10656647_952427298105635_1725829391_n

Мне часто какие-то иностранные люди пишут и спрашивают что-нибудь, кто для статьи, кто для научной работы, кто-то наверняка для шпионской деятельности, а кто-то еще более наверняка переодетый нашист с провокационными целями. Но я всегда отвечаю, мне не жалко, приятно чувствовать себя таким умным политологом, типа вот:

Вопрос: Как оцениваются санкции российскими официальными лицами? Оказывают ли они влияние на последующие решения правящих актёров?

Ответ: В публичной риторике российские официальные лица делают вид, что санкции их не расстраивают, а только смешат. Более того, я думаю, что примерно так оно и есть в реальности, потому что против членов российской элиты возможна только одна по-настоящему действенная санкция: чтобы испортить жизнь какому-нибудь члену российской элиты, нужно испортить его отношения лично с Владимиром Путиным, то есть буквально — доказать Путину, что вот этот конкретный политик или бизнесмен — предатель или враг (в свое время так поступил Гитлер, сумевший через чехословацкого президента Бенеша убедить Сталина в том, что ключевые деятели Красной армии — враги Сталина, и Сталин их всех расстрелял). Вот в этом случае такому человеку действительно станет плохо, во всех остальных случаях Путин найдет в федеральном бюджете или даже в карманах россиян достаточно денег, чтобы компенсировать жертвам санкций все потери.

Также стоит иметь в виду, что самостоятельных игроков среди публичных лиц, представляющих российскую элиту, гораздо меньше, чем кажется со стороны. Те бизнесмены, которых называют друзьями Путина — они просто не похожи на собственников тех бизнесов, который формально им принадлежит. Попробуйте посмотреть на них как наемных менеджеров, зарплата которых никак не зависит от западных санкций.

Вопрос: Каким образом можно избежать долгосрочной конфронтации и нового блокого деления в Европе? Какую позицию занимает Россия в этом вопросе?

Ответ: В России популярна точка зрения, что Европа есть «старая», то есть та, которую до 1989 года называли западной, и есть «новая» — то есть бывшие страны Восточного блока. К «новым» принято относиться с демонстративным пренебрежением, то есть вот, были нашими сателлитами, сейчас американские, и чтобы повлиять на них, надо звонить напрямую в Вашингтон (то есть не в Варшаву и не в Прагу). Со «старой» Европой все проще — она ведь торговала с СССР в самые суровые годы холодной войны, то есть ее можно покупать, с ней можно договариваться. Опыт канцлера Шредера, дружба с Берлускони и прочие вещи того же рода убедили Путина в справедливости такого отношения к «старой» Европе. Но это отношение — тоже форма презрения, только немного другая. Как избежать конфронтации? Принять Россию в ЕС и НАТО и давить на Путина уже по линии этих структур. Я сейчас, конечно, шучу, но это не только шутка. Изоляция была бы лучшим подарком для Путина и его авторитарной системы.

Вопрос: Кто является близкими советниками Президента РФ? Есть ли внутренние силы в России, оказывающие влияние на принятие решений по внешней политике? *например, олигархи, крупные экономические силы?

Ответ: Все основные решения во всех сферах принимает лично Путин. Кто близок к нему в конкретный момент, кому он доверяет, с кем он советуется — об этом не знает никто. Это могут быть какие угодно, самые неожиданные фигуры — личный врач, тренер, офицер охраны, повар, садовник — мы с вами не знаем ни имен, ни лиц этих людей, и любые аналитические материалы, которые пишутся и публикуются по этому поводу — как бы убедительно они ни звучали, любой из таких материалов не более чем спекуляция.