Как я был сепаратистом

0_6d496_1e0d1d91_XL

Роман ЮХНОВЕЦ, специально для «Кашина»

Если бы это произошло сейчас, не знаю, сидел бы уже наверное в камере центра Э и думал, что не все так плохо — дадут условку или вообще штраф выпишут. Вон ребят ни за что сажают на реальные сроки, а я чего? Мелкий сепаратист, не более.

Зима 2010 года. Я — студент пятого курса, почти дипломированный специалист государственного и муниципального управления. Помимо этого — гражданский активист и без пяти минут муниципальный депутат.

Живу в небольшом поселке на окраине Калининграда, почти не общаюсь с соседями и не особо вникаю в проблемы этого населенного пункта. Знаю одно — проблем полно, и решать их никто не спешит. Только обещают.

В один из дней ко мне приходит пожилой человек. Сразу замечаю, что за поясом у него торчит пистолет, и немного напрягаюсь.

Мужиком оказался сосед. Николай Игнатьевич. Военный пенсионер и любитель разводить коз и прочую живность.

Познакомившись, этот интеллигентного вида мужчина предложил мне стать главным в придуманном им совете поселка. Так и сказал — ты, Рома, парень толковый, тебя в газетах печатают, по телевизору показывали, и вообще у тебя образование позволяет карабкаться вверх по чиновничьим лестницам.

Не помню точно, но в тот период мне было почему-то ужасно скучно. Надоели бесконечные выборы, митинги и круглые столы. Я согласился и через два дня благополучно забыл про эту встречу.

Однако через какое-то время Николай Игнатьевич пришел вновь. Снова с пистолетом и несильным перегаром. Этот разговор был более конкретным и последовательным — я становлюсь председателем Совета поселка, Николай Игнатьевич возглавит правоохранительную комиссию и все что связано с законами (потому что военный пенсионер и с пистолетом), хозяйка поселкового магазина будет отвечать за ЖКХ, а моя бывшая одноклассница и будущая коллега по депутатской скамье — за культуру.

Обговорили и назначили на грядущие выходные сход граждан. Развесили объявления по столбам, поговорили с соседями и в назначенное время собрали на окраине поселка местных жителей.

Для пущей легитимности процесса я пригласил на встречу одного из оппозиционных депутатов областной Думы, и процесс пошел. На сходе утвердили состав Совета и меня избрали председателем. В тот момент я не думал, к чему приведет наша затея и приведет ли вообще к чему-то.

Тем же вечером разослал в СМИ и органы власти электронное письмо, в котором проинформировал о поселковом событии.

К моему удивлению следующее утро началось для меня с согласования графика интервью для региональной прессы. Никогда прежде у меня не разряжался телефон от невероятного количества звонков. Сложно поверить, но за следующие несколько дней я фактически превратился в такого регионального ньюсмейкера и очень радовался этому неожиданному эффекту.

Все это произошло потому, что кто-то из журналистов (уже не вспомню кто) упомянул в своем репортаже возможность отделения нашего поселка от сельского поселения или даже от района. И эту тему подхватили остальные.

Представляете, в газетах начали выходить статьи с заголовками «Республика Ласкино» и «Ласковая революция»! И это все превратилось в снежный ком, который уже невозможно было остановить. Именно поэтому я решил плыть по течению и принял версию СМИ о желании поселка стать отдельным субъектом.

kamWrQrb.jpg-large

Как раз в тот период я активно изучал в университете основы территориального самоуправления и 131 Федеральный закон в частности. Эти знания стали основой моих выступлений в прессе, где я оперировал разными умными понятиями о самоопределении и конституционном праве. По сути, мы ставили ультиматум власти — либо она решает все проблемы поселка, либо мы отделяемся к чертям собачьим, формируем собственный бюджет, проводим выборы и живем самостоятельно. Точка.

Сейчас пишу об этом и понимаю, что это были действительно интересные и свободные времена. Меня ни разу не увезли в тогда еще милицию, не вызвали в ФСБ, никто не блокировал упоминание «Республики Ласкино» в сети, а газеты наперебой брали у меня интервью. Невероятная роскошь по нынешним меркам.

Спустя неделю шумихи меня вежливо пригласили на прием к главе района. Тогда еще мы не были знакомы, и тем более я не знал, что глава мой земляк из Казахстана.

Сергей Сергеевич Подольский, бывший чекист, внимательно выслушал все мои требования и к моему удивлению даже не стал рассказывать о дефиците бюджета. Он просто тут же дал распоряжение подготовить документы с четкими сроками и пообещал все решить. Взамен попросил перестать шуметь в СМИ, потому что губернатор очень нервничает. Как потом выяснилось, о нас узнали в администрации президента и ткнули палкой главу региона.

История закончилась неожиданно. Через 6 месяцев все обозначенные нами проблемы были решены. Главную дорогу поселка отремонтировали, вычистили бульдозерами придорожные канавы, пробурили для поселка новую скважину, начали подводить газ, поставили остановки, сделали детскую площадку и установили столбы освещения по всей длине Ласкино. Параллельно у Совета появилась возможность отслеживать перемещение денег в бюджете поселения и вносить свои предложения. То есть людям дали то, что должны были предоставить и так, но для этого потребовалось пнуть власть аж через Кремль.

Спустя год Совет перестал собираться. Проблемы решены, оперативная связь налажена, все вроде бы довольны и занимаются своими делами. С Николаем Игнатьевичем и другими членами Совета я совсем потерял связь, хоть они по прежнему живут в поселке.

Это 2010 год. Зима. Будто только вчера все произошло.

Я решил написать об этом, чтобы не забыть. Чтобы иногда перечитывать и понимать, что произойди подобное на четыре года позже, я мог бы загреметь за решетку и стать в глазах общества предателем и сепаратистом.