Павел НИКУЛИН, специально для «Кашина»

С Машей Коледой я познакомился в декабре 2007 года у здания Краснопресненского районного суда. Там за участие в каком-то митинге арестовывали активиста «Свободных радикалов» Сержа Константинова. Коледа пришла его поддержать. Она носила куртку-бомбер на размер больше, берцы и черный берет. Ей было 15 или 16 лет.

Тогда она то ли была нацболкой, то ли тусовалась с нацболами, но, в общем, говорила про себя, что она член запрещенной НБП. Маша всегда нежно и порой слишком навязчиво общалась с окружающими и называла всех «солнце».

Она была очень некрасивой и толстой. Волосы собирала в неаккуратный хвост. Коледе много раз ломали руку. Перелом не успевал толком зажить после одного «Марша несогласных», как на другом кость снова ломали омоновцы. Страшно было смотреть на эту руку — толстую, в буграх на месте неправильно сросшихся переломов и в шрамах от лезвия. На каждом задержании Коледа вскрывала вены.

«Я опять вскрылась», — махала она из «скорой» замотанной в бинт рукой правозащитникам, которые приехали проверить нацболов в ОВД после очередного «Марша несогласных». Это было уже в 2008, она тогда еще под поезд попала, когда рисовала нацбольские граффити.

Вены Маша вскрывала, чтобы не ехать в центр временной изоляции несовершеннолетних, так как ее родители жили в Питере. Там, кстати, Коледа и начинала свою политическую карьеру. Но ее отписали от всех движей якобы за сотрудничество с милицией во время проведения в городе саммита G8 и контр-саммита. В СПб она гоняла постоянно автостопом, у нее там был какой-то условный срок, надо было отмечаться.

Сам я тогда состоял в «Обороне», наш штаб выселяли из «однушки» на Фрунзенской и Коледа частенько оставалась там на ночь. К ней приходили другие нацболы, которые приносили с собой много водки. Хорошие были деньки.

Коледа аккуратно вела тонкую тетрадку в клетку, куда записвала имена активистов оппозиционных организаций. Именно из этой тетрадки я узнал, что существует РКСМ(б). Откуда она знала столько людей? Все очень просто. Маша сама сменила десяток организаций — левых, правых и провластных. Ходила на «Русские марши», разгоняла гей-парады. С прокремлевской «Россией молодой» Коледа боролась с наркоторговлей в вузах. Писала в своем ЖЖ iskra1905, что в «Румоле» отличные парни, которые готовы постоять за свои убеждения кулаками.

«Ты была в НБП, ты должна хорошо помнить их кулаки», — справедливо отвечал ей оператор оппозиционного сайта «Грани.ру» Дима Зыков.

Помню как Коледа начала дружить с Алексеем Худяковым по кличке «Паровоз» — членом «России Молодой», фанатом «Локомотива» и неонацистом. Она, говорят, даже влюблена в него была.

«Здравствуй, Паровозик!», — нежно говорила она в трубку, когда он звонил ей, чтобы узнать имена задержаных за какую-то акцию оппозиционеров.

Сам Паровоз недавно был в Донецке, куда приехал чуть ли не из СИЗО. Благодаря амнистии он соскочил со статьи за хулиганство. После «России Молодой» Худяков основал движение «Щит Москвы». Осенью 2013 года члены «Щита» выселяли нелегалов из жилых домов. Одно из выселений закончилось стрельбой и арестами активистов. Коледа очень помогла мне в написании материала про это выселение и дальнейший суд.

Помню, что я как-то встретил Коледу на Арбате в 2009 году. Она показывала мне на ноутбуке снятые в лесу фотографии каких-то парней в масках с ножами и пистолетами, флаги со свастиками, толпы людей со вскинутыми в нацистком приветствии руками.

«Я слева», — показывала она на групповую фотографию людей в балаклавах. Это были члены ультраправой организации «Белый Сокол».

В лесах они учились стрелять, драться и захватывать заложников. Клипы «Сокола» были очень смешными. Коледа шепотом говорила мне, что с «Соколом» общается из-за того, что ведет собственное расследования убийства Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Убитых она вроде бы знала лично.

«Сокол» к убийству Маркелова и Бабуровой оказался вроде бы не причастен, да и вообще просуществовал недолго. Основавший его Ваня Асташин, близкий какое-то время к нацболам, выйдет из колонии строгого режима только в 2020 году — его осудили за серию террористических актов. Терактами следствие посчитало поджоги палаток и ОВД, к которым Асташин лично отношения не имел. Пока он был в бегах, Коледа хранила у себя его вещи. В деле АБТО (так якобы называлась новая организация Асташина) Маша проходила свидетелем.

Потом Коледа стала учиться на несколко курсов младше меня в РГСУ. В 2011 или 2012 у меня на факультете появилось объявлении о том, что желающие покончить с собой могут позвонить по вышеуказанному телефонному номеру и поговорить по душам. Это был номер Маши Коледы. Пресс-секретарь РГСУ (в прошлом — бывший пресс-секретарь «России Молодой») Евгений Насонов всегда очень сильно смеялся, когда вспоминал про нее.

Не считая последнего «Русского марша», последний раз я видел Коледу в здании Общественной палаты Российской Федерации году в 2011. Депутат Госдумы и член Общественной палаты Максим Мищенко был ее тогдашним начальником.

А сегодня я увидел такую новость: 22-лeтняя житeльницa Mocквы Mapия Koлeдa пpинимaлa yчacтиe в пoпыткax зaxвaтa здaния Hикoлaeвcкoй oблacтнoй гocyдapcтвeннoй aдминиcтpaции. Надеюсь, что новость вам понравилась также, как и мне.