Двадцать лет и один год

468906

«Ни мэров, ни пэров, ни сэров, ни херов», — если бы Альберта Макашова не существовало, кремлевская пропаганда 1993 года все равно просто обязана была бы придумать его и еще Александра Баркашова с его РНЕ. Та же подмена (иногда — от тех же самых авторов), что и двадцать лет спустя с «Правым сектором» и майданом, вместо тысяч лиц — одно, самое отвратительное. В девяносто третьем году пропаганде удалось представить дело так, будто Баркашов и Макашов — это такой эквивалент нескольким сотням депутатов, Конституционному суду и защищаемой им Конституции и тысячам москвичей и немосквичей, вышедших к Белому дому примерно с теми же мотивациями, что и двумя годами раньше (люди тоже часто были одни и те же — что в 1993-м, что в 1991-м). На все это можно было не обращать внимания — потому что Макашов, потому что Баркашов. Вероятно, именно из-за них никто особенно на этот счет не переживал, и мейнстримовая картина событий получилась такая: был опасный для страны парламент с коммунофашистским большинством, был вооруженный мятеж против молодой демократии, целью мятежа было восстановление коммунистических порядков, а то и что-то похуже — опять же свастики на рукавах людей из РНЕ, цитаты какие-то антисемитские, ну и так далее.

И, стало быть, танки на Краснопресненской набережной — это была неизбежная защита от коммунофашистского мятежа, новая суперпрезидентская конституция — страховка от победы коммунофашистов на выборах («Гитлер тоже выиграл свободные выборы»), думать не о чем, не останавливаемся, идем дальше.

Полностью

  • marattto

    Баркашев-Пусси Риот, Макашев-ЛГБТ. Все протесты 2012 года представили россиянам как протест бешенных гомосексуальных «пилоток» против РПЦ, Бога и России. Собчак, которую большинство россиян не переваривает, стала почти «лицом протеста». В поддавки играем ловко, долго будет править Вовка!