859d6ab2d2e0f5496b50960440b28b56

Один мой друг любит подытоживать наши дискуссии фразой: пока тебе двадцать, то, что ты говоришь, людям очень сложно воспринимать всерьез. Но иногда такой возраст на руку, глаз еще не замылился.

Есть в некотором отношении определенный плюс, что с Россией мы почти ровесницы. Ну, то есть она-то, конечно, чуть постарше будет, суть не в том. Именно моё поколение должно бы ассоциировать себя с этим государством. Согласитесь, как минимум, неправильно будет нам, двадцатилетним, рассуждать, как хорошо было в советские годы. Мы не застали их, и вся наша жизнь проходит в этакой новообретенной молодой России. Мы живем в ней. Только живет ли она в нас, спрашивать себя как-то не принято. При всех очевидных обстоятельствах и таком рафинированном патриотизме, сочащимся отовсюду, лично мне сложно сказать, что любовь я питаю именно к России. К Руси — да, определенно. С её историей, сменами эпох и крахом режимов, кровью и потом отвоеванной предками, но Руси. А Россия, что она? Были, конечно, потрясения экономические. Девяностые даже во мне, будучи в те годы ребенком, отзываются чем-то страшно неприятным. Есть, наверное, эта «путинская стабильность», но о ней тоже как-то од не сложишь. Пожалуй, найдутся и свои враги, свои герои. Я вряд ли когда забуду, как мой отец, работая во времена чеченских кампаний в милиции, отправлялся туда воевать. И сколько еще таких было. А сколько терактов, стихийных бедствий за эти двадцать пять лет мы пережили. Только все это в исторической перспективе, хоть убей, таким незначительным кажется.

12 июня, действительно, по праву считается днем зарождения России. День в день в дату подписания декларации о государственном суверенитете РСФСР в теперь уже далеком 1990 году. Но то было зарождение России как государства с его институтами, а людям всегда было и будет сложно (да и незачем) ассоциировать себя с институтом власти. Наше государство вековое. Россия — это лишь его новая оболочка. Пойди, разбери, как через сотни лет оно называться станет, но Русью-то останется. Эта ментальная память в нас заложена. Может быть, потому день России даже для моего поколения — праздник в календаре, а не сакральная дата. 

Из года в год читаю, мол, все больше граждан понимают, в честь чего этот внеочередной выходной в середине июня. Только не обессудьте, но понимания тут вряд ли достаточно. Уж не знаю, что должно произойти, чтобы День России стал праздником всех до единого, ума не приложу. Хотя мне, пожалуй, бы очень хотелось, чтобы у нас с вами был один такой общий праздник, к которому мы бы испытывали какое-то особенное чувство сопричастности.