11

Аркадий СУХОЛУЦКИЙ, специально для «Кашина»

Вчера в Брюсселе закончила свою работу политическая выставка “Вещдоки”. Фотографии и артефакты военных действий на Украине и в Сирии в течение недели демонстрировались в галерее The Egg.

1

При входе в галерею девушка на высоких каблуках встречает необычным вопросом: “Здравствуйте, а как вы узнали про наше мероприятие?” Ее напарница похоже записывает ответы гостей. “По Радио России услышал” — говорю я и прохожу внутрь. “А действительно, они у нас вчера тоже были” — улыбается девушка.

Это правда — репортажи с необычной экспозиции появились во многих российских СМИ. Однако кроме них почти военную операцию по доставке в столицу Европы огромных цветных фотографий и вещдоков никто так и не оценил.

3

Экспозиция построена таким образом, что для того, чтобы попасть в залы с украинской тематикой, необходимо пройти через сирийский раздел. Выглядит как предупреждение — мол, смотрите, что будет если не одумаетесь, не прекратите бои.

2

Впрочем, о концептуальных предположениях можно забыть после знакомства с анотацией к выставке; здесь все четко и ясно: “What awaits Ukraine? From the ending of The World War II there was no European country where fascism raised it head as high as it did in Ukraine in February of 2014. The revolution that happened at the begining of March 2014 in Kiev and which resulted in an undisguised fascist and “bendera” government in Ukraine started on the 21 st of November….”

4

Кроме профессиональных фотографий с Майдана, на стене несколько плакатов (“Нет фашизму в Харькове”), работает видеоплеер  — хроника со знакомыми кадрами из выпусков новостей здесь идет постоянно. И если фотографии в пояснении не нуждаются, то о каждой вещи куратор выставки Александр (свою фамилию он почему то отказался назвать) рассказывает подробно. Черная от сажи амуниция беркутовца, пробитый пулями манекен, на котором, по словам Александра, проверяли присутствие снайперов, простреленная каска, на одной из сторон которой запеклась кровь. Мы присаживаемся рядом с этим, закрытым в пластический куб, вещдоком. Куратор в подробностях объясняет — по тому как прошла пуля, видно, что “стреляли откуда то сверху”.

5

Не спорю с Александром, в этих вопросах он разбирается гораздо лучше меня — военная выправка, бывший офицер-контрактник, детство и юность прошли в военных городках по всему Союзу, его отец — военный.

6

Мы долго говорим, и он рассказывает как в течении месяца экспозицию из России в режиме строжайшей секретности перевозили сюда, в Бельгию. Основной мотив и цель выставки — показать европейцам “всю правду”, донести, что “возрождение фашизма не должно состоятся”. Он делится старыми опасениями: “Поскольку тема очень актуальная мы до последнего момента не знали — разрешат ли нам в Бельгии провести эту выставку или нет?”. Но бельгийцы, разрешили, они вообще очень толерантные, как выяснилось. Куратора из России, это кажется, удивляет.

7

“Мало людей знают что происходит, мало кто интересуется чем-то. Особенное если мы берем европейских людей. То есть у них есть домик, огородик, и дальше нам неинтересно. Но никто не осознает того, что завтра тоже самое  может произойти и здесь.”

8

 -Чем, на ваш взгляд объясняется, скажем так, невысокий интерес к вашей выставке?

— Я не спорю по поводу умения европейских медиа, наших западных партнеров. Люди почему-то превращаются в планктон, в людей перестающих мыслить, задумываться. Есть уголок, в котором мне хорошо, тепло, уютно. А что там дальше — меня не интересует. Это на самом деле ужасно. Я столкнулся с тем, что за шесть дней, пока мы в Брюсселе, людей с европейской внешностью было 50 на 50. Очень много встречаем марокканцев (приглушенным голосом). Когда беседуем с русскими людьми, которые приехали лет двадцать назад, они нам рассказывают — раньше было по-другому. Приезжаешь, живешь, можешь привезти своих родственников, семью. Сейчас это запретили, всем кроме марокканцев. Для чего это делается? Непонятно. Кто так делает? Непонятно. Люди перестают мыслить.

9

— То есть вы являетесь человеком который хочет донести до европейцев настоящую правду?

-У людей должен работать мозг — что война плохо, фашизм плохо…

— Может просто люди не согласны с вашей версией фашизма?

-Нет, просто люди живут одним днем, они не задумываются о завтрашнем дне. Встречали мы здесь интересующихся людей, да. Но 90 процентов из них уже деградировали. То есть веселье, праздник, а другого ничего не бывает. То есть если не веселье, не праздник, то уже не жизнь.

10

Александр жалуется на информационную блокаду. Говорит, что на десятки отправленных пресс-релизов не отреагировал практически, никто. “Возможно, проблема в том, что не совсем понятно кто за вами стоит — кто спонсор и организатор выставки?” — предполагаю я. Но мой собеседник убежден, что словосочетания “российские инициативные люди” — вполне достаточно. “Конкретные имена? Зачем имена героям? Я просто не вижу смысла называть людей, которые делают доброе дело и которые будут в дальнейшем делать. Потому что если мы сейчас озвучим… У нас есть логотип Material evidence — брошюры лежат на входе. “

По словам куратора, выставка “Вещдоки” будет экспонироваться и в других странах. “Будем стараться захватывать европейские столицы, если нам дали работать — значит смотрите нас в других городах. В каких? Пока не знаю, точнее сказать не могу.“ Речь, по видимому, идет о соседних странах. В общем, операция продолжается.

12