7023989681

В Боливарианской Республике Венесуэла стартовала отчасти уникальная гражданская кампания по запуску общенародного референдума о досрочном отрешении Николаса Мадуро от обязанностей президента страны. Венесуэльские оппозиционеры, как они давно и обещали, планируют с помощью своей конституции, свободных выборов и мобилизации общества, до конца этого года устранить от власти “группировку” наследников умершего вождя Боливарианской революции Команданте Уго Рафаэля Чавеса Фриаса, «чтобы не дать им больше времени и возможности разрушать страну».
 
На парламентских выборах в декабре почти две трети пришедших избирателей отдали свои голоса за оппозиционный Круглый стол демократического единства. Провластная Объединенная Социалистическая партия Венесуэлы (PSUV) потеряла большинство, которое PSUV и ее предшественник “Движение Пятая Республика” стабильно удерживали в парламенте с 2000 года, то есть практически с прихода Чавеса к власти в стране. Венесуэльская оппозиция взяла под ограниченный президентскими декретами контроль Законодательную власть в стране.
 
Избирательный процесс на прошедших парламентских выборах находился под тщательным наблюдением оппозиции, простых граждан и международных организаций. В результате глава венесуэльского ЦИК Тибисай Лусена оправдывалась в эфире независимого ТВ, что она “никогда не получала секретных приказов от правительства”. По венесуэльской конституции ЦИК – самостоятельный орган “электоральной власти”, непосредственно не подчиняющийся власти Исполнительной. Избирательная система в Венесуэле считается одной из самых передовых и прозрачных Поэтому, даже при возможном наличии криминального умысла у некоторых руководителей ЦИК, им ничего не оставалось, кроме как констатировать реальные результаты голосования. В прошлый вторник в венесуэльском Избиркоме состоялось официальное представление утвержденной формы подписного листа формата А4 с 10 строками для десяти подписантов по пять ячеек в каждой: имя и фамилия, номер внутреннего ID, адрес регистрации в списках избирателей, подпись, отпечаток большого пальца правой руки и номер телефона. Авторизация на сбор подписей в виде утвержденного подписного листа была дана Избиркомом не сразу, а после четырех подряд официальных заявлений поданных за два месяца Демократическим единством.
 
Практические действия по запуску процесса референдума по отставке Мадуро от власти базируются на статье 72 действующей конституции Боливарианской Республики, принятой на всенародном референдуме в 1999 — в первый год первого президентского срока Уго Чавеса. Статья 72 гласит: “все (без исключения) избираемые народом должностные лица и составы представительных органов власти отзываемы”. Суть статьи в том, что по истечении половины периода на который был избран чиновник – мэр, губернатор, президент, граждане, недовольные работой этого чиновника, имеют право инициировать плебисцит по вопросу отрешения его от должности. В этой статье конституции и заключался один из смыслов “истинно народной демократии” на деле воплощающий принцип высшего непосредственного выражения власти народа через референдум и свободные выборы, апостолом которой выступил с самого начала перед народом Чавес. Правда, принимая эту статью президент Чавес, конечно, был абсолютно уверен в поддержке большинства народа. Тогда, в начале двухтысячных он говорил, что “эта статья еще раз продемонстрирует, что Венесуэла теперь — не та, старая демократия элит, которые обещали а потом кидали народ, который их избрал”.
 

“Именно поэтому я всегда буду сторонником и проводником закрепления в конституции механизма референдума об отзыве президентского мандата – говорил Чавес перед камерами. И сегодня, посредине моего мандата хочу сказать – я всегда считал, что народ имеет право контролировать и судить своих правителей. Поэтому для половины периода, при учете нового срока президентского мандата шесть лет, три года которые я уже провел в этом дворце, это более чем достаточное время, чтобы народ ощутил, хорошо ли выполняет главный представитель его интересов свои обязательства, или нет”. Чавес тогда пафосно-патриотически заключил свою речь: “тут не будет государственных переворотов, тут не будет иностранных интервенций, тут будет торжество истинно народной представительной демократии” – теперь венесуэльские оппозиционеры, призвав к себе в свидетели почившего Команданте Чавеса указывают Мадуро и всей “группировке” наследников Чавеса на конституцию, которую он дал народу, на его заветы, которые, положив руки на гроб Чавеса, его наследники во главе с Мадуро клянутся выполнять.
 
Нынешний сбор одного процента подписей оппозицией – лишь первый и самый легкий из двух шагов, одновременно он — и генеральная репетиция второго акта, после которого должна быть назначена сама дата референдума.
Первый шаг — собрать подписи одного процента зарегистрированных избирателей, что в абсолютных цифрах составляет 198 307 человек, оппозиция сделала на прошлой неделе. 198 307 проверенных и подтвержденных Избиркомом подписей явятся заявкой на следующий шаг — основную кампанию сбора подписей 20% граждан, то есть почти четырех миллионов человек. Согласно тоже же статье конституции заявление о досрочном отрешении от должности выборного чиновника должно быть поддержано 20% от общего числа избирателей на той территории, где он избирался.
Подписи этих четырех миллионов человек, которые оппозиция обещает собрать легко и быстро  станут непосредственной заявкой, при их наличии Избирком будет вынужден объявить дату референдума об отставке. При этом юристы оппозиции настаивают, что дата референдума должна быть раньше, или в один день с предстоящими в декабре всеобщими региональными выборами губернаторов штатов и депутатов региональных Зак.собраний.
 
В прошлую среду рано утром с внесения своих данных в подписной лист начал сессию парламента оппозиционный спикер Ассамблеи Генри Рамос Альйуп. Вслед за ним это сделали все присутствовавшие депутаты от оппозиции. В это же время тысячи людей пришли сделать свои подписи к еще закрытым пунктам во всех столицах штатов страны. Энрике Каприлес Радонски — троекратный кандидат в президенты Венесуэлы, соперник Мадуро на прошлых внеочередных (после смерти Чавеса) президентских выборах, уступивший ему тогда лишь меньше полутора процентов голосов, лицо венесуэльской оппозиции, транслируя утром в среду в свой видеоблог многочисленную очередь на пункте сбора подписей в Бельо Монте в Каракасе, в характерной для венесуэльской политики очень темпераментной манере обращался к президенту: “просыпайся, Мадуро, это очередь не за продуктами, не за дезодорантом или курицей, не за лекарствами, это очередь, потому что венесуэльцы знают, что с тобой в Мирафлоресе (президентский дворец) Венесуэла не имеет будущего!”. Оно и понятно, губернатор штата Миранда, лицо много лет объединявшейся, и наконец несколько лет назад объединившейся венесуэльской оппозиции, Энрике Каприлес, уверен, что работать и жить в Мирафлорес должен он, тем более, что в каждой своей речи Каприлес ставит знак равно межу устранением Мадуро от власти и улучшением экономического положения простых граждан.
 

Согласно различным опросам, если бы референдум состоялся сейчас, за отставку Мадуро с поста президента проголосовали от 60 до 70% избирателей — массы венесуэльцев, в том числе бывших сторонников власти раздражены ползучим ухудшением их уровня жизни, инфляцией, дефицитом, перебоями с электроэнергией. Прошлый четверг и пятница были объявлены в Венесуэле нерабочими из-за энергетического кризиса с которым правительство не может справиться уже много месяцев – из-за сухого сезона, основной источник энергии —  гидроэлектростанция на обмелевшем озере Гури может еле-еле дать лишь 50 – 60% своей нормальной мощности, что в сумме всего лишь 35 – 40 всех потребностей страны в электроэнергии. Ради экономии электричества государственные учреждения и предприятия временно перешли на трехдневную рабочую неделю. В некоторых окраинных районах Большого Каракаса, таких как Маркеш, Гуатире и Арена рекорд отключения электричества недавно превысил 48 часов. Очереди за продуктами и товарами первой необходимостью стали частью городского ландшафта, в государственных больницах Венесуэлы нет лекарств, полностью прекратили выдавать еду пациентам. Зарплаты врачей, учителей и служащих в госсекторе не индексировались уже более года, их покупательная способность из-за инфляции за это время уменьшилась в несколько раз. В разных районах страны с периодичностью в несколько дней вспыхивают локальные протесты жителей и домохозяек против недостатка продовольствия. По вечерам в густонаселенных районах среднего класса, перекидываясь с района на район перманентно проходит излюбленный венесуэльцами флешмоб: сотни людей, высунувшись в окна, одновременно начинают колотить ложками и половниками в днища пустых кастрюль и сковородок, выражая тем самым свой протест в отношении дефицита и инфляции.
Пока на первомай Николас Мадуро встречается с партактивом и по привычке громит международный империализм и олигархат, удушающий Боливарианскую революцию, оппозиция поздравляет венесуэльских трудящихся с праздником, напоминая им, что за последние несколько лет покупательная способность средней зарплаты рабочего в Венесуэле непрерывно падала, став на сегодня второй с конца (после Кубы) самой низкой зарплатой в на всех трех Американских континентах. В той или иной степени, согласно опросам, кризис отразился на качестве жизни девяти из десяти венесуэльцев, в том числе тех, кто тесно связан с чавизмом и исполнительной властью. Лояльность социальной и электоральной базы официализма за последние годы, после смерти Чавеса, с падением цен на нефть и истощением ресурсов в руках власти, оказалась возможно необратимо подорвана. Среди бывших активных сторонников Чавеса с его грезами о Социализме XX века уже несколько лет идет ползучее разочарование и деморализация, получившая в последний год множество новых импульсов. “Чавес умер, а это правительство, эти люди ни на что не способны” – говорят бывшие убежденные чависты и идут подписываться за референдум.
Не все хорошо даже среди актива самой партии PSUV, в ВС и Национальной гвардии – внутренних войсках, основной опоре власти внутри страны. Семьи солдат и офицеров армии и Национальной гвардии испытывают те же самые экономические и социальные лишения, что и подавляющее большинство жителей страны. На видео из провинции, ничего не боясь, в униформе, военнослужащие Национальной гвардии ставят свои подписи за референдум. Хотя, конечно, большинство оппозиционно настроенных военных и госслужащих предпочитают не участвовать в гражданских активностях оппозиции, рассчитывая выразить свою позицию в качестве простых граждан уже на самом референдуме. Подавляющее большинство венесуэльцев, противостоящих друг другу по обе стороны не хотят стрельбы и силового решения конфликта, понимая, что в сложившейся ситуации он приведет лишь к настоящей гуманитарной катастрофе. Гражданский консенсус о безальтернативности конституционного пути решения проблем Венесуэлы абсолютно доминирует, и все же, в Венесуэле, как и почти в любой латиноамериканской стране, армия всегда была слишком чутким, а поэтому наименее предсказуемым индикатором (барометром) обстановки. На протяжении двух веков участие в удачном или даже неудачном, но символическом государственном перевороте оставалось самым простым способом вписать свое имя в историю, самой многообещающей перспективой быстрого социального и карьерного роста.
Так когда-то было и с майором ВДВ Чавесом, который, напомним, стал известен в 1992 году всей Венесуэле в качестве народного заступника именно благодаря своей неудавшейся попытке военного переворота с целью свержения президента Карлоса Андреса Переса, по мнению Чавеса, антинародного неолиберального субъекта, отдавшего страну на растерзание банкирам с Уолл-стрит. Как настоящий продолжатель дела Боливара, возглавляя подпольную офицерскую организацию в рядах Вооруженных Сил Венесуэлы, Чавес заступился за народ. Народ оценил и через несколько лет, когда Чавес вышел из тюрьмы по амнистии, избрал майора Чавеса себе в президенты.
 
Последнее время к традиционным слухам о планах власти по введению военного положения прибавились новые, особенно укрепившиеся с распространением очевидного глухого недовольства положением вещей среди низового и младшего командного состава армии и Национальной гвардии. Якобы, среди младшего офицерского состава имеет уже место чуть ли не заговор с целью государственного переворота и свержения Мадуро. Согласно другим слухам, группа оппозиционных младших офицеров внутри армии готовит контрпереворот, механизм которого будет запущен, в случае, если вдруг власть при поддержке высших военных чинов решится силой прервать конституционный процесс в стране. По мнению венесуэльских аналитиков, таких как Димитрий Белов, группа наследников Чавеса у власти имеет в своих руках органы насилия и подавления, что делает эту группу очень опасной, в случае, если они решат во что бы то ни стало цепляться за власть в стране. С другой стороны, Белов считает, что у власти после смерти Чавеса и экономического коллапса, вызванного падением цен на нефть и неэффективным ручным управлением в экономике, не осталось людей, готовый исполнять ее возможные антиконституционные приказы.

Оппозиция в лице Каприлеса, президента Ассамблеи Хенри Рамоса Альйуп и других участников Дем. единства постоянно публично повторяет, что выступит против любого вида силового вмешательства в конституционный процесс, против кого бы это вмешательство не было направлено, поскольку, говорят они, смена власти в стране должна произойти исключительно легитимным  конституционным путем.

В день начала кампании по сбору подписей за инициацию референдума о своей отставке, выступая перед сторонниками Николас Мадуро сказал, что “все эти, которые оскорбляют и задевают нас в соцсетях, все что они делают — политически нежизнеспособно. Революция здесь продолжится, и у нее будет этот президент, по крайней мере до 2018-го года”. Правда позже Мадуро несколько смягчил свою риторику, высказавшись в том духе, что референдум – “это не необходимость, это один из вариантов”. Правильно! – продолжил в своих соцсетях цитату Мадуро его главный оппонент Каприлес – результатом этой возможности для венесуэльцев будет твоя, Мадуро, обязанность покинуть президентский дворец”.


 
На протяжении трех дней – среды, четверга и пятницы на каждом участке, минимум по одному в столице каждого штата, несколько волонтеров собирали подписи людей, сверяясь с их ID. Оперативно на самолетах и автомобилях собранные подписанные формуляры доставлялись в Каракас, в штаб Демократического единства, где 600 волонтеров 24 часа сменяя друг друга в ротации вручную вбивали данные каждого подписавшего в электронный каталог и сканировали каждый формуляр, делая бекап и ведя тотальный подсчет компании по сбору подписей.
 В Воскресенье днем, Каприлес Радонски сообщил об окончании генеральной репетиции итогового сбора подписей на пути к запуску референдума. По его мнению, граждане Венесуэлы установили мировой рекорд достойный книги рекордов Гиннеса — всего за три дня – среду, четверг и пятницу в нескольких десятках охранявшихся полицией и активистами пунктах в столицах штатов страны вместо 198 307 необходимых на данном этапе по закону было собрано два с половиной миллиона подписей. 
 
В воскресенье вечером ящики с подписными листами отсортированные по регионам и упакованные в коробки ожидали первого рабочего дня, когда представители Круглого стола демократического единства смогут официально передать в ЦИК. Теперь по закону у ЦИК есть 15 дней, чтобы проверить и ратифицировать все подписи. Когда все они будут подтверждены, Круглый стол демократического единства получит возможность для финального сбора подписей 20% избирателей, то есть почти четырех миллионов человек, которые, как считают его представители, будут очень быстро собраны. Эти четыре миллиона подписей и станут официальным заявлением венесуэльского народа о необходимости проведения референдума об отставке действующего президента. Референдум должен произойти до апреля 2017 года, когда до конца действующего президентского срока Мадуро останется два года. В этом случае, после референдума и отставки Мадуро пост и.о. президента по закону займет председатель Ассамблеи Генри Рамос Альйуп. Если референдум произойдет позже апреля 2017, даже в случае, если большинство голосов будет за отставку Мадуро временным президентом до истечения срока в 2018 году станет вице-президент, в данном случае функционер-чавист Аристотель Истуриз.
 
Оппозиционеры считают, что нельзя терять ни минуты, пока страна не свалилась к гуманитарной катастрофе и голодным народным бунтам. Скорейшую смену действующей в Венесуэле власти они в глазах избирателя неразрывно связывают с прекращением лишений, дефицита и инфляции. Но какие именно реформы и экстренные меры по оздоровлению экономики и улучшению качества жизни граждан будут реализованы кабинетом того же Каприлеса, в случае наиболее благоприятного для оппозиции сценария, когда/если референдум состоится, Мадуро с чавистами будут отстранены от власти, а потом, возможно, наконец с четвертого раза большинство венесуэльцев выберет себе в президенты его, Энрике Каприлеса Радонски, сторонника приватизации госсектора в промышленности и инфраструктуре, договора о свободной торговли с США, и вообще минимального вмешательства государства в экономику?
 


 
 

 

 

 
Обсуждая ситуацию в Венесуэле на региональном Ибероамериканском телеканале один из бывших ректоров венесуэльского Избиркома высказал не новую для венесуэльцев мысль о том, что если власть, доведшая страну и население до текущей ситуации будет стараться под разными предлогами оттянуть уже очевидно неизбежный референдум — со стороны нее, власти, это будет несомненным насилием над конституцией, а следовательно, опираясь на статью 333 и, главное, на последнюю 350 статью конституции, каждый венесуэлец, и большинство народа в целом будут в своем полном конституционном праве  оказывать неповиновение и совершать «восстание» против власти, очевидно не желающей исполнять конституционные нормы. Статья 333 венесуэльской конституции предписывает каждому гражданину, вне зависимости от того, наделен он соответствующими полномочиями или нет, сотрудничать в восстановлении прямого действия Конституции в случае, “если она будет пересмотрена под воздействием силы или отменена каким — либо другим способом, не предусмотренными ею”. Последняя, 350 статья Конституции, оставленной Чавесом в наследство Венесуэле – интерпретация того самого “права народа на восстание”, гласит: “народ Венесуэлы, преданный своим республиканским традициям, борьбе за независимость, мир и свободу, откажется признать любой режим, законодательство или власть, противостоящие ценностям, демократическим гарантиям и принципам или ущемляющие (ограничивающие) права человека”.
Кстати, ведь, искренне руководствуясь правом на восстание, как естественным правом для защиты интересов угнетенного народа, Чавес на заре своей политической карьеры поднял военный мятеж против ненавистного неолиберала Карлоса Андреса Переса. Мог ли тогда предположить великий мечтатель майор Чавес, что через 22 года на месте Переса окажутся его, Чавеса наследники, презираемые и уже даже ненавидимые чуть ли не двумя третями населения страны включая многих бывших убежденных сторонников чавизма за их неисполненные обещания, за Социализм XXI века который так и не наступил. Венесуэльцы очень чуткий и нелицемерный народ, там не стесняются говорить правду в глаза, их сложно обмануть, а еще труднее запугать надолго. Именно поэтому многие бывшие искренние чависты на тонком эмоциональном уровне ощущают, что группе наследников Чавеса уже давно плевать на его лозунги и заветы, сколько бы они не клялись торжественно над гробом Команданте. Единственная их цель – оставаться у власти насколько возможно дольше. Но, будем надеяться, хотя бы одно обещание Чавеса, то самое, данное им в 2004 венесуэльскому народу сбудется, и, как и обещал Чавес венесуэльцам в 2004 году, рассказывая о священном смысле статьи 72: “тут не будет государственных переворотов, тут не будет иностранных интервенций, тут будет торжество истинно народной представительной демократии”.