39954562_m

Федор КРАШЕНИННИКОВ, специально для «Кашина»

В последнее время мы все про Украину да про Россию, о чем ни заговори — все сводится к Крыму да Донбассу. Для разрядки я решил рассказать историю — совсем не про Россию и Украину, но очень полезную для понимания структуры современного мира. Сначала я расскажу ее без конкретики, а уж потом — с деталями и небольшими пояснениями, чтоб стало понятно, о чем речь.

Итак, в давние времена, в Средние века, жило-было одно королевство. Небольшое и бедное, на окраине культурного мира, ничем никому особо не интересное. Но в какой-то момент королевство вошло в фазу бурного развития и буквально за несколько десятилетий превратилось в империю мирового масштаба. Самые отважные его сыны отправлялись в неведомые дали и все дальше раздвигали границы своей страны.

Жемчужиной в короне новых владений стал кусок земли в далеких теплых морях. Там построили колоссальные храмы и целые города, поколение за поколением люди уезжали туда, жили там, поливая далекую землю потом и кровью.

Эту землю и путь к ней воспел главный национальный поэт, там совершали подвиги важнейшие деятели истории.

Так длилось четыре века. Королевство стало республикой, больше похожей на диктатуру. Далекая земля стала родной и привычной, частью понятия «Родина». В конце концов ее жители получили равные права с давнишними пришельцами, были представлены в парламенте, и все бы было хорошо, если бы не соседи.

Возникшая на руинах другой колониальной империи огромная соседняя страна стала угрожать и требовать отдать землю ей. Отдать на основании совсем древней истории, к которой, по правде говоря, эта самая молодая постколониальная республика вообще не имела никакого прямого отношения.

Тем не менее силы были не равны, и спустя 451 год после своего появления пришельцы проиграли короткую войну, были изгнаны и ушли навсегда. А через 13 лет они потеряли и все остальные завоевания, вновь оставшись в границах своего маленького средневекового королевства.

Прошло всего несколько десятилетий, в бывшей провинции забыли их язык, а все, что осталось от четырех с половиной веков подвигов, войн, строительства, побед и поражений — архитектурные памятники, географические названия, религия. И больше ничего.

А теперь карты на стол.

Речь идет о Португалии и Гоа.

Португалия возникла как отдельное государство в 12 веке и довольно долго оставалась бедным королевством на краю мира.

В конце 15 века начался рост судоходства, а вслед за ним — взрывообразное формирование колониальной империи.

В 1510 году была основа колония Гоа, которая оставалась португальской 451 год.

Целая плеяда важнейших персонажей португальской истории жила, воевала или служила в Гоа. Например, там служил и воспел в своих стихах океанские экспедиции «португальское все», поэт Луиш Камоэнш. Памятник ему стоял на одной из площадей столицы Гоа, Панджима. Сейчас там стоит официальный символ Республики Индии, копия «колонны Ашоки», а памятник Камоэншу можно увидеть в местном музее.

В 1910 году Португалия стала республикой.

С 1926 года в стране была установлена военная диктатура.

В 1932 году фактическая власть перешла к профессору Анониу Салазару, провозгласившему в 1933 году «новое государство», которое просуществовало до 1974 года.

В 1951 году колонии были объявлены заморскими провинциями, а их жители получили все права граждан.

Салазар считал сохранение заморских владений важнейшей задачей, потому что в его картине мира они были не просто неотъемлемой частью Португалии, но и сердцем португальской идентичности, без которых нация не сможет существовать. Поэтому до 1974 года Португалия удерживала Анголу, Мозамбик, Гвинею-Бисау, острова Кабо-Верде, Восточный Тимор и Макао.

Республика Индия была создана в 1947 году после распада Британской Индии. Насколько современная Индия имеет отношение к средневековым индийским государствам и имела ли она юридическое право требовать присоединения к себе территорий, которые задолго до ее появления стали частью другой страны, — этот вопрос только сейчас кажется риторическим. Во всяком случае, в начале 60-х португальцы считали, что имеют на эту землю больше прав, чем новоявленная Индия. Тем не менее Гоа было взято в блокаду, а в 1961 году оккупировано индийской армией.

Между прочим, Салазар требовал от португальских военных сражаться до последнего человека и уничтожить важнейшие памятники архитектуры Гоа — чтоб ничего не досталось врагу. Малочисленный португальский гарнизон честно пытался сопротивляться, но в итоге капитулировал, потеряв убитыми 31 человека. Приказ об уничтожении памятников был саботирован генерал-губернатором.

Португалия протестовала и не признавала потери Гоа до 1974 года.

В 1968 году Антониу Салазар перенес инсульт, потерял дееспособность и был отстранен от власти. Он умер в 1970 году.

В 1974 году, в ходе «революции гвоздик» режим «нового государства» был уничтожен, а в последующие два года распалась почти вся колониальная империя Португалии. Дольше всех португальский флаг развивался над Макао — до 1999 года, когда и этот город был отдан Китаю — через 446 лет португальского присутствия.

Португалия — член ЕС, пусть и небогатая, но вполне приятная европейская страна.

Гоа сейчас — это курортный штат Индии, где от 451 года португальского присутствия остались только европейские названия населенных пунктов, католицизм и португальские фамилии у части местных жителей.

Вот такая история.

451 год присутствия, все воевавшие и умиравшие португальские деды и прадеды, стихи Камоэнша, целые архивы старинных карт, договоров и документов — все это никак не меняет суть дела: Гоа больше никогда не будет португальским и это всех устраивает.