Кто боролся с оппозицией в Калуге: срыв покровов

Екатерина Винокурова, специально для «Кашина»

7678

Я, наверное, остаюсь одним из последних журналистов, который еще верит в то, что реально чего-то добиться на выборах. Вообще я очень люблю выборы, поэтому последние две недели смотрю, не отрываясь, российскую версию «Карточного домика» под названием «Как оппозицию снимают с выборов в Калужской, Новосибирской, Магаданской областях».

Да, журналисток под поезд еще никто не швырял, и рекорд Фрэнка Андервуда пока не побит. А вот все остальное было: и сотрудница ФМС, пытавшаяся прямо на заседании рабочей группы сбежать со списком сборщиков ПАРНАС, и база ФМС с «Дарьей Тимурович» вместо «Дарьи Тимуровны», которую новосибирский избирком признал именно «Дарьей Тимурович». И демонстративный отказ рассматривать претензии ПАРНАС тем же новосибирским избиркомом. В общем, казалось, что круче суровых сибиряков на этих выборах в плане нарушений выступить сложно.

Рекорд был внезапно побит Калужским избиркомом. Сперва на заседание рабочей группы по проверке подписей представителей партии «Гражданская инициатива» (Нечаев-Гудковы-Рыжков-Кац) не пустили с полицией. Потом на заседании заявили, что их возражения вообще не подлежат рассмотрению. Потом на самом заседании придумали новые правила оформления подписных листов и забраковали все 100% подписей. Потом заявили, что у них есть сведения о доходах кандидатов, которых нет у кандидатов и сняли их еще раз. Потом заявили, что одна из кандидатов не существует в природе, так как ее нет в базе ФМС, хотя девушка стояла перед ними, а копия ее паспорта находилась в комиссии. Потом уже партии ПАРНАС заявили, что кандидат «нарисовал» подписи собственной матери и сестры. Потом ПАРНАС заявили, что живые люди, пришедшие с паспортами в комиссию, должны разбираться сперва с ФМС, а потом с комиссией. Потом заявили, что подписантов будут не пускать на порог избиркома и отгонять с помощью полиции.

В общем, каждая серия становилась все увлекательней предыдущей, и, конечно, стало очевидно, что за всем этим хаосом должен стоять по меньшей мере, Фрэнк Андервуд.

Поэтому я заинтересовалась заявлением представителя штаба ПАРНАС Александра Ларенкова о том, что калужский избирком запугивают трое мужчин, представляющихся представителями администрации президента. Источник Ларенкова назвал фамилии этих людей: Оганесян, Жабин, Копылов.

Что же это за загадочные «сотрудники администрации президента»?

Проще всего оказалось опознать Оганесяна. Дело в том, что вице-губернатора Калужской области, курирующего внутреннюю политику, зовут Арсений Оганесян. Со страницы сайта правительства Калужской области на меня глядит человек с взглядом грустного спаниеля, увы, недемонического вида.

Интереснее оказалось с Копыловым. Мы с моими источниками опознавали его недолго, пока не открылась простая истина: Игорь Копылов – политтехнолог, работающий на различных предвыборных проектах «Единой России», которые курирует представитель генсовета «Единой России» Виктор Кидяев (к нему мы еще вернемся). Копылов, в частности, был замечен на выборах в Санкт-Петербурге 2014 года, а также на нынешних выборах и в Новосибирске.

И вот тут начинается дежа вю. Дело в том, что те выборы 2014 года в Санкт-Петербурге прошли с рекордным количеством нарушений и массированным применением административного ресурса. Параллельно с губернаторскими выборами, до которых не допустили, к примеру, сильного конкурента Полтавченко – петербурженку, депутата Госдумы Оксану Дмитриеву, там проходили муниципальные выборы, на которых оппозиции и независимым кандидатам вообще не дали зарегистрироваться. Избирательные комиссии было физически невозможно найти, время приема документов менялось от часа к часу, а если случайный кандидат все-таки умудрялся найти избирательную комиссию в своем муниципалитете, то все равно не мог сдать документы, так как перед дверями стояли плечистые молодчики, изображавшие кандидатов. Центризбирком, к слову сказать, тогда показал себя, как обычно: в Санкт-Петербург выехала невнятная рабочая группа, которая вяло сказала, что какие-то мелкие нарушения есть, после чего те выборы ЦИК игнорировал (но от Владимира Чурова мы ничего иного и не ждали). На фальсификациях в день голосования мы останавливаться не будем, на эту тему есть прекрасный доклад ассоциации «Голос». В общем, выборы в Санкт-Петербурге были максимально похожи на нынешние выборы в Калужской области.

Еще одно свидетельство стиля Игоря Копылова мне прислал источник, работавший наблюдателем на выборах 2012 года в городе Касимов. Там, в частности, если верить отчету наблюдателя, политтехнолог «Игорь» (мой источник утверждает, что это был именно Копылов), размахивал на участке некоей корочкой, кричал, что он – депутат Госдумы, требовал от девушки, проводящей экзит-полл удалиться, орал на нее матом, а потом отобрал у нее удостоверение прессы и порвал после чего начал угрожать людям, снимавшим процесс на видео.

На сайте политтехнологов «Избасс» есть сведения о некоем технологе Игоре Копылове. Началом его работы назван 2010 год, подтвержденных сведений о кампаниях нет.

Сложнее с третьим членом нашей предполагаемой группы – Жабиным. Его, к сожалению, никто не опознал, значит, это какая-нибудь мелкая сошка, нашего с вами внимания не стоящая.

А теперь вернемся к Виктору Кидяеву, особо отметив, что никаких доказательств или документов, связывающих Кидяева с Копыловым у меня нет; политтехнологии  — крайне закрытая история.

Виктор Кидяев к качестве члена президиума Генсовета партии «Единая Россия» в течение нескольких лет отвечал за региональные выборы (на самом деле у выборов в каждом регионе там есть отдельные кураторы, но это – детали). В политических кулуарах считалось, что в регионах, где за выборы отвечает Кидяев, они проходят по максимально жесткому сценарию. Также считалось, что примерно в 2014 году его от кураторства выборов отстранили.

Теперь мои источники, близкие к «Единой России» говорят, что Кидяев вернулся – это раз. Два – что его команда (и прежде всего – Копылов) имеют репутацию людей крайне скандальных и жестких, выезжающих в проблемные регионы наводить порядок. Как они «наводят порядок» — мы с вами можем наблюдать онлайн.

Далее один из диалогов с источниками я просто процитирую.

— Региональные элиты приняли жесткий стиль людей Кидяева, потому что они в бешенстве от того, что приехали ПАРНАС и «Гражданская инициатива».

— Почему? У них такие плохие рейтинги партии?

— Нет, они считают, что снятие ПАРНАС и ГИ – это такое служение интересам Родины и показатель того, что нельзя идти на выборы «не по понятиям», не договорившись.

— Они понимают, что это – они – враги Родины, что именно такие «выборы» расшатывают обстановку в стране и делают власть нелегитимной?

— Нет, объяснить им это никак не получается. Все незнакомое для них – враги России.

Зачем я все это пишу? Я люблю умное добро и умное зло, умных политиков и умных чиновников. Чиновник и политтехнолог, бегающие с корочками администрации президента, в которой они не работают и  делающие из избиркома конвейер по производству скандалов и нарушений – это глупые чиновник и политтхенолог.

P.S. Как видите, данная публикация целиком и полностью основана на сплетнях и различных сведениях из Интернета. Возможно, все совпадения по поводу Копылова и Оганесяна случайны, а Виктор Борисович Кидяев и вовсе был приплетен источниками красного словца ради.