Портрет Евгении Хасис предоставлен сайтом hasis.info
Портрет Евгении Хасис предоставлен сайтом hasis.info

От Кашина: 6 ноября будет четыре года, как дело о покушении на меня остается нераскрытым. Все версии, оставшиеся жизнеспособными к этому моменту, так или иначе находятся на расстоянии одного рукопожатия от администрации президента времен Суркова, и в этом смысле особый интерес для меня представляет дело об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Как известно, в этом деле фигурируют имена разных «кураторов от администрации президента», «прокремлевских молодежных активистов» и прочих. Прошлой зимой мы с моим адвокатом Рамилем Ахметгалиевым просили Следственный комитет возбудить уголовное дело по факту создания и деятельности экстремистского сообщества, к которому мы относим всех известных и неизвестных боевиков, работавших на сурковский Кремль.

Евгения Хасис, осужденная за участие в убийстве Маркелова и Бабуровой, написала для «Кашина», что она думает по этому поводу. Из написанного ею текста, между прочим, видно, что она не в курсе истории с холдингом «Ленинец» и моим делом, но тем интереснее читать ее показания нашему сайту — выводы Хасис о «справедливости за рамками права» вполне могут быть отнесены и к истории с вывозом в лес моих возможных обидчиков.

Я благодарю сайт hasis.info за помощь в организации этой публикации. Стоит добавить, что текст Евгении Хасис сопровождался комментариями по моему поводу, сделанными редакцией ее сайта — там, в частности, говорится, что «последний год (и в настоящее) Олег Кашин в своих публикациях последовательно занимает «почвенническую» патриотическую позицию». По-моему, это мило.

Евгения ХАСИС, специально для «Кашина»

В ноябре 2010го, я уже была закрыта в Лефортово, общество взорвало сообщение: во дворе собственного дома избит журналист «Коммерсанта» Олег Кашин. Обстоятельства преступления холодили душу своей циничностью: нападавшие ждали Олега, держа в руках букеты цветов, внутри которых были спрятаны орудия расправы – металлическая арматура. Жестокость нападавших была определена как «покушение на убийство» — Олегу практически не оставили шансов выжить. Москва, Россия, да и, наверно, весь мир с надеждой следили за отчетами врачей. Обошлось, выжил.

В связи с большим общественным резонансом дело о покушении на журналиста было взято на особый контроль. В поисках исламского, националистического, татарско-сепаратистского врага, следаки переворачивали вверх дном землю, просеивали ее сквозь сито, сотканное из собственного профессионального опыта и накопленных оперативных данных. С тех пор прошло четыре года. Тишина. Кто-то продолжает искать и нападавших и доказательства.

А еще кто-то — в больших погонах, потративший большую часть сознательной своей жизни на борьбу с экстремизмом и защиту конституционного строя — знает, кто отдал команду «фас!». Но ему не до Олега. Ему – до фонаря. Тишина. И Система.

Первый «кто-то» устал. Он обошел все дворы и подвалы, он отработал всех осведомителей и «неблагонадежных», он даже опросил несколько сотен футбольных фанатов из разных фирм – тщетно. Все что ему удалось нарыть – фанатский след. Кто-то подсказал ломиться с вопросами в АП. Не пустили. Куда? С этой-то «хулиганкой» да в АП? Но ведь версией пострадавшего (Олега) с самого начала — то есть с того момента, когда он смог общаться с миром — была именно «кремлевская». По этой версии, (точнее — мнению Кашина), фанаты/хулиганы, для которых особая жестокость при физической расправе над оппонентом характерна, и были нападавшими. Исполнителями, действовавшими строго по указке представителя от АП. Кашин бескомпромиссно указывал в сторону МГЕР и лично Якименко. Что-то между ними было такое, что могло стать мотивом и основанием для столь жестокой расправы.

Итак, нападали «кремлевские» боевики из числа около-футбольных хулиганов. Будем считать это бесспорным и очевидным, но юридически недоказуемым. Особенно теперь. Годы прошли, переписки подтерты, некоторые из главарей и исполнителей сами уже закрыты по другим обвинениям. Хотя остались те, кто знает правду. И они на свободе, с ними можно пообщаться. Возможно, теперь они даже что-то расскажут. Но…

…Но верховенство права – обоюдоострое орудие. С точки зрения права, правду нужно обосновать и доказать процессуально закрепленными доказательствами. С точки зрения права обоснования вроде «я слышал», «мне кажется» равно как и «это же очевидно» не имеют никакой юридической ценности. Передать дело тем, кто действительно понимает особенности внутренней политики тех лет, разумное решение для распутывания «дела Олега Кашина». А там, глядишь, специалисты, способные вызвать слезу искупления даже у тех матерых бородатых парней, что встречались мне на лефортовских тропах, заставят покаяться и тех, кто, оставив за плечами фанатскую молодость, не состоялся во взрослой жизни, и потому за копейки готов пробить голову каждому, на кого укажут, лишь бы почувствовать собственную сопричастность к Real Politics.

Уверена, что тут есть ответы на все вопросы, но это лишь размышления человека «в теме», которые процессуальной ценности так же не имеют.

Такой вот не простой выбор, Олег.

Как быть, если справедливость вышла за рамки права?

Если известную Вам (и не только) правду невозможно доказать процессуально? Справедливость вне закона это либо суд Линча, либо еще одно «дело Ходорковского»

Нужно огромное мужество, чтобы склонить голову перед лицом закона или его бессилием. Это по-рыцарски. Это смело. Но иногда так именно и нужно поступить, чтобы одержать победу.

Поверьте, именно тогда возмездие найдет того, кто этого заслуживает.

С уважением, Евгения Хасис.