politota.d3.ru
politota.d3.ru

Начну с ответа: я против запланированных и заранее анонсированных протестных мероприятий, потому что всех нас и конкретно организаторов уже дважды вполне внятно предупредили: по-вашему ничего не будет, но спасибо, что предупреждаете, мы обязательно что-нибудь придумаем, чтобы все пошло наперекосяк!

Не надо быть гением, чтоб понять очевидное: если власть знает, на какое число запланирована акция, у нее есть широчайший спектр возможностей сломать планы организаторов самым неожиданным способом, не считаясь с моралью и ресурсами. Рассмотрим конкретные примеры за последние месяцы.

Первый раз крупная запланированная акция протеста готовилась на 15 января, когда ожидалось оглашение приговора братьям Навальным. С самого начала было непонятно, что делать, если, например, оглашение приговора перенесут на 16, 17 или 18 января. Но власть поступила просто: приговор огласили 30 декабря. Люди, конечно, вышли — заметьте, без долгой подготовки и красиво сверстанных листовок! Конечно, 30 декабря все получилось скомканно и суетливо, а мероприятие на 15 января отменилось само собой. Вывод из данной ситуации: если вы планируете акцию в привязке к какому-то событию, время и место которого определяете не вы, а власть, — значит, это событие гарантированно состоится не там и не тогда.

К сожалению, урок не был усвоен, и началась подготовка к акции 1 марта. Лично я с самого начала не скрывал скепсиса: на что в данном случае расчет? Было смутное предчувствие, что все кончится или плохо, или никак. Учитывая, что на акцию в центре Москвы по более серьезному поводу вышли 60 тысяч человек, можно предположить, что на запланированную акцию в Марьино вышли бы тысяч 20–30. Собственно, для того и устраивался в центре Москвы вымороченый «Антимайдан», чтобы любое сборище с меньшим числом участников выглядело очевидным поражением.

Но и этого оказалось мало. Как мы знаем, акция в Марьино так и не состоялась — по поводу, о котором никто заранее и думать не думал. Итак, очередной опыт длительной подготовки к протестной акции кончился плохо. Вывод из данной ситуации тоже вполне очевиден: если вы планируете акцию в произвольно выбранный вами день, это оставляет власти множество вариантов сделать все, чтобы именно в этот день акция не состоялась или оказалась совершенно неуместной.

То, что 1 марта люди вышли на улицы, вовсе не значит, что они теперь будут в таком же количестве выходить на запланированные кем-то мероприятия. Да и надежд, что власть разрешит легально собираться в центре города после прошедшей без особых происшествий протестной акции, не стоит питать.

В ближайшее время начнется обсуждение дальнейшей стратегии и тактики оппозиции. Если вновь победит та точка зрения, что нужно выбирать произвольную дату в будущем и бросить все силы на подготовку к ней, то нужно понимать, что к выбранной дате может случиться нечто, что опять спутает все карты. Надеюсь, после случившегося понятно, что эти люди готовы на все и тормозов у них нет — ни организационных, ни финансовых, ни, тем более, моральных. Случиться же может все что угодно: взрывы домов, транспортные катастрофы, эпидемии, убийства, военное положение, торжественный запуск ракеты на Марс, смерть какого-то заслуженного человека —вариантов так много, что придумать адекватную реакцию на все ситуации заранее невозможно.

И вот еще важное обстоятельство, о котором нельзя забывать. Ресурс власти — прежде всего финансовый — несопоставим с ресурсом оппозиции. Каждый новый сбор средств на мероприятие, которое власть может отменить прямо или косвенно, — это бессмысленное истощение и без того скудной ресурсной базы. Тут меня, как обычно, и спросят: а что же делать? Отказаться от митингов и маршей и никуда не выходить?

Опыт показывает, что лучше всего получаются внезапные акции по какому-нибудь открывшемуся безобразному обстоятельству. На это и нужно рассчитывать: уж что-что, а плодить безобразия у нашей власти получается очень хорошо, и делает она это вполне регулярно. Поэтому нужно быть готовыми выходить — но не к определенной дате или событию, а по конкретному свежему поводу. В создавшейся ситуации если во что-то и вкладывать ресурсы и мозги — то в создание оперативной системы принятия решений, в согласование и в оповещение сторонников.

Но при этом необходимо понимать: если постоянно кричать «волки! волки!» и снова и снова выводить людей на бесцельные митинги и марши, то кончится это именно так, как во всем известной притче: в решающий момент, когда выход на улицы действительно может что-то изменить, не найдется ни организаторов, ни ресурсов, ни желающих выходить.