Инстинктивные добровольцы

Картинка из ИНТЕРНЕТА
Картинка из ИНТЕРНЕТА

Павел НИКУЛИН, специально для «Кашина»

— У меня наган есть. 45-года. Это последний год, когда наганы собирались. У него ствол запаян и втулки стоят. Но ствол ведь расточить можно, а втулки выбить, — рассказывал мне Олег и хитро улыбался. Он был лыс и пьян. На вид — лет за сорок. Во рту вроде бы не хватало пары зубов.

Наган Олегу понадобился, чтобы вместе с другом рвануть в Донецк, защищать русских от фашистов. Настроены мужчины были решительно, дело было за малым — уговорить жен, которые и слышать ничего не хотели об интернациональном долге мужей.

Олег живет в Громово и работает строителем в Питере. Каждое утро он садится в электричку и час трясется в переполненном вагоне по дороге на работу. Он не жалуется. Ветеранам Афгана положен бесплатный проезд. А он как раз — ветеран Афгана. И как положено ветерану Афгана Олег не любит наркотики, геев и США.

Я познакомился с ним случайно. На выходных поехали в Громово на местное озеро с палатками. Варили на костре макароны. В какой-то момент отдыхавшие рядом люди стали слушать песни Надежды Бабкиной. В ответ мы включили на магнитоле песню коллектива 25/17 «Рахунок». Там поют про Киев, Майдан, Небесную сотню и команданте Яроша. Когда после этой песни заиграл чеченский бард Тимур Муцураев, наши соседи пришли знакомиться.

— Интересно поет, про восток. А я ведь и сам был на востоке, а Афганистане, — начал рассказывать свою биографию Олег.

Потом он жаловался на власти, которые развалили все санатории и больше совсем не проводят в Громово военных учений. А он хорошо помнит эти учения — на озере возводили мост, солдаты стреляли холостыми, а потом по воде куда-то сплавляли настоящий самолет.

Но долго рассказывать о себе Олег не мог, поэтому начал распрашивать нас про события в Украине. Что именно отвечать человеку, убежденному, что дезертиров в украинской армии заживо закатывают танками в землю, было решительно непонятно. Он, тем временем, продолжал перессказывать выпуски «Первого канала», перемешанные со слухами.

Пришлось признаться, что я был и в Крыму и на Майдане и рассказать пару историй. Но Олег не слушал и доказывал, что Путин лучше Порошенко, а Россия — величайшая в мире страна.

— Но вы же не можете купить квартиру в Питере, каждый день трясетесь в электричках, как это возможно в величайшей стране?

— Ну не все сразу! — возмутился Олег, позабыв, что Путин руководит страной с 2000 года.

Потом он снова начал рассказывать, как он с другом поедет в Донецк, и как будет там воевать, хотя воевать он не любит и в Афганистане уже навоевался.

— Жена не пускает, понимаете? Жена! — переживал он.

Мы его прекрасно понимали.

— Ну ладно, ребят, не будут отвлекать, у меня два вопроса. Вот в целом вы что думаете про то, что там происходит? — закруглил к нашему облегчению свой монолог защитник Афгана.

— Мы за мир! — успокоили мы Олега.

Он пожал нам руки и задал на прощание обещанный второй вопрос.

— Вы, ребята, «Фауста» Гете читали? Вам как?

Почему он нас спросил про Гете, мы так и не поняли, потому что к нам пришла жена Олега. Она отругала его и увела к машине. Пьяный Олег завел мотор и увез любимую супругу домой.