113508

Была война. Во время этой войны у русских был национальный поэт, главный и, можно сказать, единственный. Человек, ставший на 1418 дней даже не солнцем русской поэзии, а вообще поэзией как таковой. Музыка — Шостакович и Прокофьев, кино — Эйзенштейн, живопись — Дейнека, поэзия — Симонов. Советский Гумилев и советский Киплинг, дворянин с партбилетом и Сталинскими премиями, автор двух абсолютно великих поэтических сборников — «С тобой и без тебя» и того, который потом назывался «Из дневника», то есть газетных стихов про войну. Человек, который памятник себе воздвиг нерукотворный, и человек, который, если бы он принадлежал чуть менее экстравагантному в отношениях с собственной историей народу, чем наш, стоял бы в виде памятника в каждом райцентре. А у нас про такого человека — один англичанин сделал сайт, да Кашин написал заметку, и все.

Мне кажется, так нельзя.

Полностью

Звезда — это тот, кого все знают на протяжении многих лет. Вику знают все третье десятилетие подряд, то есть если ее покажут по телевизору, то подписывать не надо — всем и так понятно, что это Вика. Но еще всем понятно, что от Вики ничего интересного ждать не приходится, аудитория еще двадцать лет назад выучила, что у Вики ничего никогда не получится, она вторичная даже по меркам российской эстрады, скучная, неинтересная, вообще никакая. Как бы звезда, но такая звезда, которая только и нужна для того, чтобы на ее фоне ярче светили те, кого народ будет любить.

Полностью

Производящие впечатление отчаянной хакерской игры и срыва покровов с кремлевских тайн взломы на поверку оказываются эпизодами какой-то внутрикремлевской игры, а за кривляниями хакерской группы, скорее всего, рано или поздно обнаружатся специалисты в погонах. Но если не знать российского политического контекста, все выглядит так, будто в России есть честные хакеры-энтузиасты, готовые открыть обществу глаза на неприятные тайны власти.

Полностью