Найди панду

1918495_1287576307924064_1846061131465102312_n-1

Семен Горбунков нарисовал эту картину (там действительно есть одна панда, и ее можно найти), и чтобы было что ею проиллюстрировать, мне пришлось устроить сессию вопросов и ответов для наших постоянных читателей. Вопросы были в твиттере и фейсбуке (я выбрал не все, некоторые типа «Доколе?» отсеял), ответы — вот.

ВОПРОС: Вот Черномырдин говорил, какую партию ни строим, все время КПСС получается. Но КПСС, это ведь вариант не вполне безнадежный, в КПСС встречались иногда вменяемые люди, и сам же Черномырдин в их числе.

А вот почему какой общественный совет ни создаём, все время выходит пархомбюро неизбежное, амбиции, компетенции и перспективы которого понятны заранее, причём настолько, что лучше даже не начинать?

И что нужно сделать чтобы получилось хоть что-нибудь другое? Или это с нами навсегда? Олег Владимирович?

Это с нами навсегда, надо научиться это эксплуатировать и использовать в своих интересах. Вот я недаром поклонник Каца — он, я считаю, русский человек, каким он явится в своем развитии лет через двести.

ВОПРОС: Олег, в чем смысл жизни? Хоть персональный, хоть общий. Можно про оба)

Нам, конечно, не хватает такого деревянного национально-освободительного поэта, какие есть у всех народов типа нашего (то есть несчастных, пострадавших и поздно начавших), самое близкое — Некрасов, но он слишком элитный, а нужен кто-то совсем прямой как рельса.

Это я так расшаркиваюсь перед тем как процитировать то ли Янку Купалу, то ли Якуба Коласа, короче, группу Ляпис-Трубецкой — не быць скотам это и есть смысл жизни. Говна не есть и все такое, это важно.

ВОПРОС: Какая у тебя экономическая идеология?

Вот вообще не верю в счастливое либертарианское Сомали, то есть в Сомали как раз верю, но считаю, что Россия имеет право на лучшее, а одна рука рынка лучшего не даст. То есть абстрактно-то да, государства должен быть минимум, экономических свобод максимум, открытость и все такое, но если это примерять на Россию — да тоже ведь вопрос, на какую. Вообще думаю, что этот вопрос будет актуален только после какой-то катастрофы, поэтому даже о приватизации госкомпаний говорить нечего — мы не представляем, что от них останется после крушения путинщины.

Из оригинальных идей у меня есть амнистия для бывших участников вооруженных формирований типа МВД или ФСБ в обмен на обязательство каждого амнистируемого стать фермером. Вообще нужны какие-то радикальные меры стимулирования малого бизнеса, наподобие зеленого коридора — упразднение всех контролирующих учреждений типа Роспотребнадзора, и сам факт создания предприятия считать обязательством, что у него все в порядке с санитарными или пожарными делами. В любом случае к минимуму государства и максимуму экономических свобод придется пройти через какой-то переходный период, в котором у государства должна быть такая самопожертвующая роль, если от него, повторю, что-то вообще останется.

ВОПРОС: Назови три главных, по-твоему, политических противоречия между русскими, то есть не между «режимом» и «народом», а между «простыми людьми»?

Отношение к государству — я понимаю, что это не только результат пропаганды, у нас действительно традиционно много людей верит в какие-то государственные интересы, которые выше их частных интересов. Это плохо, это мне не нравится, вот с такими простыми людьми у меня противоречие.

Второе противоречие — его принято называть конфликтом русских и советских, причем в это укладывается не только конфликт с теми, у кого Сталин хороший, но и с теми, у кого украинцы братский народ, и с теми, у кого дедушка был старый большевик (советская номенклатурная интеллигенция такой же ад, что и военные пенсионеры со своими масонами).

Третье противоречие — условно классовое, то есть в деятельность государства, часто преступную, втянуто слишком много простых людей, это большая проблема.

ВОПРОС: Олег, вот такой вопрос. не было у вас идеи купить небольшой немецкий домик в райцентре калининградской области и восстановить его в традиционном немецком виде. Чтобы было как до войны? Аутентично?

Один мой знакомый сенатор что-то такое сделал, у него получился действительно отличный отель посреди убитого моногорода с гопниками, ментами, пятиэтажками и дырявым асфальтом. Я не верю в оазисы посреди марсианского пейзажа, поэтому «как до войны» в нынешних исторических условиях невозможно.

ВОПРОС: Олег Владимирович, как вы считаете сейчас время когда каждый приличный человек должен уйти в дворники или заграницу? И когда наступит время выходить из дворников или заграницы?

Не знаю, нарочно ли вы цитируете мой эфир на Дожде от 6 мая 2013 года, но я там дословно это и говорил про дворников и про заграницу. Когда придет время возвращаться — опыт восточной Европы свидетельствует, что люди как-то сразу понимают, что пора, и возвращаются. У нас после 91 года этого не было, вероятно, потому, что 70 лет это слишком долго, но если ельцинско-путинское государство просуществует меньше полувека, то мы еще увидим новую национальную элиту, которая сейчас отсиживается черт знает где.

ВОПРОС: Олег, ожидая аналогов приморских партизан, расскажи, какими ты видишь эти группы? Кто они? Из кого состоят? С какой идеей возьмутся за оружие, булыжники и проч?

Да с какой угодно; вот я продолжаю настаивать, что на востоке Украины и без учета российского участия были люди и группы с собственной субъектностью, и мы этих людей видели — наши Дремовы и наши Моторолы пока работают охранниками в супермаркетах, но представить их в какой-то более органичной роли все-таки не очень сложно.

ВОПРОС: Если про ваши с Просвирниным отношения всё понятно, то какое в целом отношение к СиПу?

Ну в учебниках истории журналистики про него в любом случае будет большая глава. Про многих наших друзей не будет, а про Спутник и погром — обязательно.

ВОПРОС: Опишите, идеальный на ваш взгляд, сценарий смены нынешнего политического режима в РФ, с учетом всех существующих на данный момент условий.

Идеальный сценарий мы видели в 1985-91 году, когда диктатор вдруг решает ликвидировать диктатуру, и, в общем, жертвует собой ради народа. Такой шанс, однако, выпадает одной стране, я думаю, раз в десять тысяч лет, поэтому ничего подобного мы не увидим.

ВОПРОС: Олег, расскажите про деньги, те как живется писателю, некремлевскому журналисту, вообще как на жизнь зарабатывать и не вляпаться в гос СМИ ?

Вы задаете этот вопрос во время очередного падения рубля, и чем ниже он падает, тем все печальнее. Но могу сказать, что год назад, когда евро было по сорок или сколько там рублей, было очень неплохо — с четырьмя колонками в неделю для трех изданий я чувствовал себя гораздо комфортнее, чем во времена любого фултайма в конкретном издании. Сейчас тяжеловато, но тоже ничего.

ВОПРОС: Олежа, очень важно. Как ты считаешь, нужно ли в условную Россию будущего ввести право регионов на выход из ее состава? После референдума, например. Просто смотри, Путин уйдет, а с Чечней что делать, Кадыров явно независимости захочет? Снова война? Тогда не о каких реформах и речь не пойдет. А так проведут референдум, ООН признает — с миром разойдемся, и забудем этот имперский ужас навсегда. Так же всегда бывает, после падения автократий, у нас и в 17ом и в 91 так было. Что важнее, территориальная целостность, или уровень жизни?

В Кадырова без Путина я не верю вообще, нет ничего, что указывало бы на какую-то способность Кадырова существовать самостоятельно без поддержки Путина. Что касается территориальной целостности вообще, то она уж точно не ценность — я это много раз говорил об Украине, но раньше этого я начал говорить это о России. Нужна ли норма о выходе — вопрос непринципиальный, мне вообще кажется, что в какой-то момент Россию придется собирать заново по типу горбачевского новоогаревского процесса, и участвовать захотят не все.

ВОПРОС: Почему (на самом деле) надолго задержали выход вашей книги, и (только честно) когда она выйдет? Кто виноват?

Виноват, скорее всего, я, который не смог увлечь миллионы читателей «Горби дримом» и «Кубиком Рубика», и, следовательно, не завоевал права разговаривать с издательствами с позиции коммерчески успешного автора. А так-то книга есть, книга выйдет, я надеюсь, скоро, если среди читающих этот ответ есть люди, которые хотят прочитать ее прямо сейчас, то я им готов помочь совершенно бесплатно.

ВОПРОС: что произойдет раньше: кончатся деньги, начнется конкретная война или возникнет чучхе?

Я исхожу из того, что в России в результате военного переворота уже установилась диктатура 22 года назад, и что происходит в ее рамках, представляется мне несущественным.

ВОПРОС: Почему нашим людям так легко писать доносы? И при Сталине это было и сейчас началось.

Почему люди в блокадном Ленинграде ели кошек и друг друга? Потому что они были поставлены в адские исторические условия. Я думаю, любой народ, окажись он в положении наших людей семьдесят лет назад или сейчас, вел бы себя не лучше нас.

ВОПРОС: За что вы любите русских и за что вы не любите русских?

Любить своих естественно, я сам русский, и русские мне свои. Так же естественно относиться к своим с повышенной требовательностью — со стороны это может казаться проявлением нелюбви, но нет, это тоже любовь.

ВОПРОС: Что учить после санскрита?

Военное дело настоящим образом.

ВОПРОС: Олег, как-то ты сказал, что не любишь Украину. А Россию ? (как государства)

Я как раз постоянно говорил, что именно не любя российское государство я не вижу оснований как-то иначе относиться к Украине, которая как минимум так же несовершенна, как Россия. Если есть потребность искать идеал в каком-то другом государстве, то Украины не будет и в первой сотне. Из постсоветских государств самым совершенным я считаю Эстонию, но вообще ведь много хороших государств — от Швейцарии до США. Давайте относиться к ним, а не к Украине, как к тому образцу, на который должна ориентироваться Россия.

ВОПРОС: А какие у тебя детские воспоминания о Новом годе? А самый запомнившийся Новый год какой?

Новый 1992 год, встречал с отцом на его пароходе, с которого только что сняли советский (повесили литовский) флаг и свинтили с трубы стальной серп и молот — отец водил меня в кладовку, где этот серп и молот хранился в ожидании отправки на металлолом. На ужин была советская свиная поджарка с картофельным пюре, но это уже было не в СССР, и это вызывало сильнейшие эмоции.

ВОПРОС: Что будет с РФ в ближайшие 10-20 лет? Наиболее вероятные пути развития.

Никто не знает. А чего я больше всего боюсь — смены власти как в мэрии Москвы в 2010 году, то есть появится стилистически другой преемник, у него найдется много поклонников среди приличных людей, ну и еще лет двадцать в той де Российской Федерации, которая у нас сейчас.

ВОПРОС: Хуизмистерпутин, для вас? — абстрагируясь, по возможности, от личного трагического опыта…

Прежде всего преемник Ельцина и фигура глубоко вторичная по отношению к Ельцину даже сейчас, когда всем кажется, что режим перешел в какое-то новое качество.

ВОПРОС: У вас есть швейцарское гражданство?
Какое отчество у вашей жены?

Нет, ни у кого в моей семье нет другого гражданства, кроме российского. Жена — Владимировна.

ВОПРОС: Почему так не любите украинцев? считаете их тупыми или что-то другое?

По сравнению с РСФСР УССР в Советском Союзе находилась в несопоставимо более привилегированных условиях. Когда у людей из УССР откуда-то возникает самоощущение как минимум поляков, это немного раздражает человека из РСФСР.

В той или иной форме так же я отношусь ко всем титульным нациям союзных республик, кроме литовцев, латышей и эстонцев, которые единственные имеют моральное право на что-то жаловаться всерьез.

ВОПРОС: Когда Летову памятник установят, по ощущениям?

Мне тут уже написали, что памятник обидел бы его самого, но я бы как раз поставил и ему, и Башлачеву и еще много кому — писателям, художникам, композиторам, ученым. Вообще это кажется сейчас неподъемной задачей, чтобы вместо Лениных везде стояли правильные памятники. Это стоит, наверное, триллион, но это очень нужно — как раз сегодня писал в фейсбуке, что топонимика (и, добавлю сейчас, памятники) — это не просто что-то утилитарное, а именно ценностная декларация — кто мы такие, чего хотим, зачем собрались на этой земле. Сейчас Россия живет без такой декларации, от этого половина ее бед. Путина ведь даже не упрекнешь в отходе от каких-то ценностей, потому что ценностей тупо нет, а стояли бы на площадях памятники Егору, можно было бы говорить — Путин, ты предал память Егора!

ВОПРОС: Каким будет первый указ президента Олега Кашина?

Ликвидация и разоружение всех силовых структур кроме армии, создание взамен демилитаризованных и по возможности децентрализованных служб, гражданский контроль над военным министерством.

ВОПРОС: Навальный – Путин 2.0? Поддерживать Навального – вождизм?

Никакого вождизма, там вообще сейчас коалиция и, кстати, если вы ее поддерживаете, то вы скорее поддерживаете Касьянова, который чем угодно может быть плох, но точно не вождистскими качествами.

ВОПРОС: Олег , как по твоему Александр Стальевич Волошин может снова стать публичным политиком ?

Это не имеет никакого значения, пока существует и функционирует созданная им так называемая администрация президента — никому не подконтрольная структура, подменяющая парламент, правительство и суд.

ВОПРОС: А я прям сюда вопрос. Ты горд за свою страну в 2015 году? Именно в 2015, подчеркиваю.

Страна у нас клевая, у нас государства нет. А страной горд всегда, люблю ее.

ВОПРОС: мой вопрос: я заметил, что вы не ретвитите/цитируете шутки про Гиркина и про все связанное с религией — какие-то установки по этому?

Установки, да.

ВОПРОС: и 2й вопрос, лично-философский: одиночество когда-нибудь кончается, или не стоит даже надеяться?

Спасибо за возможность придать лицу мудрое выражение и сказать, что не переживайте, в жизни заканчивается вообще все.

ВОПРОС: Как Вы думайте мы бесполезны? (в данный момент слушаю «я бесполезен» Летова)

Абсолютно бесполезны, да, какой восторг.

ВОПРОС: Есть ли надежда на появление русской национальной интеллигенции и национальной оппозиции, Олег Владимирович? И если да, то КОГДА??

Возможно, как раз на обломках, когда антинациональная интеллигенция и антинациональная оппозиция перестанут существовать вместе с антинациональным государством, и кроме нас некому будет созидать нашу Россию. То есть скоро.