102018

И вот проходит день или два — и в новостях Баронова, Ходорковский выбрал ее. Что за проект, зачем — я не знаю, но представляю себе так, что если бы пятерня Ходорковского состояла из человеческих фигур, то Баронова была бы в ней средним пальцем. И вот он этим пальцем теперь показывает всей социальной группе «профессиональные оппозиционеры» неприличный жест — получите, мол, распишитесь.

Это как в известной книге про сатану — приехал в Москву, ничего особенного не сделал, но одной женщине конкретно так помог, посадил ее верхом на швабру — летай, громи своих оппонентов, отомсти им. На месте московского правозащитно-демократического сообщества я бы уже вглядывался в темное небо — не летит ли Баронова на швабре. Летит, мои дорогие. Пришла за вами.

Полностью

Человеческая цивилизация, конечно, скоро погибнет. Как и когда — даже неважно, важно — что будет потом. Разрушенные заросшие города, разлившиеся отравленные реки, новые виды животных и растений, новые геологические породы — то, что мы теперь называем бетоном, кирпичом или асфальтом. Ни Нью-Йорка, ни Сызрани, как и не было ничего никогда.

Но сколько-то людей, конечно, останется, переживут катастрофу. Где-нибудь в самых благословенных местах, там, где тепло, на берегах, может быть, Красного моря, или Средиземного, или даже Черного — ну вот хотя бы там, где сейчас Турция, или где Египет. Одичают, забудут человеческую речь, станут ходить на четвереньках, поедать друг друга, но при этом — все равно люди, и, значит, будущее есть.

Есть будущее — и значит, снова катить Сизифов камень.

Полностью

«Нас не угнетают, у нас все хорошо», — и воображение тут же рисует прямо противоположное. Такие заявления подписываются только под давлением; никому же не приходит в голову ждать подобного письма от шведов Финляндии или от арабов Франции. «У нас открыт дом дружбы, построена этнодеревня». Хорошо-хорошо, понимаю. Этнодеревня это хорошо.

23 года — это вообще не срок, даже не поколение. Быть национальным меньшинством русским в новинку, еще не научились. Эмигрантские общины ХХ века не в счет, те были тоже уникальны, но иначе — они существовали осколками, не подразумевая метрополии. А теперь — ну, надо учиться, наверное.

Полностью