Свободу Андрею Стенину

95144

Сейчас, чтобы воспроизвести эти имена, мне приходится сверяться с Википедией, но вообще не имеет никакого значения, что тех двоих звали Нгуен Нгок Лоан и Нгуен Ван Лем; история давно стерла имена, и эта фотография, на которой Нгуен Нгок Лоан убивает Нгуена Ван Лема — она давно уже главный визуальный символ вьетнамской войны, символ ее бессмысленности и жестокости, озверения и Бог знает чего еще. И еще символ того предела, после которого журналист превращается в пособника убийц. Эдди Адамс, отказавшийся от присужденной ему за тот снимок Пулитцеровской премии, до конца жизни не был уверен, что поступил правильно, снимая убийство, но простим ему его человеческую слабость — его фотография давно стала достоянием всего человечества, она сформировала отношение многих миллионов людей к войне и к журналистике. То есть правота Адамса доказана временем.

Полностью