках водки в магазине и т.п.

И, справедливости ради, известная часть нашей интеллигенции (помню нашумевшую статью Льва Рубинштейна) сразу же начала возмущаться по поводу ленточек, что это плохая идея, это деление на своих и чужих и т.п. — вот прямо на той стадии, когда история ленточки еще только начиналась, и зашкварить ее никто особенно не успел. Это важный эпизод, потому что никто не мешал условному Льву Рубинштейну в 2005 году тоже надеть ленточку на 9 мая и сказать, что это очень здорово, как маки в Англии, я помню, я горжусь. Но интеллигенция свой выбор сделала, в итоге ленточку оставили на растерзание нашистам, а там пришла весна 2007 года, когда в Эстонии в связи с «Бронзовым солдатом» случилась такая русская весна, и участники той весны тоже носили ленточку, и это был, видимо, важнейший эпизод превращения ленточки в символ конкретных политических пристрастий и взглядов, а вовсе не памяти. «Русская весна» 2014 года стала пока заключительным эпизодом — теперь ленточка еще и символ «народных республик» на Украине. Как говорили в старину — это в нагрузку.

И это уже происходит само собой, безо всякой Наташи Лосевой. Разницы между властью и государством в России никто не видит, и, значит, этой разницы и нет. Ленточка была символом памяти, потом почти сразу стала символом государства, а потом символом лояльности власти — вот такая эволюция.

И к этому можно было бы отнестись спокойно, но ленточка же осталась официальным символом праздника 9 мая, который у нас теперь празднуют совсем не так, как в 2005 году. Никаких уже плюшевых ушек, а ярость, надрыв и сложные щи, тотальная сакральность и культивируемый официальными лицами, телевидением и даже церковью фанатизм. Символ лояльности себе власть предлагает считать святыней — просто предлагает и все, потому что она так захотела. Кусок ткани, придуманный девять лет назад для продвижения праздничного сайта в офлайне, приравнивается по религиозному значению к поясу Богородицы и волосу Пророка вместе взятым. Что-то похожее было у Андерсена в сказке «Новое платье короля», если кто-то помнит.

И вот ты держишь в руках этот кусок ткани, который да, символизирует поддержку бойцов Славянска, «Бронзового солдата», движения «Наши» и Бог знает что еще — вплоть до простого и очень удобного теста, позволяющего отличить глупого человека. Тест действительно простой — если человек говорит тебе, что этот кусок ткани святыня — значит, перед тобой глупый человек. Наверняка добрый, наверняка хороший, но глупый, и ну его к черту.

Кстати. Может быть, когда закончится история «народных республик» на Украине и когда сложится мифология «русской весны» со своими героями, мучениками, памятными датами и святынями (а это, между прочим, сложно — напомню, что у нас нет национальной мифологии ни по поводу Беслана, ни по поводу «Норд-оста», ни даже по поводу грузинской войны, которая осталась еще более незнаменитой, чем финская или афганская), то тогда у георгиевской ленточки могут возникнуть неплохие шансы стать символом памяти и скорби. Но пока это всего лишь давний маркетинговый успех Наташи Лосевой, захватанный самыми разными политическими руками до такого состояния, что даже полосок на нем уже не различишь ни черных, ни оранжевых.

Апдейт: я хотел проиллюстрировать этот текст популярной картинкой из твиттера, но потом подумал, что зачем лишний раз провоцировать, поставил нейтральную иллюстрацию. А теперь думаю — а какого черта, и поэтому вот картинка:

Что касается санкций

20140429-165930.jpg

Вообще с этими санкциями самая глупость — они думают, что вводят санкции против реальных людей, и не понимают, что пытаются наказать псевдонимы Путина, несуществующих бизнесменов (и это еще в лучшем случае, а там же еще, допустим, Пушков есть, который даже не псевдоним, а вообще никто). Эти санкции бессмысленны, у Тимченки вчера была функция изображать миллиардера, теперь функция — изображать жертву санкций, в его жизни не изменится ничего, в том числе зарплата, которую он получает за то, что изображает миллиардера.

Даже отобрать «Челси» у Абрамовича было бы очень условной санкцией, но даже это звучит как нечто сногсшибательно по сравнению с теми санкциями, которые есть теперь — ах ты Боже мой, мурзилок наказали, поручиков Киже.

Русский в Донбассе

86056

В прихожей темно, первым заходит участковый, шарит по стене, ищет выключатель, зажигает свет. Следом заваливаются все, кто стоял на площадке, поверх голов — камера с красным набалдашником. Дома никого, на полочке у зеркала (явно нарочно на самое видное место положили) — аккуратно разрезанный браслет с датчиком. Женщина из ФСИНа вздыхает, кладет браслет в карман, сидится на какой-то табурет составлять акт. Участковый прямо на полочке у зеркала заполняет бланк протокола, зовет понятых. Да, черт побери — сбежал. Как, когда, куда — «это предстоит выяснить следствию», — важно объясняет один из полковников красному микрофону.

Полностью

Разбитые окна Донбасса

1086488

Если выйти на улицу с десятком автоматов и предложить людям бесплатно вооружаться, кто-то из прохожих, конечно, испуганно отвернется и пробежит мимо, кто-то, может быть, вообще вызовет полицию, но автоматы в любом случае разойдутся быстро. На любой людной улице всегда найдется достаточное количество людей, которым некуда торопиться, которых никто не ждет дома, которым не надо завтра на работу и которые имеют привычку участвовать в любого рода движухах, потому что жизнь скучна и любые перемены – благо. Я не видел луганских федералистов, но донецкие производят именно такое впечатление. За ними именно что никто не стоит, ими никто не управляет и не манипулирует, просто они увидели, что вдруг стало можно – поселиться в здании администрации, одеться латиноамериканским партизаном, погреться у костра в теплый день. Словосочетание «русская весна» вызывает ассоциации с арабским аналогом, но все же это совсем не то, что было в Египте или Тунисе. Это скорее временная и никак не затрагивающая остальное население субкультура, которая просуществует ровно столько, сколько потребуется поддерживать необходимый информационный фон.

Полностью

Обрушившийся мир

85747

Я не воюю на этой войне, мне важнее понять, что делать с обломками того обрушившегося мира, в котором я жил, да что жил — я ведь и сам строил его в какой-то мере, — до этой весны. Я не понимаю, что делать с этими обломками, и меня успокаивает только то, что этого никто вообще не понимает. Наши электрочайники делаются в Китае, наши дворники рождаются в Средней Азии, наша история делается на Украине — наверное, так надо, но тогда что остается нам?

Полностью

Некто злонамеренный

1558494_621070431321226_6915648344753344861_n-1

Выражение очень быстро зажило своей жизнью, оно понравилось и сторонникам, и противникам российского вторжения в Крым. «Вежливые люди» — звучит не так обидно, как «захватчики» или «оккупанты», но при этом определение вполне иронично, потому что вежливость, вооруженная автоматами — это смешно.

Полностью

Что касается Донбасса

20140411-204810.jpg

Олег КАШИН, «Спутник и погром», специально для «Кашина»

Вообразим гипотетическую ситуацию: на Украине, в которой есть регионы, где подавляющее большинство населения составляют русские, совершен фашистский переворот. Власть захватили бандеровцы — идейные, политические и какие угодно еще наследники тех украинских радикалов ХХ века, которые резали польских детей, громили евреев и стреляли в советского генерала Ватутина. За семьдесят лет методы, нравы и идеология бандеровцев никак не изменились, и теперь они готовы приступить к этническим чисткам в русских регионах. Их намерения серьезны — в том числе потому, что за бандеровцами стоит самая могущественная сила в современном мире, американское государство, готовое помогать им всеми имеющимися в его распоряжении средствами. Счет идет на дни, и у русских единственный выбор — смерть (ну или рабство, или тотальная украинизация, запрет русского языка и превращение в унтерменшей) или восстание. Русские восстают. Области охвачены огнем. Но силы слишком неравны, к русским регионам уже идут бандеровские танки и поезда, полные боевиков, готовых убивать. Русские зовут на помощь свою родину — Россию. Кроме нее никто не придет и не спасет.

Абзац получился длинный, поэтому я напомню — это гипотетическая ситуация, придуманная (и, кстати, в такой гипотетической ситуации хотел бы я посмотреть на человека из России, который бы сказал, что он против того, чтобы Россия пришла и спасла русских Украины от смерти, рабства и украинизации; хотел бы я посмотреть на человека из России, который бы сказал, что его симпатии не на стороне восставших областей).

Шаг к реальности. Яценюк, премьер-министр из Киева, унылый  такой Егор Гайдар с хорошим английским, приезжает в Донецк — одну из столиц «русской весны». В киевской официальной иерархии Яценюк — человек номер два (человек номер один — странноватый протестантский пастор, но он временный президент, через полтора месяца пройдут выборы, на которых победит или циничный шоколадный король, или бывшая премьер-министр, в свое время не раз показавшая свое умение вести дела с Россией и ее лидерами — ну то есть тоже совсем не фашистка). Он собирает самых влиятельных людей региона, от ветерана-шахтера Ефима Звягильского до миллиардеров Ахметова и Таруты — последний, кстати, теперь еще и губернатор, назначен новой властью. Этим людям принадлежит регион, здесь их интересы, активы, избиратели и прочее. Яценюк волнуется — может быть, сейчас окажется, что кто-то даст знать, что не лоялен Киеву, намекнет как-то, или еще что-то.

Но нет, не происходит никакого скандала, региональная элита ведет себя точно так, как положено вести себя региональной элите, встречающейся с премьер-министром. Яценюк, успокоенный, уезжает.

Элита тоже расходится и, между прочим, губернатор едет не к себе в офис на одной из центральных площадей города, а в дорогую гостиницу в нескольких километрах от губернаторской резиденции. Губернатор сейчас работает в этой гостинице, потому что на его рабочем месте сидят незнакомые люди. Они захватили здание администрации и не собираются из него уходить.

Эти люди — я думаю, их сотни, но пускай будут тысячи, одна, две, пусть даже три, хотя в три я верю совсем слабо, — так вот, эти люди шесть дней назад провозгласили себя республикой, требуют либо независимости, либо объединения с Россией. Потому что не признают киевскую власть, потому что боятся бандеровской угрозы и американских солдат, которые вот-вот высадятся где-то под Донецком, и только Россия сможет их остановить.

Это похоже на игровой кинофильм с мультипликационными вставками, типа «Мария-Мирабелла» или «Кто подставил кролика Роджера». В обыкновенном кино в какой-то момент появляется нарисованный кролик — вот такое чудо. И гипотетическую ситуацию, с которой начинается этот текст, я описал, чтобы она, как кролик Роджер, появилась сейчас в кадре с донецкой реальностью.

Люди, которые сидят в здании администрации — настоящие, и, что важно, угроза штурма здания со стрельбой и жертвами — тоже вполне настоящая, и ее действительно стоит бояться. Но среди этого настоящего — мольба о помощи от нарисованной беды. От фашистов, от Америки, от этнических чисток и даже от антихриста — почему-то в таких ситуациях всегда возникают люди, которым угрожает антихрист.

Кто-то поверил путинскому телевидению. Кто-то, хитрец, хочет стать как крымские Аксенов и Чалый и ради этого готов немного полицемерить. Кому-то просто нравится романтика именно в таком виде — этих людей легко узнать по рюкзаку или толстовке с группой «Ария» или по реконструкторским латам вместо бронежилета и каски. Кто-то просто надеется обновить свою любимую бейсбольную биту в настоящей драке, когда еще такой случай выдастся.

Люди разные. Есть симпатичные, есть страшные, есть юродивые. Есть все, кого мы привыкли видеть на митингах. И что стоит про них понимать — их несколько сотен на миллионный город (в котором, кстати, совсем не каждый постоянно живет — по ощущению, большая часть — люди из области), и кроме них ни в бандеровско-американскую угрозу, ни в республику никто не верит.

Тоже уточню. Понятно, что большинство пассивно всегда, революциям это совершаться не мешало никогда. В Крыму большинство тоже было пассивно, и где теперь Крым.

Здесь должен быть абзац на тему того, почему Донбасс не Крым, но я об этом уже писал, поэтому сразу дальше. Люди уйдут из здания, потом, в зависимости от талантов Киева и Ахметова, будут или похороны, или всякие расширенные заседания областного совета с участием бывших сепаратистов (в Калининграде в 2010 году как раз этим все закончилось), а Украина изберет своего нового президента и пойдет дальше по своему трудному пути. Та нарисованная картинка про фашистов и про «Россия, спаси!» — в Донецке ее действие ограничено территорией, которая огорожена баррикадами вокруг областной державной администрации. В России — зоной покрытия федеральных телеканалов.

Это, я думаю, самое важное во всем восточноукраинском сюжете. Россия стала слишком зависима от несуществующей проблемы. Такого не было никогда. Эта зависимость пугает, она пахнет катастрофой.


(Иллюстрация, по традиции выполненная Семеном Горбунковым, посвящена Дню космонавтики и к тексту никакого отношения не имеет)
.

Что касается Януковича

saddam

Старика выводят на люди раз в две недели. Снимать разрешают только с определенного ракурса, чтобы не было видно следов пыток. Заставляют зубрить идиотские речи с заранее вписанными идиотскими оговорками — «толпы моих поклонников», «Украина — наш стратегический партнер», «золотой батон я не использовал». На репетициях заставляют по сто раз произносить «Я жив» и бьют, если плохо получается. Он вытирает слезы обоссанной штаниной, но терпит, потому что знает, что выбора у него нет.

Потому что если он не будет делать, что ему говорят — да, наверное, его перестанут бить, но это уже не будет иметь значения; его перестанут бить, выведут за ворота и просто оставят — неважно, на Рублевке или под Ростовом, в зависимости от того, где он был сегодня. Он дойдет до угла, а там уже кто-нибудь навстречу сверкнет приветливо золотым зубом и раскроет перед ним багажник старых «жигулей» — поехали, мол, Виктор Федорович.

И дальше будет суд, Лукьяновское СИЗО, незнакомый адвокат, незнакомые имена в обвинительном заключении и пожизненный приговор, в который тоже впишут эти имена; он не знал этих людей, он слабо представляет себе, как и почему они погибли, ни у кого нет доказательств, что он как-то виновен в их гибели, но он знает, что это не тот случай, когда доказательства имеют значение. Он знает, что за воротами его барвихинской или ростовской тюрьмы он обречен, и поэтому, — он ведь никогда не был смелым человеком, — он терпит, когда в очередной раз приезжает этот Михаил Соломонович, который, тыкая электрошокером куда-то в область паха, просит его еще раз с выражением сказать «Я жив».

«Я жив», — повторяет он. Михаил Соломонович доволен и даже обещает, что сегодня вечером его покормят. Россия, двадцать первый век — раз в две недели на примере бывшего украинского президента нам показывают, какие бывают публичные издевательства над людьми. Никакого другого смысла в появлениях Януковича на публике нет, с точки зрения любой политики в нынешних российско-украинских условиях выступления Януковича избыточны, не нужны. Но его все равно выволакивают к камерам, сажают рядом с какими-то садистами и заставляют произносить слова, которые гарантированно не вызовут никакой реакции, кроме стыдного смеха по обе стороны границы.

Так американцы показывали по телевизору медосмотр взятого в плен Саддама Хусейна — кому-то показалось, что это будет убедительное зрелище: как американский доктор роется в волосах Саддама и ловит вшей. Это 2003 год, в Москве тоже кто-то смотрел это видео и думал завистливо — вот бы и нам так кого-нибудь помучить. В роли кого-нибудь оказался Янукович.

В публичном издевательстве над этим человеком сегодня нет никакого другого смысла кроме публичного издевательства, и это какой-то невероятный позор — позор совсем не для Януковича. Вы без единого выстрела отвоевали Крым, вы держите Украину в подвешенном положении и наверняка добьетесь ее федерализации или чего вы там от нее хотите. Вы победили, вы должны быть благородными и великодушными. Но почему-то именно в этот момент откуда-то вылезает отвратительный гопник, которому важно с помощью Гусмана или с чьей угодно еще лишний раз помучить уже уничтоженного, уже сломанного навсегда, уже никому не нужного человека, которому и жить-то осталось Бог знает сколько после всего, что с ним было в эти месяцы. Оставьте его в покое, не выволакивайте его больше к камерам, дайте ему спокойно дожить, не будьте скотами.

Что касается секретных награждений

10148760_843257899022576_857285289_o

Сюжет из альтернативной истории: 10 ноября 1982 года умирает Брежнев, ну и дальше прощание в Колонном зале Дома союзов, пышные похороны, то есть все, как было на самом деле, с одной только поправкой: за гробом группа генералов и полковников в папахах несет на алых атласных подушечках четыре звезды Героя Советского Союза, звезду Героя социалистического труда, орден «Победа» и еще несколько десятков орденов, в том числе иностранных. Советские люди смотрят на это по телевизору и удивляются — черт возьми, откуда это? Мы же никогда не видели и не слышали, чтобы Леонида Ильича чем-нибудь награждали, он всегда носил на пиджаке только один значок депутата верховного совета СССР, откуда же эти награды, что за шутки такие?
И вечером в день похорон через вой глушилок в эфире соответствующей радиостанции какой-нибудь специалист-советолог, ну не знаю, Абдурахман Авторханов, путая правду и вымысел, с упоминаниями Галины Брежневой, Юрия Чурбанова и знаменитого танцора из Большого театра Бориса Буряце, рассказал бы, что, по данным заслуживающего доверие советского источника, Брежнев действительно был награжден четыре раза звездой Героя Советского Союза, и еще один раз звездой Героя соцтруда, но кремлевская традиция, капээсэсовская этика предусматривает, что такие награждения осуществляются именно в секретном порядке, то есть кроме самого Брежнева и узкого круга его приближенных о награждении никто не знал.
Понятно, что это даже в виде альтернативной истории звучит вполне дико. Думаю, если бы Брежневу в свое время предложили награждаться вот так, он бы первый рассердился или даже обиделся — ну как же так, награды ведь для того и существуют, чтобы вручать их публично, чтобы вся страна видела по телевизору, как старенький Суслов прикалывает к брежневскому пиджаку очередную звезду. В самом деле, а зачем еще? Не для подушечек же на похоронах. Даже у Высоцкого примерно в те же годы было: «Какие ордена еще бывают? Мои детишки просто обожают, когда вручают, плачет вся семья».
Сегодняшний казус с крымской медалью, которую вручили премьеру Аксенову, сообщили об этом на сайте Минобороны, а потом с изяществом патриархии поудаляли с сайта и фотографии медали, и упоминания о ней — судя по всему, это очередной случай уже регулярной, вошедшей в систему путинской практики секретных награждений. Вот почему-то они только условного Геннадия Хазанова и прочую публику того же ряда награждают публично, а друг друга — только секретными указами, и только через какое-то время и из каких-то случайных источников мы узнаём, что генпрокурор Устинов и начальник ФСБ Патрушев за «Норд-ост» получили по звезде Героя, и вроде бы Сердюков тоже Герой за грузинскую войну, а у самого Путина почему-то есть медаль за приштинский марш-бросок 1999 года, и теперь еще крымская медаль, которая, с одной стороны есть, а с другой ее как бы и нет. В Советском Союзе дважды Героям ставили бюсты на родине — кто поручится, что на родине того же Патрушева, если вдруг он дважды секретный Герой, нет секретного бюста? Стоит себе на секретной территории, есть не просит. Я легко такое могу представить.
Секретные награждения — практика распространенная и понятная, секретными указами награждают всяких засекреченных людей за выполнение засекреченных заданий. Убивший Троцкого Рамон Меркадер, как известно, был Героем Советского Союза, о чем никто до девяностого, что ли, года не знал и не писал, даже на могиле Меркадера было написано, что он Лопес. И первое, что приходит в голову — да, вот наши ветераны КГБ мечтали в молодости получить секретную награду, а за службу в Дрездене их не награждали, поэтому приходится реализовывать свои мечты годы спустя в доступных обстоятельствах.
Стоит, между прочим, вспомнить знаменитый рассказ певицы Ветлицкой (она его удалила из ЖЖ, поэтому приходится ссылаться на Компромат), когда она попала на вечеринку с участием Путина, на которой все гости были одеты в костюмы екатерининских времен; эта вечеринка интересна прежде всего тем, что если бы не Ветлицкая, мы бы так и не узнали, что эти люди в своем кругу любят одеваться в старинные одежды и изображать людей из прошлых эпох. То есть нам просто повезло, что однажды на вечеринку попала болтливая певица, а так — кто же знает, в кого они там еще переодеваются, и чем занимаются, и какой щенок знаменитый Пшонка по сравнению с его российскими коллегами.
И вот секретные награждения — это просто часть той их жизни, которой они живут, когда страна их не видит. Брежневу было важно носить свои золотые звезды, чтобы весь мир его видел — вот он какой красивый, какие у него брови и сколько у него наград. А этим, наоборот, важно, чтобы их никто не видел и чтобы никто о них ничего не знал.
Нам остается только, как палеонтологам, воссоздающим по маленькой косточке облик динозавра, догадываться о том, как все выглядит на самом деле. Кто-нибудь уверен, например, что после присоединения Крыма они не поприсваивали друг другу, например, титулов «Таврический»? Я вот не уверен совершенно. Когда откроют архивы, и обнаружится, что они там между собой награждали друг друга не только орденами, но и дворянскими титулами — вспомните это мое предположение.

***
Для совсем ценителей — подборка новостей за сегодня; я по-прежнему планирую делать такие подборки каждый день, чтобы сайт производил впечатление регулярно и активно обновляемого.

Что касается Навального

Летом 1989 года мы с мамой ездили на Измайловский вернисаж, и я, который тогда переходил из второго класса в третий, купил там себе значок с надписью «Я агент ЦРУ». Проносить его больше одного дня мне не удалось, потому что, как и положено любой вещи купленной в 1989 году на Измайловском вернисаже, значок в тот же вечер сломался. А если бы не сломался, и если бы я хранил его все эти двадцать пять лет и, допустим, сфотографировался бы с ним сейчас, то мне бы пришлось долго доказывать, что это просто значок, а больше я ничего не имел в виду, и на самом деле я никакой не агент. То есть за двадцать пять лет общественная мысль в России шагнула так далеко, что по этому поводу приходится всерьез давать какие-то объяснения; собственно, Навальный их дает, говорит, что пошутил, а все думают, правду он говорит или нет, агент или не агент. Ну не знаю, давайте просто представим себе человека, завербованного иностранной разведкой и при этом рассчитывающего на политическую карьеру в своей стране. Станет ли он в обыкновенных, застольных или деловых, разговорах вот просто, между прочим, вспоминать — а вот еще был случай, когда я ездил в ЦРУ; нормальная ли это фраза для агента?

Кто считает, что нормальная, тот пускай дальше не читает, а остальные слушайте дальше. Про ЦРУ-то понятно, что ерунда (и даже, может быть, жаль, что ерунда — представьте, если бы в российской политике действительно были не только люди, подконтрольные Кремлю, но и люди, ему не подконтрольные — мощная оппозиция, управляемая из Лэнгли, которой было бы все нипочем), но остальное? Тут и без сюжета на НТВ любой избиратель Навального, по крайней мере, удивится, потому что — ну как это, я голосовал за умеренного националиста, человека поколения «Брата-2» (специально не искал, но уверен, что если порыться в блоге Навального, можно и про Севастополь что-нибудь антиукраинское найти), участника Русских маршей, грозу Айдера Муждабаева и соавтора лозунга «Хватит кормить Кавказ». А в последние дни Навальный последовательно осудил присоединение Крыма, выступил в НЙТ с призывом наказать нескольких конкретных путинских людей за Крым (и тем же вечером Обама буквально по списку Навального именно этих конкретных людей и наказал), в той же статье выступил с самых одиозных многонациональных позиций («риски для самой России, федерации более чем 80 различных регионов, в которых проживают представители 160 этнических групп, говорящих на не менее чем ста языках» — дорогая редакция, вы перепутали, это из Маргариты Симоньян цитата, это не наш Навальный), и эту статью радостно ретвитит сенатор Маккейн, который хоть и герой Вьетнама, но в России его объективно любят не очень. Даже не касаясь самой крымской проблемы — за несколько дней Навальный зачем-то избавился от всех своих политических качеств, кроме, разумеется, антикоррупционного, но антикоррупционное качество в эти дни тоже заиграло по-новому, потому что это вчера ты был главным спикером на тему Ковальчука и Ротенберга, а сегодня главный спикер по этой теме — уже Обама, с которым конкурировать тяжело. Ковальчуки и Ротенберги теперь — герои опереточной, но при этом доступной массам дискуссии между Обамой и Путиным, и Навальный в этой дискуссии явно лишний. Национализм и борьба с коррупцией сидели на трубе, национализм упал, борьба с коррупцией пропала, что осталось на трубе?

В декабре 2011 года из изолятора временного содержания Навальный, севший на 15 суток блогером, вышел потенциальным общенациональным лидером. Сейчас он рискует выйти из-под домашнего ареста новым Гарри Каспаровым, только без шахмат. Зачем ему это? Трудно, что ли, было — ну, не выступить в поддержку Путина, конечно, но, по крайней мере, остаться тем умеренным националистом, которого прошлым летом мочил Айдер Муждабаев и за которого проголосовала четверть москвичей? Видимо, трудно. «Причиной их гибели явилась стихийная сила, преодолеть которую люди были не в состоянии».

Эту стихийную силу хотелось найти еще летом, когда, давайте все-таки об этом не забывать, Кремль поставил Навального в режим невероятного благоприятствования на выборах мэра Москвы. Если кто помнит, я тогда, перечисляя признаки этого благоприятствования, предположил, что Путин делает из Навального своего тайного преемника — черт его знает, может, я и погорячился (а может, и нет), но это только о выводе можно спорить, а об остальном чего спорить, все все видели. И муниципальные подписи, и фантастическое освобождение из-под ареста, и Манежную с лояльной полицией, и Каца, и прочее.

Я с нежностью отношусь к ядерной аудитории Навального, к людям, которые летом верили, что Кремль отступил перед животворной силой массового протеста, но я сейчас не этим людям пишу — у них своя вера, а у нас свои подозрения. О политике Навальном мы в принципе не знаем вообще ничего. Это не очень бросается в глаза, потому что мы, как правило, ни о ком вообще ничего всерьез не знаем, ни о Путине, ни о ком-то из его друзей и соратников. Но они-то ладно, а Навальный ведь не они, правда же?
Кремль во что-то играет с Навальным, с его ведома или нет, но играет, и если они играли во что-то прошлым летом, кто сказал, что они не играют и сейчас?

Я задаю этот вопрос, и ответа на него у меня нет. В голову приходит только совсем какой-то трэш типа — ну вот следователь или кто там еще тихо и вежливо (вежливо — слово сезона) говорит: Осуди присоединение Крыма, пожалуйся американцам, напиши, что в России 160 народов, и национализм зло, а иначе сдохнешь в тюрьме, ну или еще что-нибудь, чем там принято угрожать; угроза звучит убедительно, ты вздыхаешь и пишешь, что «даже среди самых консервативно настроенных жителей нашей страны — коммунистов и националистов — желание присоединить Крым давным-давно сошло на нет». Такая версия скорее значит, что версии у меня нет, но какое-то объяснение должно же быть.

И еще два соображения. Первое: по всем рыночным правилам, когда все говорят «Да», самый хитрый хитрец скажет «Нет» — риск, конечно, огромный, но если «Да» завтра обрушится, «Нет» астрономически подорожает. Если или когда присоединение Крыма принесет людям в России массовое разочарование, у них будет политик, к которому это разочарование не имеет отношения. Второе: в России нет ни политического класса в целом, ни оппозиции в частности — сплошные обсосы и фокусники, и в принципе, на таком фоне Навальный может говорить и делать что угодно, всегда найдется много людей, которые не увидят в этом проблемы. Как уже было сказано выше, я отношусь к таким людям с огромной нежностью.

Это была проповедь в ночь на 22 марта, а что касается сайта, на котором вы ее прочитали, я, если будет интересно, объясню чуть позже.